ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первым полком Великой армии, вступившим в столицу Литвы, был 8-й полк польской кавалерии под начальством Доминика Радзивилла. Несомненно, это была одна из торжественнейших минут в жизни Вильны и вместе с тем чрезвычайно тонкий тактический прием со стороны Наполеона, который не связывал себя никакими заявлениями и обещаниями по отношению Литвы, но как бы делом свидетельствовал о том, посылая освобождать город от русского владычества потомка литовских князей. В Понарах Наполеона встретила депутация местных граждан».

(Из работы профессора А. Л. Погодина «Наполеон и Литва»)

Действия 1-й российской армии

Как уже сказано, 1-я армия, не вступая в сражение с противником, начала отступление со своих позиций в общем направлении на Свенцяны. Оттуда Барклай повел ее плотными колоннами к Дриссенскому лагерю. Вдогонку за 1-й армией шел кавалерийский авангард маршала Иоахима Мюрата, а за ним двигались 2-й и 3-й пехотные корпуса Великой армии.

Предполагалось, что, засев в Дриссенском лагере, построенном по проекту прусского генерала Карла Фуля при слиянии Дриссы с Западной Двиной, 1-я армия задержит французов на противоположном берегу Двины и даст возможность 2-й армии Багратиона нанести удар во фланг и тыл французов из района Волковыска.

26 июня (8 июля) почти вся 1-я армия была уже возле Дриссы (с 1962 года Верхнедвинск). Только отряд генерала Ивана Дорохова (авангард 4-го пехотного корпуса) оказался отрезанным и в дальнейшем присоединился ко 2-й армии Багратиона.

Дриссенский лагерь, строившийся с апреля 1812 года, имел 4 км. по фронту и 3 км. в глубину. Он представлял собой сочетание земляных редутов, люнетов и глубоких рвов. Осмотр его, произведенный в тот же день командованием, показал нецелесообразность размещения здесь войск. Лагерь не закрывал путь ни на Петербург, ни на Москву, так как противник мог его легко обойти. Оставшись в лагере, 1-я армия сама себя заперла бы в мышеловку. Поэтому Барклай де Толли, получив 30 июня (12 июля) пополнение в количестве 10 тысяч человек, 2 (14) июля вывел армию из Дриссы и пошел с ней по северному (правому) берегу Западной Двины в направлении Полоцка.

Однако Наполеон на 18 дней задержался в Вильне, с 16 (28) июня по 4 (16) июля. Он думал, что Багратион обязательно попытается соединиться с 1-й армией, и планировал уничтожить 2-ю армию своими главными силами в тот момент, когда она будет совершать этот фланговый марш. Столь длительное пребывание в Вильне военный историк А. А. Жомини считал величайшей ошибкой Наполеона за всю его жизнь[53]. По мнению этого бригадного генерала наполеоновской армии, прошедшего войну 1812 года, если бы Наполеон, не задерживаясь в Вильне, пошел прямо к Минску, он не дал бы ускользнуть 2-й армии Багратиона, а окружил бы ее и уничтожил.

Увидев свой просчет, Наполеон передал командование войсками правого (южного) крыла маршалу Луи Даву, а сам пошел в направлении Поставы - Глубокое, чтобы перерезать 1-й армии путь отступления на Полоцк - Витебск и заставить ее принять генеральное сражение. Но Барклай де Толли уже покинул Дриссенский лагерь, оставив корпус Петра Витгенштейна для прикрытия направления на Петербург[54]. При этом ему пришлось бросить большую часть обозов.

Так как отступать для императора Александра I было ниже его достоинства, в Полоцке он «позволил» высшим сановникам (председателю департамента военных дел Госсовета А. А. Аракчееву, министру полиции А. Д. Балашову, секретарю Госсовета А. С. Шишкову) «уговорить себя» и в ночь на 7 (19) июля покинул 1-ю армию. Он уехал в Москву — воодушевлять своих подданных. Царь подписал воззвание «Первопрестольной столице нашей Москве» и манифест о созыве ополчения. В этих документах самодержец всероссийский призвал все сословия к вооруженной защите страны от супостатов.

Порядок формирования ополчения определил следующий царский манифест от 18 (30) июля. Оно созывалось в 16 великорусских губерниях путем поставки дворянами ратников из числа своих крепостных и дворовых людей. Офицеров и гражданских чиновников (комиссаров) для ополчения набирали из дворян.

Бой при Островно

Желая задержать наступление противника, чтобы оторваться от него и беспрепятственно соединиться со 2-й армией в районе Орши, Барклай де Толли направил от Витебска по дороге на Бешенковичи 4-й пехотный корпус Алексндра Остермана-Толстого (11-я, 23-я пехотные дивизии), усиленный 4 кавалерийскими полками — всего до 10 тысяч человек.

Утром 13 (25) июля лейб-гвардии Гусарский и Нежинский драгунский полки встретили передовую часть французов (батальон легкой пехоты) и преследовали ее до деревни Островно (в 25 км. западнее Витебска). Возле Островно русских атаковала 4-я лёгкая кавалерийская бригада графа Ипполита Клода Пирэ. Потеряв артиллерию, русские в беспорядке отступили. Тем временем подошел авангард маршала И. Мюрата (две дивизии 1-го кавалерийского корпуса Этьена Антуана Нансутти).

Главные силы Мюрата и Остермана-Толстого развернулись вдоль дороги на Витебск. Русские последовательно атаковали правый фланг, центр и оба фланга французской позиции, но были отбиты огнем артиллерии и контратаками кавалерии, понеся при этом большие потери.

Вечером к Мюрату прибыла 13-я пехотная дивизия Алексиса Жозефа Дельзона. Узнав об этом, Остерман-Толстой решил, что французы могут обойти его правый фланг, и отвел свои войска в район деревни Куковячино, находившейся в 6 км. от Островно. Здесь правый фланг русских упирался в Западную Двину. Первую линию русской позиции заняла 3-я пехотная дивизия Петра Коновницына, присланная Остерману-Толстому для усиления. Теперь у каждой из сторон было примерно по 13 - 14 тысяч штыков и сабель.

На следующий день, 14 (26) июля французы несколько раз атаковали (особенно отличилась при этом польская 15-я бригада лёгкой кавалерии Юзефа Немаевского), выбили дивизию Коновницына с позиции и заставили русских отступить.

Во второй половине дня сюда прибыл Наполеон, который лично возглавил преследование. Поздно вечером части Коновницына и Остермана-Толстого присоединились к главным силам 1-й армии, занявшим позицию на реке Лучоса под Витебском.

За два дня боев в районе Островно российская армия потеряла только убитыми около 4 тысяч человек. Как известно, 3-я, 11-я и 23-я дивизии были укомплектованы беларусами. Вот они и погибли за русского царя.

Сгорели деревни Островно, Бузаны, Ведерово, Куковячино, Песчанка, оказавшиеся в самом центре сражения. Часть местных жителей погибла. Домашняя скотина стала «трофеем» солдат с обеих сторон.

Клястицкий бой

1-я армия 7 (19) июля пришла в Полоцк, 11 (23) июля — в Витебск. Отсюда Барклай де Толли хотел идти на юг, надеясь соединиться в районе Орши с армией Багратиона.

11 (23) июля завязалось сражение на берегу реки Лучоса под Витебском, между русским 3-м корпусом генерала Петра Палена и французскими авангардными частями. Русские упорно оборонялись, чем дезориентировали французское командование в отношении своих дальнейших действий. Увидев упорную оборону 1-й армии у Витебска, Наполеон посчитал, что русские прекратили отступление. Он приказал прекратить дальнейшие атаки и готовиться к генеральному сражению.

Но Барклай де Толли получил депешу от Багратиона, из которой узнал о поражении Н. Н. Раевского под Солтановкой и невозможности пробиться к Витебску. В ночь на 16 (28) июля Барклай де Толли очень тихо снял армию с позиций и двинулся форсированным маршем на Смоленск. Он применил хитрость: всю ночь в лагере дневальные жгли бивуачные костры, а 1-я армия в это время уходила все дальше и дальше. 16 (28) июля Мюрат вошел в пустой лагерь, а на следующий день французские войска заняли Витебск.

Комендант Витебска и одновременно верховный комиссар Белоруссии маркиз Де Пасторе позже вспоминал в своих «Записках»:

вернуться

53

Антуан Анри Жомини (1779 - 1869) с 1798 служил в швейцарской армии, с 1804 во французской, с 1813 в русской. В 1826 стал генералом от инфантерии. Один из основателей Академии генерального штаба. Автор ряда трудов по военной истории.

вернуться

54

Стараниями нескольких поколений российских историков создана картина, согласно которой русские войска отступали в глубь империи по желанию своих командующих. Дескать, они планировали растянуть коммуникации французов, измотать их арьергардными боями, действиями партизан в оперативном тылу, и только потом перейти в решительное контрнаступление. Все это было придумано «задним числом». На самом деле русские бежали от французов, проигрывая им один бой за другим. По оборонительным планам и Барклая де Толли, и К. Фуля войска не должны были отступать далее рубежа Западной Двины.

21
{"b":"175639","o":1}