ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей тем временем поспешил убраться с открытого места и нашел убежище в ближайшей рощице. Оказавшись под спасительной сенью деревьев, он перевел дух и осмотрелся по сторонам. Вековая тишина, царящая в лесу, нарушалась только жизнерадостным птичьим щебетом и шуршанием шевелящейся под легким ветерком листвы. Все вокруг, казалось, дышало миром и спокойствием, но опера не оставляло никогда не подводившее его ощущение чужого присутствия. Придав себе вид беспечно прогуливающегося человека, он двинулся вперед и внезапно плавным, неуловимым движением скользнул в сторону и скрылся за толстым древесным стволом. Оказавшись в укрытии, быстро перекатился оттуда в ближайший куст и затаился.

Некоторое время Спиридонов лежал неподвижно, прислушиваясь и наблюдая. Надо сказать, усилия его не пропали даром. Прошло несколько минут, когда в поле его зрения попало какое-то легкое шевеление. Затем метрах в двадцати ветки густого кустарника раздвинулись, и на полянку осторожно вышел человек. Мужчина лет тридцати, чуть ниже среднего роста, коренастый, широкоплечий. Движения плавные, мягкие, по всей видимости оточенные годами упорных тренировок. Незнакомец одет в добротный натовский комок и кроссовки. В общем, производил впечатление опытного и неплохо подготовленного бойца, правда, из оружия у него были только охотничий нож на поясе и малая саперная лопатка в левой руке. Но, судя по тому, как он ее держал, шанцевый инструмент нужен был отнюдь не для земляных работ.

Стараясь не шуметь, Сергей вытащил пистолет, снял предохранитель, а затем негромко окрикнул:

– Эй! Мужик!

Неизвестный не стал тратить время на оглядывания и обдумывания. Стремительным броском он ушел в строну и просто исчез из вида.

Милиционер все тем же перекатом еще раз поменял позицию и снова подал голос:

– Слышь, братишка, не дури, поговорить надо.

– С хорошим человеком можно и поговорить, – раздалось в ответ, причем совсем не с той стороны, откуда ожидал Спиридонов. – Ты, парень, выйди на полянку и держи руки так, чтобы я их видел.

– Ага, – согласился Сергей, – только ты лопатку-то убери подальше. Я почему-то не хочу, чтобы она мне в лоб прилетела.

– Договорились, – ответил коренастый.

Убрав оружие в кобуру, опер вышел на поляну и присел на поваленное дерево. С другой стороны вышел незнакомец, неторопливо приблизился, сел рядом, достал пачку сигарет, вытряхнул пару штук, одну предложил Спиридонову. Тот отрицательно покачал головой.

– Не куришь? Правильно, а я бросить не могу. – Парень закурил, протянул руку: – Виктор Шевченко.

– Сергей Спиридонов, – пожал протянутую ладонь опер. – Шустрый ты, я смотрю. Видать, повоевать успел.

– Успел, и первую, и вторую, всего три командировки было. Отряд специального назначения «Тайфун», прапорщик. Да и ты, видать, не пальцем деланный, сразу меня почуял.

– Было дело, – кивнул Сергей. – В две тысячи четвертом, бригада морской пехоты – разведка. Ныне в ментовке – старлей.

– Коллеги, значит, – улыбнулся Шевченко. – А что шустрый, так поневоле шустрить станешь. Вон вчера корешок мой Леха окликнул в лесу троих, а они его очередью из «калаша». Хорошо еще, что стрелки хреновые попались, зацепили только слегка. Вообще, объясни мне, старлей, что за дурдом здесь творится? Поехали с Лехой на шашлыки, девок с собой взяли, вроде все нормально было. Вечером дождик заморосил, домой собираться стали, а тут гроза. Бах-трах, очухались незнамо где. Все кругом облазили – ни одного куста знакомого. И места какие-то дикие, нетронутые.

– Эх, Витя, – покачал головой Сергей, – кабы я знал, тебе бы первому рассказал. Сам понять ничего не могу. По дороге ехали, гроза, авария. Машина вдребезги, водила насмерть, а я вот перед тобой сижу.

– М-да, история, – потер подбородок Виктор. – Ну, пойдем к нам, тут недалеко. Вместе решим, чего делать дальше будем.

На опушке леса, приткнувшись никелированной дугой «кенгурятника» к толстому древесному стволу, стоял видавший виды джип. Возле него под натянутым тентом приютились две палатки и весело потрескивал огонь костра. Над повешенным на треноге котелком колдовали две длинноногие, фигуристые девицы лет двадцати с небольшим.

– Витя, ты где так долго был? – капризно надула губы одна из поварих, из-под бейсболки которой выбивались белокурые локоны. – Тут так страшно. Нельзя же бросать нас одних. Кто же будет нас защищать?

– Чего это одних? С вами же Леха оставался?

– Тоже мне, нашел защитника, – фыркнула вторая девушка, тряхнув пышной гривой рыжих волос. – Да его самого от всех охранять надо.

– Вот, знакомьтесь, – представил Виктор, – это Сергей. Вот эта, в кепке, – Леночка, а это Вика.

– Очень приятно, – улыбнувшись, кивнул Спиридонов. – Ты скажи, в каких кулинарных техникумах таких поварих учат?

– Да они с Лехой вместе, в одной фирме работают, мы их с собой и пригласили, – объяснил Шевченко и, наклонившись к уху Сергея, доверительно сообщил: – Меня им как денежного торгаша представили, типа спонсора. Они только на толстый кошелек и ведутся. Девчонки, а где Алексей?

– Да здесь где-то, по кустам шарахается, – махнула рукой Вика, – изучает растительность.

– Твою мать, ботаник долбаный! – выругался прапорщик. – Я же сказал, никуда не ходить, мало ему одного раза было. Леша у нас биолог по образованию. Работал по специальности за копейки в институте, пока отец его на фирму по знакомству не пристроил.

– А я думал, он тоже коммерсант, вроде тебя, – усмехнулся опер. – Вот только бродить по кустам в одиночку я бы очень не рекомендовал. Дикие тут места.

– Я далеко не отходил, – из кустарника шумно, с треском ломая ветви, выбрался неуклюжий, долговязый парень, ровесник Виктора. Он смущенно поправил очки на носу и протянул Сергею руку: – Алексей Малиновский.

– Чудик, я тебе что сказал делать? – набросился на приятеля Шевченко. – Мало тебе, что рука на привязи? Еще приключений на задницу ищем?

– Да ладно тебе, Вить, – оправдывался тот, – нелепая случайность. Вы не представляете себе, сколько тут всего интересного. Здешняя растительность совершенно не похожа на нашу тайгу. Типичный биогеоценоз[2], характерный для южнорусской лесостепи, точнее, такой она была до вмешательства антропогенного фактора.

– Био чего? – не понял Виктор. – Ты мне умными словами зубы не заговаривай.

– Погоди, Витя, – остановил его Спиридонов. – Алексей, простыми словами объясни, что ты сейчас сказал. Я вроде как общий смысл понял, но хотелось бы поточнее.

– Ну, понимаешь, – принялся переводить с научного на человеческий язык Малиновский, – здешний растительный и животный мир очень похож на тот, который существовал в южной части Восточно-Европейской равнины до того, как его полностью изменил человек. Это невероятно, но мы попали либо в очень далекое прошлое, либо вообще в какой-то параллельный мир.

– Угу, значит, все-таки перенос, – сумничал Сергей.

– Да, по-видимому, – рассеянно кивнул Алексей.

– Ни хрена себе! – изумился Шевченко. – Ты что, врубаешься, о чем он говорит?

– С некоторых пор, – усмехнулся опер. – Да, кстати, что у вас за история со стрельбой была?

– Да нелепость какая-то, – пожал плечами парень. – Вчера вот так же пошел окрестности осмотреть, гляжу, три каких-то мужика. Окликнул, а тот, что первым шел, повернулся и, ни слова не говоря, в меня из автомата. Даже не успел ничего понять, только руку обожгло, я в кусты упал, а они бегом дальше рванули. Я их и разглядеть-то не успел, вечер уже был, сумерки.

– А как понял, что из «калаша» стреляли? Там же темно было.

– Это я уже по звуку определил, – вставил слово Виктор. – Как услышал пальбу, сразу к Лехе рванул. Только не успел, тех троих уже след простыл.

– Мальчики, идите есть, – прервала разговор мужчин Лена, – уже все готово.

Когда вся компания расселась за легким раскладным столом, прапорщик жестом фокусника извлек из рюкзака бутылку водки.

вернуться

2

Биогеоценоз – устойчивая, саморегулирующаяся экологическая система, в которой органические элементы (животные, растения) неразрывно связаны с неорганическими (вода, почва и т. д.).

5
{"b":"175644","o":1}