ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уцелевшие воины ушли в Герцогство Варшавское. В Познани с 11 апреля 1813 года императорским декретом эскадрон литовских татар был причислен к 1-му полку (польскому) гвардейских уланов как 15-я рота. Ее возглавил капитан Самуил-Мирза. В роте остались всего лишь два офицера и 15 рядовых. Но капитану Улану удалось завербовать еще 24 мусульман, с которыми он прибыл в 1-й уланский полк Императорской гвардии в немецкий город Фрайбург.

Эту роту в 42 человека Улан обучил, обмундировал и вооружил. После этого она приняла участие в битвах Саксонской кампании. К 11 июля 1813 года рота вследствие потерь сократилась до 26 сабель, но позже она получила пополнение и снова участвовала в боях. 9 декабря 1813 года уцелевших татар перевели во вновь созданный 3-й полк разведчиков Императорской гвардии вместе с польскими кавалеристами и 230 французскими солдатами. Им довелось участвовать во многих сражениях 1814 года. При этом из 48 литовских татар 6 человек погибли, 4 пропали без вести, 7 оказались в плену.

После отречения Наполеона оставшиеся в строю ветераны во главе с капитаном Уланом предстали перед Александром I на смотре польских войск в Сен-Дени, а в июне того же года вернулись в Литву.

Егерские батальоны

Военный комитет КВП 12 (24) августа постановил сформировать 6 егерских («стрелецких») батальонов по 6 рот (в каждой роте 9 офицеров и унтер-офицеров, 130 рядовых). Всего в батальоне — 834 человека, а в 6 батальонах по штату — 5004 человека. Командирами были назначены:

1-й батальон — Юзеф Доминик Коссаковский;

2-й батальон — Рокицкий;

3-й батальон — граф Казимир Плятер;

4-й батальон — майор Курчевский;

5-й батальон — Обухович;

6-й батальон — Лоховский (по другим сведениям — Ганский).

Для их формирования Комиссия постановила призвать две трети всех лесничих княжества. Егеря не проходили специального обучения, фактически это была легкая иррегулярная пехота. Одеты они были в зеленую сермягу с зеленым же воротником и отворотами, длинные суконные штаны, кожаные сапоги и шапку. Вооружение состояло из ружья и топора. Получали егеря ежедневное жалованье в размере 10 грошей (20 копеек), не считая продовольственного рациона.

Формирование егерских батальонов, в отличие от пехотных и кавалерийских частей, шло с трудом. Причиной тому было семейное положение лесничих — почти все они были женаты, имели детей. Они не хотели оставлять свои семьи на произвол судьбы. 18 ноября командир гродненских «стрельцов» Курчевский жаловался гродненскому и лидскому подпрефектам, что часть набранных в их дистриктах «стрельцов» уже дезертировала. Командир просил местные власти найти и вернуть сбежавших солдат или дать ему новых.

К декабрю 1812 года в Гродненском дистрикте насчитывалось в строю 108 стрельцов, в Лидском — 84, в Брестском — 20, а всего — 212 человек вместо 5004 (только 4,2 % от плана). Тогда Военный комитет в ноябре постановил сформировать на базе 6 батальонов 2 егерских полка (по 3 батальона в каждом). Успели создать лишь один полк, включавший в себя два первых батальона. Этот полк, под общим командованием Косаковского, формировался в Минске. 3-й батальон Плятера так и не был включен в состав 1-го стрелецкого полка и до декабря продолжал формирование в Виленском департаменте. Формирование 4-го батальона к декабрю 1812 года только началось, а 5-й и 6-й остались на бумаге.

Национальная гвардия

Приказом от 13 (25) июля Наполеон распорядился создать национальную гвардию Вильни и утвердил ее штат: штаб — 22 человека (6 офицеров, 2 унтер-офицера, 3 рабочих, 2 медика, 9 музыкантов); 2 батальона по 6 рот, в каждой — 119 человек (3 офицера, 14 унтер-офицеров, 2 барабанщика, 100 рядовых). Всего в виленской гвардии — 1450 человек.

Командиром Виленской национальной гвардии был назначен бывший артиллерийский полковник Козельский, командирами батальонов — капитан Францезон (тоже отставной артиллерист) и бывший пехотный капитан Закревский, с сохранением их прежних чинов.

Поразмыслив, члены Комиссии Временного Правительства решили создать подразделения Национальной гвардии в центрах департаментов (губерний) и дистриктов (поветов) — по образцу Вильни. Приказ об этом был издан 12 (24) октября. В Гродненском департаменте, к примеру, подразделения национальной гвардии предписывалось создать в Бресте, Волковыске, Гродно, Каменце-Литовском, Кобрине, Лиде, Новогрудке, Пружанах, Слониме.

Национальная гвардия предназначалась для поддержания порядка в городах и местечках, охраны государственной и частной собственности, казны департаментов и дистриктов, а также важных объектов (складов и мостов).

Служба в национальной гвардии была объявлена обязательной для всех горожан мужского пола, владевших недвижимостью и записанных в городскую книгу, в возрасте от 18 до 50 лет, которые не вступили в формируемые литовские пехотные или кавалерийские полки. Часть гвардейцев получала обмундирование и снаряжение за счет города, остальные — за собственный счет, вооружение поступало частично из французских арсеналов, частично было трофейным. Гвардейцы жили у себя дома, но в указанные им дни выходили на патрулирование территории, а по воскресеньям собирались для военного обучения, которое проводили польские офицеры.

Создание национальной гвардии встретило большие трудности из-за нехватки оружия. Так, газета «Литовский курьер» в одном из своих номеров заявила, что в Вильне собрано уже 1220 гвардейцев, но число солдат и офицеров, которые могли выйти в бой, не превышало 826 человек. В Гродно национальная гвардия насчитывала 236 человек (2 роты) во главе с капитаном Шостаковским. Ее вооружили трофейными российскими ружьями. В Слониме — 54 человека. В Минске создать гвардию практически не удалось.

Участия в боевых действиях гвардейцы не принимали, за исключением виленских, защищавших 10 - 12 декабря свой город от русских войск.

Жандармерия

Тем же приказом, что и национальную гвардию Вильни, Наполеон учредил литовскую жандармерию. В каждый департамент был назначен начальник жандармерии в чине полковника, а при нем старшие офицеры (командиры эскадронов) по два в Виленском и Минском, по одному — в Гродненском и Белостокском.

Полковниками стали: в Виленском департаменте — Антоний Храповицкий; в Гродненском — князь Михаил Радзивилл; в Минском — Лев Оштроп; в Белостокском — Франц Орсетти.

В каждом дистрикте (повете) учреждалась жандармская рота во главе с капитаном. В роте полагалось иметь 107 человек (5 офицеров, 21 унтер-офицера, 1 трубача, 80 рядовых). Роты комплектовались из шляхты и мешан, их командиров назначала Комиссия Временного правительства. Офицеров жандармерии выбирали общим голосованием мещане и землевладельцы.

Офицеры служили бесплатно «по причине уважения к чину, мундиру и почетной обязанности охранять собственность и безопасность жителей того повета, в котором служат». Списки рядовых и унтер-офицеров жандармских рот составляли административные комиссии дистриктов, а утверждали подпрефекты, отказаться от службы было нельзя. Унтер-офицеры и рядовые получали один злотый (60 копеек) за день службы и фураж для лошадей (15 фунтов соломы, 10 фунтов сена). Обмундировываться все они должны были за собственный счет.

При формировании жандармерии возникли серьезные трудности. Дело в том, что многие шляхтичи расценили приказ о службе в жандармерии как оскорбление своего достоинства. Тем не менее к середине ноября виленская жандармерия насчитывала 608 человек в двух эскадронах (в т. ч. 58 офицеров, 121 унтер-офицер, 11 трубачей, 418 рядовых), т. е. полный штат. В Гродненском департаменте жандармские роты тоже были укомплектованы в соответствии со штатным рпасписанием — по 107 человек в роте, всего 856 человек. А вот в жандармерию Минщины удалось набрать только 71 человека — всего лишь 6,6 % от штатного состава. Общая численность корпуса жандармов составила в ноябре 1800 - 1900 человек вместо планировавшихся 3541 офицеров, унтер-офицеров и рядовых (10 старших офицеров и 33 роты по 107 человек).

31
{"b":"175639","o":1}