ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под узорчатым потолком и на стенах были развешаны вырезанные из дорогого дерева черные и красные надписи, например, такие: «Длится веселье без конца», «Доблесть развевает, милость орошает», «Любящее сердце — первое счастье». На видном месте красовались иероглифы мистического значения: «фу» (счастье) и «шоу» (долголетие).

10 октября 1894 г. Цыси исполнилось 60 лет. С начала 1894 г. велась деятельная подготовка к юбилейным торжествам по случаю ее дня рождения. Для украшения парка-дворца Ихэюань были истрачены огромные суммы денег. Вдоль всех больших улиц, ведущих к Ихэюаню, а также в западной части Пекина, прилегающей к дворцу, на расстоянии пяти шагов друг от друга ставились украшенные цветами беседки и павильоны, в которых играла музыка и давались представления. Попытки ограничить такие расточительные расходы вызвали гнев Цыси, которая заявила: «Тому, кто сегодня портит мне радостное настроение, я испорчу настроение на всю жизнь».

Цыси полюбился дворец-парк Ихэюань, где она проводила время в бесконечных развлечениях: забавлялась театральными представлениями, устраивала роскошные пиры, предавалась всевозможным оргиям. Ее ублажала многочисленная челядь — евнухи, фрейлины, придворные сановники.

В каких условиях жила повелительница Китая во дворце-парке Ихэюань? Вся мебель в ее личных апартаментах была сделана из дорогого ароматического сандалового дерева. До выделки дерево Длительное время хранили в буддийских храмах, где оно «освящалось».

Все предметы, которыми пользовалась Цыси, — паланкин, кресла, одежда, туфли, носовые платки, посуда и т. п. — имели императорские символы: изображение дракона или иероглифа «шоу» — Долголетие. Она увлекалась коллекционированием настольных часов, доставленных из Европы. В ее комнатах Летнего дворца было собрано свыше 80 различных их видов.

Спальня Цыси в Летаем дворце представляла собой комнату с нишей в стене для кровати в виде алькова. Три стороны ниши были увешаны полками, на которых хранились ее любимые вещи — редкие изделия из нефрита, книги, а также 15 различных часов. Пиша отделялась от комнаты занавеской из дорогого с вышивками атласа.

Днем на кровати лежало множество красочно расшитых подушек, но хозяйка спала только на одной, набитой чайными листьями. Говорили, что такая подушка благотворно действовала на ее зрение. И еще одна подушка, набитая сухими цветами, отличалась своей необычностью: в середине ее было сквозное отверстие, к которому Цыси во время сна прислоняла ухо, что якобы позволяло ей слышать даже самые отдаленные шорохи, и в это время никто не мог неожиданно приблизиться к ней.

Высоко над кроватью был прикреплен деревянный каркас, от которого спускались вниз занавески из белого крепа с красивыми вышивками. На них подвешивалось множество шелковых мешочков, наполненных травами, издававшими аромат, что доставляло особое удовольствие Цыси.

Когда Цыси удалялась на покой, двери ее спальни с внешней стороны охраняли шесть евнухов. Они бодрствовали всю ночь. В самой спальне находились два евнуха, две девушки-служанки, две старые служанки и иногда еще две фрейлины. Все они ташке бодрствовали всю ночь. Девушки-служанки перед сном массировали ноги Цыси, а старые служанки в это время следили за их работой. Два евнуха наблюдали за поведением старых служанок, а две фрейлины — за всеми, чтобы никто не допустил злого умысла. В обязанность фрейлин входило каждое утро будить вдовствующую императрицу.

Цыси вставала на рассвете, съедала чашку жидкой каши из клубней лотоса или выпивала чашку горячего молока.

Евнухи выносили во двор и проветривали ее постельное белье, обметали кровать специальным опахалом, а затем стелили войлок, на который клали три толстых матраца, сшитых из желтой парчи. Матрацы накрывали разноцветными шелковыми простынями и все это, в свою очередь, — желтым атласом, украшенным изображениями золотых драконов и голубых облаков.

Предметом особого внимания вдовствующей императрицы были ее туалеты. Она говорила приближенным: «Я люблю сама хорошо одеваться и видеть других изысканно одетыми. Мне доставляет необычайное удовольствие любоваться наряженными девушками. Это порождает во мне мечту быть вновь молодой».

В ее туалетной стояло несколько десятков флаконов с различной ароматической жидкостью и пахучее мыло. Утром, вымыв лицо, она утиралась мягким полотенцем, увлажненным особой жидкостью, приготовленной из меда и цветочных лепестков, пудрила лицо ярко-розовой пудрой с сильным запахом.

Утром Цыси одевала просторный халат и принималась за свой завтрак. Как правило, она завтракала одна — правителям Китая по установленному веками этикету запрещалось разделять трапезу с кем-либо. Природа наделила ее хорошим аппетитом и сном. Она любила изысканную и разнообразную пищу, которой издавна славилась китайская кухня. Ее любимым блюдом был «мягкий цыпленок», сваренный на пару, размельченный и прокипяченный в молоке.

Отведать изысканное блюдо было страстью Цыси. О том, как завтракала Цыси, можно судить по описанию в книге «Два года в запретном городе». Ниже приводится с некоторым сокращением рассказ автора книги Дерлин о завтраке Цыси в летнем императорском дворце Ихэюань.

«Ее величество в разговоре со мной сказала: „Право, мне так было интересно беседовать с вами, что я забыла о завтраке“. По приказу Цыси евнухи приготовили три больших стола, на которых разместили подносы с едой. Я насчитала на столах примерно 150 различных блюд, которые в пиалах и маленьких тарелках были расставлены в два длинных ряда. На пиалах красовались тонко разрисованные зеленые драконы и иероглиф „шоу“. Тарелки, палочки, ложки, которыми она пользовалась, были покрыты серебром. Ее величеству придвинули два столика, заставленных тарелками с различными сладостями: семена лотоса, приготовленные на сахаре, семена дыни, грецкие орехи, особым способом приготовленный сахарный тростник, фрукты в различных видах и другие яства.

Я наблюдала, с какой быстротой Ее величество поглощала эти яства, и удивлялась, как после этого она еще в состоянии завтракать.

Под конец евнухи принесли чай в нефритовых пиалах, покрытых позолоченными блюдцами. В двух специальных чашечках находились лепестки жасмина и розы. Евнухи, держа в руках подносы с этими чашечками, опустились на колени перед вдовствующей императрицей. Она взяла серебряными палочками лепестки цветов и положила их в свою пиалу, отчего чан принял особый аромат.

После чаепития Ее величество предложила нам перейти в другую комнату, где был приготовлен завтрак.

Войдя в комнату, Цыси села за большой стол, а нам предложила завтракать стоя. „Сожалею, что вы должны кушать стоя, — заметила она, — но я не могу нарушать обычаев наших великих предков. В моем присутствии не могут сидеть даже самые высокопоставленные лица“. Прежде чем приступить к завтраку, мы сделали перед ней несколько поклонов, затем взяли серебряные палочки для еды.

Во дворце запрещалось есть говяжье мясо: считалось большим грехом убивать рабочий скот. Поэтому пища в основном состояла из свинины, баранины, дичи, домашней птицы и овощей. Подали свинину в различных видах: вырезку, холодную свинину, нарезанную тонкими ломтиками, свинину со специальным соусом, свинину с нарезанными ростками бамбука, свинину, приготовленную с вишней и луком. Затем принесли оладьи с яйцами, грибы, свинину с капустой, брюкву. Домашняя птица и баранина были приготовлены разными способами. В центре стояла широкая чаша с супом, в котором были цыпленок, утка и акульи плавники. Здесь же рядом находились тарелки с цыпленком без костей и жареной уткой: они были посыпаны мелко нарезанными сосновыми иголками, отчего исходил приятный запах.

Ее величество особенно любила отведать корочку жареного поросенка, нарезанную мелкими кусочками, а также различные рассолы. В конце трапезы нам подали кашу, приготовленную из желтого риса и сладких зерен».

Цыси питала страсть не только к изысканным блюдам, но и к дорогим и изысканным нарядам и драгоценностям, особенно к жемчугу и нефриту. Эти бесценные сокровища хранились в 6 тысячах коробках в специальных комнатах. Среди них выделялся один крупный жемчуг искусной работы — Цыси носила его в особо торжественных случаях.

75
{"b":"175638","o":1}