ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аграрная программа Сунь Ятсена сводилась к идее национализации земли, что означало ломку феодализма и расчищение пути для развития капитализма.

Требования ликвидации маньчжурской династии, установление республики и национализации земли объективно отражали интересы национальной и мелкой буржуазии Китая.

В. И. Ленин высоко оценил революционно-демократическое ядро программы Сунь Ятсена. Вместе с тем он подверг критике его народнические утопии о том, что Китай избежит капиталистического развития.

Революция, покончившая с господством маньчжурской династии, называется Синьхайской: она получила такое название от слова «синьхай» — года, который по китайскому лунному календарю приходится на период с 30 января 1911 г. по 17 февраля 1912 г.

В провинции Хубэй, на берегу великой китайской реки Янцзы, находится крупный центр Юга Китая — город Ухань, который объединяет три города — собственно Ухань, Ханьян и Учан. 10 октября 1911 г. в Учане подняли восстание войска, распропагандированные «Объединенным союзом». Учанское восстание считается началом Синьхайской революции.

Восставшие, захватив Учан, а затем Ханькоу, сформировали революционное правительство. 2 декабря 1912 г. был взят Нанкин. Победа в провинции Хубэй всколыхнула антиманьчжурские силы и в других провинциях: Хунани, Шэньси, Цзянси, Шаньси, Юньнани, Гуйчжоу, Аньхое, Цзянсу, Гуанси, Чжэцзяне, Гуандуне, Фуцзяне, Шаыьдуне, где создавались независимые правительства.

Пламя революции охватило провинции, расположенные к югу от реки Янцзы: здесь находились крупнейшие промышленные центры — Шанхай, Ханькоу, Гуанчжоу и Нанкин. Революция встретила горячую поддержку со стороны крестьянства, задавленного помещичьим гнетом.

Южный Китай, где взяли верх сторонники буржуазно-демократического строя, противопоставил себя монархическому Северу, представлявшему маньчжурскую династию Цин.

Среди революционеров существовало широко распространенное убеждение, что революция, направленная на свержение маньчжурской династии, должна объединить всех китайцев, независимо от их социального положения и политических взглядов. Это привело к тому, что руководство революционным движением оказалось в руках людей, не имеющих никакого отношения к революции. Так, военным губернатором провинции Хубэй был избран командир 21-й бригады Новой армии генерал Ли Юаньхун, чуждый делу революции. И хотя он объявил себя республиканцем, но оставался типичным милитаристом.

Ли Юаньхун, вступив на пост главы Военного правительства провинции Хубэй, по случаю победы восставших обратился с грамотой и жертвоприношениями к основателю китайского централизованного государства императору Цинь Шихуану. В грамоте говорилось: «Мы, предводитель Хубэйской армии Ли Юаньхун и все военные чины, по издревле установленному обычаю с чувством глубокого уважения и почтения приносим жертву духу императора Цинь Шихуана, пребывающему на небе».

25 декабря 1911 г. Сунь Ятсен вернулся из эмиграции на родину. В Шанхае революционеры и народные массы горячо приветствовали вождя революции. Вскоре после этого, 1 января 1912 г., он в сопровождении военного эскорта на экипаже торжественно въехал в Нанкин, в его честь салютовали 21 выстрелом из орудий. Нанкин стал первой столицей Китайской Республики, а ее временным президентом был избран Сунь Ятсен, давший клятву такого содержания:

«Я клянусь свергнуть маньчжурское самодержавное правительство, укрепить Китайскую Республику, заботиться о счастье и благоденствии народа, руководствоваться общественным мнением и волей народа. Обязуюсь быть преданным интересам народа и всегда служить народу».

Так было покончено с монархическим строем, существовавшим в Китае более двух тысяч лет, что явилось великой победой Синьхайской революции.

Первым актом республиканского правительства было упразднение старого летосчисления, начинавшегося с правления маньчжурских императоров, и введение нового — с первого года победы революции и установления Китайской Республики (т. е. 1911 год).

Революционно-демократическая деятельность Сунь Ятсена не устраивала либеральную буржуазию Юга, которая стремилась к компромиссу с Севером. В такой обстановке он вынужден был заявить, что лично стремится не к президентству: его задача состояла в свержении маньчжурской династии.

Либеральный Юг и монархический Север понимали, что конфронтация между ними может привести к гражданской войне и аграрной революции: этого боялись и национальная буржуазия Юга и помещики-феодалы Севера. Выход мог быть один — пойти на компромисс: создать республику, но чтобы во главе ее стоял «свой человек». Таким человеком оказался Юань Шикай.

Почти три года Юань Шикай был не у дел, но зорко следил за ходом событий, поддерживал контакты с маньчжурскими сановниками. Он был уверен, что его час придет.

Верхушка маньчжурской династии — малолетний император Пу И, его безвольный отец — регент великий князь Чунь, вдовствующая императрица Луп Юй и, наконец, князь Цин (И Куан) — один из виднейших деятелей династии, председатель Императорского совета, — не способны были организовать сопротивление революции. Все они возлагали надежды на Юань Шикая.

По рекомендации князя Цина, сохранившего связи с Юань Шикаем и после его отставки, князь-регент Чунь согласился на возвращение Юань Шикая, предполагая сделать его «спасителем» маньчжурской династии.

Юань Шикай был типичным карьеристом и милитаристом, преследовавшим свои корыстные цели. С одной стороны, используя влияние революционной армии, он вынудил маньчжурское правительство передать всю власть в его руки, а с другой — поощрял маньчжурских правителей выдвигать различные требования с целью воспользоваться плодами революции.

27 октября 1911 г. Юань Шикай был назначен на пост главнокомандующего всеми вооруженными силами, а 1 ноября — премьер-министра. Так вся власть в стране — гражданская и военная — оказалась в руках этого человека.

Юань Шикай, обладая властью, старался не допустить победы демократического крыла революции и утверждения власти революционера-демократа Сунь Ятсена.

Вдовствующая императрица Лун Юй от своего имени и от имени малолетнего императора Пу И 30 января 1912 г. обнародовала императорский указ, в котором есть такие слова: «Воля народа — воля неба. Можем ли мы из-за одной семьи противиться желаниям всего населения. Ознакомившись с положением вещей и желаниями населения, мы совместно с императором передаем правительственную власть народу и одобряем введение конституционно-республиканской формы правления. Этим мы желаем удовлетворить чаяния населения, утомленного анархией и желающего мира».

Понятно, что это было сделано не по доброй воли царствующего дома: прогнившая маньчжурская династия оказалась на краю гибели и вынуждена была «удовлетворить чаяния населения».

Как только эхо выстрелов в Учане докатилось до Севера, Юань Шикай понял, что его час настал. Его сторонники были уверены в том, что маньчжурское правительство, желая уйти от смертельной опасности, безусловно, обратится к нему за помощью. Сам Юань Шикай был не против того, чтобы династия Цип ушла со сцены, хотя и желал поражения революции. Поэтому он избрал революцию в качестве своего орудия для свержения династии Цин.

12 февраля 1912 г. последний отпрыск маньчжурской династии Пу И отрекся от престола, а вскоре временным президентом Китайской Республики стал Юань Шикай.

Советский историк китаевед Г. В. Ефимов дал такую оценку Юань Шикаю: «Юань Шикай был весьма изворотлив и коварен; его беспринципность в политике была доведена до совершенства: способность сегодня поклоняться одному богу, а завтра хладнокровно отказываться от веет того, чему поклонялся вчера; безжалостные и коварные расправы с противниками, готовность идти и подниматься вверх но трупам — всем этим Юань Шикай владел в совершенстве».

15 февраля 1912 г. состоялся торжественный обряд отречения Сунь Ятсена у могилы Чжу Юаньчжана — основателя китайской династии Мин (1368–1644). На южном склоне Пурпуровых гор в Нанкине Сунь Ятсен предстал перед табличкой духа императора, на которой золотом были начертаны слова: «Место Его императорского величества, Великого основателя династии Мин».

89
{"b":"175638","o":1}