ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В действительности центральные власти меньше всего беспокоились об оказании какой бы то ни было помощи. Напротив, правительство стремилось «выжать» из западных губерний все ресурсы без остатка. Именно поэтому все они, несмотря на изгнание войск неприятеля и крайнее разорение, указом царя от 9 декабря 1812 года были оставлены на чрезвычайном (т. е. военном) положении. Их продолжали рассматривать как важный источник для обеспечения «пропитания армий» и здесь, значилось в царском указе, «главнейшею надеждою служит назначенный по предварительным распоряжениям сбор и подвоз со всех сих губерний жизненных продуктов на разные по направлению армии пункты» (76).

Сразу после восстановления в уездах и губерниях административных органов, власти приступили к проведению беспощадной фискальной политики, стремясь любыми методами взыскать с населения и недоимки предвоенных лет, и текущие платежи. При этом в качестве средства принуждения широко практиковались штрафы и экзекуции.

Существенным дополнением к земским и государственным повинностям стала практика пожертвований, якобы добровольных, но фактически вынуждаемых властями. Они выражались в таких цифрах, которые зачастую превышали официальные военные требования. Так, только 2 из 12 уездов Могилёвской губернии (Быховский и Чаусовский) в 1813 году в счёт пожертвований поставили 1859 пудов (29,744 т.) сухарей, 6334 пуда 6 фунтов (101,346 т.) муки, 500 четвертей круп (1537 л.), 1739 вёдер водки (21 390 л.), 466 голов крупного рогатого скота, более 3300 четвертей овса, сено, масло, мёд и другие продукты на общую суму 381 914 руб. 42 коп. (77).

Помимо этого, осуществлялись поставки по требованиям военных властей в путевые магазины, в Бобруйскую крепость, в госпитали, для расквартированных войск, для проходящих воинских частей, по губернаторским распоряжениям и т. д. Только один Белицкий уезд Могилёвской губернии в 1813 году в этих целях поставил 73 409 пудов 26 фунтов (1175 т.) сухарей, более 1552 четвертей крупы, свыше 27 993 четвертей овса, 77 491 пуд (1240 т.) сена, 6743 ведра водки (82 939 л.). Аналогичные поставки из Климовичского повета оценивались в 723 396 руб.; Сенненский повет поставил продуктов и фуража на 163 986 руб. 50 коп. (78).

Огромное количество крестьянских лошадей, вместе с погонщиками использовались для военных нужд. Значительная их часть не вернулась обратно. Так, в Сенненском повете во время прохода воинских частей было взято 4803 подводы с лошадьми и возчими, а в Климовичском повете на различные военные потребности — 5213. Из них 1523 лошади и 65 человек не вернулись домой — погибли или умерли (79).

Люстрации

В конце 1813 года Александр I распорядился провести люстрацию в губерниях, пострадавших от войны, т. е. определить ущерб, нанесённый их хозяйству, и выяснить, в каком состоянии находятся помещичьи имения теперь. С этой целью в каждом повете создали люстрационные комиссии, собиравшие сведения о причинённых войной потерях. Сведения из поветов Гродненской и Минской губерний поступали в Вильню, в Главный комитет военных повинностей, а из Витебской и Могилёвской губерний — в аналогичный комитет в Петербурге. Что касается виленского комитета, то его чиновники обобщали полученные данные и прорабатывали предложения о мерах, которые могли бы способствовать восстановлению благосостояния края.

Кроме того, 1 (13) марта 1813 года в Вильне был создан Комитет для расчета с жителями литовских губерний за продовольствие и фураж, реквизированные российскими войсками в 1812 - 13 гг. Его полномочия распространялись на Виленскую, Гродненскую, Минскую губернии и Белостокскую область. Комитет должен был точно определить размеры материальных потерь землевладельцев и горожан, а также осуществить «справедливое распределение» продовольственно-фуражных поставок для российских войск на 1813 год.

В основу классификации хозяйств относительно понесённых потерь было положено распоряжение министра финансов Д. А. Гурьева от 16 декабря 1812 года, разделявшее потерпевших на три категории. Вместе с тем, сохранив министерскую классификацию, виленский комитет определил для нее несколько иное основание, в частности конкретизировал само понятие «разорение». Он предлагал военному губернатору признавать наличие разорения только в том случае, когда было потеряно то имущество, лишение которого переводит потерпевшего в качественно новое состояние, из обеспеченности в бедность, без надежды вернуть утраченное благосостояние. Такими случаями комитет рекомендовал признать потерю или уменьшение числа крестьянских душ, лишение лошадей и продуктивного скота, разрушение строений. Только такие потерпевшие могли причисляться к первым двум группам и рассчитывать на поддержку государства. Утрата же денег, драгоценностей, предметов роскоши, по мнению комитета, не давала оснований для зачисления их бывших владельцев в первые две группы разорённых.

Установив этот принцип, в декабре 1813 года Виленский главный комитет военных повинностей представил Литовскому военному губернатору А. М. Римскому-Корсакову свои предложения. Комитет рекомендовал комплекс мер, направленных на восстановление благосостояния землевладельческого и земледельческого сословий. Однако эти предложения сочли слишком радикальными, они не встретили поддержки со стороны правительства.

Черту под вопросом подвёл царский манифест от 30 августа 1814 года. Он освободил крестьян Западных губерний Российской империи от недоимок за 1812 и 1813 годы. Помещикам простили недоимки по процентному сбору с их доходов за 1812 - 1814 годы[80] (80).

* * *

Таким образом, война между Францией и Россией имела весьма тяжёлые социально-экономические последствия для Беларуси.

Уездные и губернские люстрационные комиссии определили общую величину потерь во время войны 1812 года. Стоимость уничтоженного и разворованного имущества жителей беларуских губерний (без учета Смоленщины), в том числе скота, хлеба на полях, жилых строений и т. д. составила астрономическую по тем временам сумму — почти 160 млн. рублей. Широкомасштабные изъятия продовольствия и фуража ввергли крестьянство в крайнюю нищету. Более чем 50-процентное сокращение рабочего и продуктивного скота повлекло за собой сокращение наполовину посевных площадей, что привело к резкому падению жизненного уровня населении н последующие годы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Присутствие наших войск в Западном крае придает правильное направление мыслей местному населению» (Русский генерал).

Результаты войны

Война принесла огромные потери обеим сторонам. Наполеоновская армия потеряла 80 %, русская армия — 50 % того состава, который участвовал в боевых действиях.

В результате массового беспощадного ограбления наших земель русскими, потом французами, потом снова русскими вся территория Беларуси к лету 1813 года представляла собой сплошную зону бедствия. За 12 месяцев (июль 1812 - июнь 1813) наша страна потеряла каждого 4-го жителя, половину посевных площадей, две трети поголовья лошадей. Были разграблены 90 % храмов всех конфессий. Материальные потери пяти беларуских губерний (без Смоленской) и Белостокской области составили около 160 млн. рублей серебром. Только хорошие урожаи 1813 и 1814 годов (и картошка!) позволили избежать массового голода.

Фельдмаршал М. И. Кутузов обратился к царю Александру I с предложением о конфискации имений всех магнатов и шляхты, выступивших на стороне Наполеона, в пользу генералов и офицеров русской армии, отличившихся в боях. Но царь не решился на столь радикальную меру. Он извлек некоторые уроки из бурных событий предыдущего десятилетия и понял, что в таком случае создаст на десятилетия огромную проблему для России.

«Лукавый властитель» (по определению А. С. Пушкина) предпочел выступить в роли «доброго отца». Своим манифестом от 12 (24) декабря 1812 года он объявил жителям западных губерний — участникам войны против России — «всемилостивейшее общее и частное прощение, предавая все прошедшее вечному прощению и глубокому молчанию». Правда, при условии их возвращения на родину в течение двух месяцев (позже срок был увеличен).

вернуться

80

Этот сбор, основанный на добровольном декларировании помещиками своих доходов, в качестве временной меры был введен царским манифестом от 11 февраля 1812 г.

48
{"b":"175639","o":1}