ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Шелемеха, — крикнул Степа, показывая пальцем на кочегара, — марш на камбуз! — Он был уверен, что угадал.

Но общий смех всех моряков, в том числе и Шелемехи, показал ему, что он ошибся. Пришлось думать еще раз. Степа внимательно осмотрел всех. «Соломин, не иначе. Что-то смотрит в сторону».

— Васька, — показал Степа на матроса.

Снова конфуз. Не угадал.

— Что-то не совсем удачный у тебя сон, — издевался Лейте. — Ты с ним и одного дня не заработаешь.

— Лейте, — с отчаянием в голосе сказал Степа.

— Не угадал! Пропало! — закричал Шелемеха. — Календарь испортил…

— Стой, стой! — выскочил вперед Ковягин, прикрывая рот Шелемехе. — У меня есть предложение: пусть попробует еще раз. Если угадает, я буду дежурить за него. Не угадает — он за меня. Все равно я должен его сменять.

— Хорошо, — согласился Степа.

У него появилась уверенность, что это Ковягин.

Никто не протестовал. Все стихли. Юнга собрался уже назвать того, кто внес предложение, но на всякий случай еще раз оглядел всех. Его глаза снова встретились с глазами Эльгара. Норвежец, по-видимому, давно ожидал этого. Он едва заметно повел бровями, показывая на Торбу.

— Гм… гм… — замычал Степа, думая: «Не может быть. Оскандалюсь, пожалуй…» И, набравшись смелости, крикнул: — Механик!

Все зааплодировали.

— Угадал! — сказал механик, смеясь больше всех.

Недоволен был только Ковягин.

День начался весело.

— Товарищи, — сказал Зорин, вставая на стул. — Есть предложение выпустить стенгазету и посвятить ее нашей встрече с норвежцами. Капитан обещал пригласить норвежцев к нам в гости.

Глава XI

В редколлегию выбрали Зорина, Запару и Степу. Каждого моряка обязали написать заметку.

— Как же мы назовем нашу газету? — спросил Зорин, перед тем как поручать Ковягину рисовать заголовок. — Прежняя называлась «Моряк Севера», но теперь, мне кажется, нужно изменить название.

— У меня есть проект, — воскликнул механик.

— Как?

— «Вестник гидрологии и болтологии».

— Не подходит.

— «Побежденная Арктика», — предложил Степа.

— Какая же она побежденная, если нас затерло льдами и носит по морю! Лучше уже «Побежденный «Лахтак».

— Сам ты побежденный! — возмутился Соломин.

— В истории были прецеденты, — начал Запара. — Когда Нансена затерло во льдах, они издавали газету «Фрамсия». Когда льды раздавили «Челюскина» и челюскинцы очутились на льду, они издавали газету, которую назвали «Не сдадимся!».

— Хорошее было бы название и для нас, — позавидовал Зорин.

— Назовем «К победе», — посоветовал Степа.

Чтобы не откладывать дело, согласились на этом.

Все, кроме вахтенного, кока и норвежцев, засели писать статьи и заметки.

Едва ли не больше всех должен был сделать Кар. На его долю выпало перевести всю газету на английский.

— Для этого малоприветливого капитана Ларсена вряд ли стоит столько трудиться, — сказал он Зорину.

— Но все-таки он не такой грубиян, чтобы не перевести нашу газету своей команде. Кроме того, я надеюсь, что среди норвежцев не только он знает английский.

— Но почему же он, в таком случае, не прислал этих людей с Карсеном и Ландруппом?

— Это справедливо, но будем надеяться, что он переведет.

Передовую написал Кар. Она называлась «Будем смелыми». Капитан призывал своих товарищей не терять энергии, не отступать перед задачей покорения льдов и привести «Лахтак» в свой порт целым и невредимым.

Зорин назвал свою статью «Предлагаем союз и дружбу». Он рассказывал о приключениях «Лахтака», о дружбе штурманов и матросов, механиков, машинистов и кочегаров, об их стремлении любой ценой вывести пароход из льдов. От имени экипажа «Лахтака» Зорин предлагал норвежским морякам союз и дружбу, чтобы общими усилиями вырваться из ледяного плена.

Запара написал об изучении морских течений в районе острова.

Степа и Шелемеха вдвоем сочинили «Что кому снится». Вот что было опубликовано под этим заголовком:

К а п и т а н у. Что «Лахтак» стал похож на «Красина», ломает лед и движется со скоростью десяти миль в час, прямиком в Архангельск.

С т а р ш е м у м е х а н и к у. Что на него напал белый медведь. Он рассказывает медведю одну из своих «историй», и зверь начинает плакать. Плачет до тех пор, пока не тонет в собственных слезах. После этого на механика нападает морж. Он рассказывает моржу одно из своих «веселых приключений», и тот так смеется, что лопается от хохота. Механик спасается, но меняет фамилию на Торба-Мюнхаузен.

Л е й т е. Что он переплыл Полярное море и за это его назначили комиссаром над всеми боцманами, которые плавают в Арктике.

З а п а р е. Что «Лахтак» занесло на полюс и гидролог открыл там второй Гольфстрим.

В е р ш о м е т у. Белый медведь величиной с пароход.

П а в л ю к у. Что ему позволили поселиться в бочке на фок-мачте и он каркает оттуда, как полярный ворон.

Э л ь г а р у. Что у него вырос хвост длиной в два метра и он приманивает этим хвостом моржей.

К а р с е н у. Что он боксирует на дне морском с моржом и побеждает.

Торба написал, как выразился Шелемеха, целую новеллу. Называлась она так: «Записки старого моряка про изменника, или Законченная история рыжего медведя».

Новелла была очень короткая. Вот она:

«Когда мы вывели рыжего медведя на продажу в третий раз, меня назначили следить за тем, как он будет удирать от покупателя. Покупали его двое. Один — маленький, с огромным, похожим на помидор носом. Другой — высокий, кривой на один глаз, глухой на одно ухо, хромой на одну ногу. Повели они Рыжего, а я — за ними. Прошли сквер — не вырывается медведь… Прошли площадь — идет спокойно. Они оба держат его за две веревки, и я слышу, как высокий удивленно говорит маленькому: «Не вырывается». А тот отвечает: «Уже привык». Вот подходим мы к большим воротам, а на них надпись: «Зоологический парк». Защемило у меня сердце. Поворачивают прямо в ворота. Я к ним: «Подождите, ошибка вышла. Вы приобрели чужую собственность». А маленький мне: «Тише, гражданин. Хватит обманывать людей, а не то милиционера позову. Знаем вас!» — «Откуда, — спрашиваю, — знаете?» — «Боцман Лейте и матрос Котовай рассказали». Вошли в сад, и больше я Рыжего не видел. Но зато узнал, что есть изменники, готовые на все. За точность не ручаюсь, потому что случилось это давно. Поэтому перед судом, даже перед товарищеским, отвечать не могу».

— Ладно, — сказал Зорин, — поместим. Старик кусается потому, что не дали ему тогда рассказать о своих приключениях.

На другой день газету вывесили. Для заметок Эльгара и Карсена оставили место. Степа взялся втолковать норвежцам, что они тоже должны написать.

Когда норвежцы увидели сделанные Ковягиным карикатуры, они долго смеялись. Прочитать же газету они, конечно, не могли. Впрочем, Эльгар долго и очень внимательно рассматривал ее. Потом, когда норвежцы отошли от газеты, между ними начался оживленный разговор. Особенно много говорил Эльгар. О чем они говорили, для наших моряков осталось тайной. Но, когда Степа снова начал уговаривать их дать заметки, оба решительно отказались.

Глава XII

Три дня билась в лихорадке метель. На четвертый день ветер стих, и солнце, поднявшись над горизонтом, заиграло миллионами блесток на заснеженных просторах. Высокие снеговые наметы поднимались на ледяном поле возле торосов. Холмы острова, покрытые белым снегом, словно ватой, еще никогда не были видны так ясно.

На вахте стоял Павлюк. От острова оторвалась черная точка и быстро двинулась к пароходу. «Гости», — подумал кочегар и пошел известить об этом Лейте, который был вахтенным помощником капитана.

Через час на палубу поднялся гость.

— Все тот же Ландрупп, — буркнул себе под нос Лейте и поспешил навстречу норвежцу.

Ландрупп вежливо поздоровался.

— Кэптен… кэптен Хар… — сказал он.

— Не Хар, а Кар, — поправил гостя Лейте.

30
{"b":"175646","o":1}