ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну что, за знакомство по маленькой? Стресс снимем, последняя осталась, – радушно предложил он.

– Не, я не буду, – замотал головой Малиновский. – Что-то после вчерашнего не хочется.

– Ну, не хочешь, нам больше достанется. А ты, Серега?

– Можно, конечно, – согласился Спиридонов, – только сначала давай один важный вопрос обсудим. Вы чего дальше-то делать планируете?

– Ну, пока не знаю, – пожал плечами спецназовец. – Думаю пока здесь остановиться и местность разведать. Тем более, у нас в отряде теперь на одного опытного бойца больше. Ты же с нами останешься?

– Я бы рад, да не могу. Меня люди ждут, – признался Сергей. – У меня к вам встречное предложение. Мы тут с группой товарищей по несчастью неплохое местечко нашли, недалеко, на морском берегу. И удобно, и от чужих глаз укрыто, опять же с пропитанием на первое время проблем не будет. Рыбалка там, морепродукты всякие, вода пресная под боком. Вот я и предлагаю к нам присоединиться. Там и за знакомство выпьем.

– Море, как классно! – захлопала в ладоши Леночка. – Витя, поехали к морю, тем более, тут недалеко.

– Дуреха, – презрительно фыркнула на подругу Вика, – ну откуда здесь море? И вообще, мальчики, может, вы объясните наконец, что происходит? Виктор, мы же вчера вечером домой собирались.

– Подожди, Викуля, все вам объясним. – Шевченко досадливо поморщился и подозрительно посмотрел на Сергея: – Группа товарищей, говоришь? Давай выкладывай, кто там еще с тобой?

– Да пацан с девчонкой, – махнул рукой Спиридонов, – дети практически. С нами в машине ехали.

– Малолетки, что ли? Еще этой проблемы не хватало.

– Ну не совсем малолетки, лет семнадцать-восемнадцать.

– Тоже мне, детей нашел, – усмехнулся Виктор. – Ты сам-то намного старше этих детей был, когда в две тысячи четвертом с «чехами» в первый раз схлестнулся?

– Не сравнивай, – нахмурился Сергей, – там взрослели раньше. Хотя, думаю, нынешняя ситуация ненамного лучше.

– Вот и я о том же.

– Странно, – озадаченно пробормотал Алексей, – по моим расчетам, здесь не должно быть никакого моря. Черноморское и Азовское побережья на сотни километров южнее от нас. Между нами и морем должна находиться полоса причерноморских степей.

– Ну, не знаю, как по твоим расчетам, – пожал плечами опер, – а это самое побережье отсюда не далее чем в шести-семи километрах.

– Километров семь, – почесал затылок Шевченко. – Ну, бензина должно хватить. Литров пятнадцать у меня в баке еще есть. Значит, решено. Собираемся и едем. Дорогу сможешь показать?

– Думаю, смогу. Только придется крюк делать, там эти – зубры.

– Точно зубры? – оживился погруженный в свои мысли Малиновский. – Может быть, бизоны?

– Зубры, бизоны, – пожал плечами милиционер, – я-то откуда знаю, на них же таблички не было. Ты же биолог, тебе и карты в руки, разбирайся.

– Я вообще-то не биолог, – поправил очки Алексей, – я эколог. Это просто Витек разницы никакой между ними не видит, вот и величает меня биологом.

– Биологи, экологи, – проворчал прапорщик, сворачивая и забрасывая в багажник «спальник», – что я вас, сортировать буду? Лучше давай помогай сворачиваться.

– Твой «паджерик»? Кучеряво живешь, я смотрю, не по средствам, – помогая собирать палатку, улыбнулся Спиридонов. – Не иначе «оборотень»?

– Ага, все бы такими «оборотнями» были, – заржал Шевченко и похвастался: – Прямо из Японии пароходский знакомый пригнал. А мне как раз «боевые» выплатили, вот и купил, сам лично с борта снимал. Не смотри, что кузов невзрачный, зато движок – мечта. Я вообще дизельный вариант хотел, но на тот момент не нашлось. А ходовка в приличном состоянии. Вот только с бензином, конечно, не очень. Туда-то хватит доехать, а вот дальше – не знаю.

– Найдем мы тебе горючку, не переживай. Там недалеко наш «уазик» разбитый стоит. У него в баке, худо-бедно, литров двадцать еще должно оставаться. Все забирайте, вплоть до пустой стеклотары и консервных банок, нам сейчас ничем разбрасываться нельзя. Кстати, что у вас с продуктами?

– А фиг его знает, надо у девок спросить, – пожал плечами Виктор и, обернувшись к упаковывающим рюкзаки девушкам, окликнул: – Вика, продукты остались?

– Полпачки соли, луковица и бутылка водки, – вместо подруги ответила Лена. – Я тут подумала, зачем нам эта соль нужна? Зря только с собой так много везли, может, ее выкинуть?

– Ни в коем случае! – отрезал Малиновский. – Леночка, солнце, когда ты в следующий раз соберешься о чем-нибудь подумать, посоветуйся сначала со мной. Этот процесс очень вреден для твоей красивой головки. А для всех нас вообще может обернуться катастрофой.

– Неужели все так плохо? – К мужчинам подошла Виктория, окунув каждого по очереди в бездонное, зеленое море встревоженных глаз. – Мне можете говорить, я не Ленка-блондинка, паники поднимать и истерики устраивать не буду.

– Ну, если коротко, – немного подумав, решился Спиридонов, – то ситуация выглядит так, что мы не знаем, где находимся и что с нами случилось. Ясно только одно: домой попадем не скоро, если вообще попадем. Цивилизацией в этих местах даже не пахнет, по крайней мере, никаких следов мы пока не нашли, поэтому выживать будем сами, как сумеем.

– Ты как? – встревоженно спросил Алексей, увидев, как побледнело лицо девушки.

– Все нормально. Я же сказала, в обморок падать не буду. Не надейтесь.

– Серьезная дамочка, – уважительно заметил Сергей, глядя, как Вика развернулась и твердой походкой направилась помогать подруге.

– Это уж точно, – кивнул Малиновский. – А еще редкостная стервочка и законченная карьеристка.

– А может, это и хорошо, – почесал затылок прапорщик. – Такая точно истерик закатывать не будет, по крайней мере, если не увидит в том особой необходимости. Ну что, все собрали? Тогда по машинам. А то засветло не успеем до места добраться.

Через пять минут, сыто урча движком, японский внедорожник неспешно покатил Спиридонова и компанию его новых знакомых к морю.

Виктор вел машину медленно и крайне осторожно, опасаясь скрывающихся под высокой, густой травой ям и кочек. Время от времени из-под колес вспархивали пичуги и опрометью выскакивали ошалевшие от страха мелкие животные. Неожиданно откуда-то сорвалась огромная птица. К удивлению Сергея, вместо того чтобы лететь, как положено уважающим себя пернатым, она, шустро перебирая длинными голенастыми конечностями и вытянув шею, рванула от джипа бегом.

– Смотрите, смотрите! – с ребяческим восторгом восклицал, подпрыгивая на заднем сиденье, Малиновский. – Это же дрофа.

Ему вторила радостно хлопающая в ладоши и повизгивающая от избытка впечатлений Лена. Даже погрузившаяся в невеселые мысли Вика заинтересованно взглянула на окружающий пейзаж.

– Дрофа, значит, – протянул Сергей. – А я уж было думал, откуда здесь страусы?

– Слышите, вы, юные натуралисты, – успокаивал разошедшихся спутников Шевченко, – хватит там скакать, вы со своими щенячьими восторгами машину сломаете. А интересно, ее едят?

– Едят, еще как едят, – заверил друга Алексей. – В нашем мире их всех подчистую сожрали.

Старые знакомые Спиридонова – зубры – вызвали новый всплеск эмоций. Прапорщик постарался объехать стадо как можно дальше, но появление шумного и вонючего монстра все равно насторожило животных. Они дружно оторвались от травы и проводили машину подозрительными взглядами.

– Похоже, это действительно зубры, – авторитетно заявил эколог.

– Ох и здоровая скотина! – покачал головой Виктор. – Такого добыть – мяса надолго хватит.

– Интересно, чем ты его добывать собрался? – поинтересовался опер. – Боюсь, что пуля из моего «ПМа» для него – как для слона дробина.

– Ладно, живы будем, чего-нибудь придумаем, – отмахнулся неунывающий спецназовец. – Охотились же на них как-то наши предки.

Между тем, сделав крюк и оставив далеко позади и пасущихся гигантов, и отнявшее у Спиридонова немало сил и нервов болото, автомобиль вышел на финишную прямую и выбрался к знакомой речушке. Здесь Шевченко остановил машину и остался ждать вместе со своими спутниками, а Сергей двинулся к пещере.

6
{"b":"175644","o":1}