ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Извините, капитан! Позвольте вас побеспокоить.

Кар замер на мгновение, вслушиваясь в эти слова, потом с быстротою молнии обернулся. Перед ним стоял Эльгар. Кар поглядел по сторонам, ища, кто обратился к нему по-английски.

Но, кроме норвежского матроса, он не увидел никого. Матрос слегка наклонил голову и повторил по-английски:

— Извините, капитан! Я должен сказать вам нечто весьма важное.

Кар ни одним движением не выдал своего удивления, что норвежец знает английский язык.

— Я вас слушаю, — ответил он по-английски.

Казалось, норвежец молчаливо одобрил эту выдержанность советского моряка.

— Капитан, я должен вам сказать, что шкипер31 Ларсен и его люди готовят нападение на ваш пароход. Нападение должно произойти этой ночью, после того как зайдет луна. Сигнал, подтверждающий это решение, — вон тот еле заметный огонек на берегу.

— Откуда вам это известно?

— Мы с Карсеном должны были принять участие в этом нападении. Наша задача — в подходящий момент запереть дверь из кубрика на палубу. Потом мы должны были напасть на вахтенного и связать его. Однако… мы передумали и не хотим участвовать в авантюре шкипера Ларсена.

— Что же вы советуете делать?

— Защищаться. Но так, чтобы, по возможности, не причинить вреда команде «Исбёрна». Команда обманута Ларсеном и Ландруппом.

— Благодарю вас! — сказал Кар и протянул руку Эльгару.

Они крепко пожали друг другу руки.

— Вы хорошо владеете английским языком, — сделал комплимент норвежцу Кар.

— Десять лет плавал гарпунером на английских китобоях, — ответил тот и добавил: — но вам нужно спешить.

— Пойдемте, — предложил Кар, — нужно предупредить товарищей. Вахтенный! — крикнул он. — Быть внимательным!

— Есть! — долетел ответ Ковягина.

Кар спускался в кубрик. За ним шел Эльгар. В левой руке капитан все еще сжимал таинственную трубку. В столовой их встретил бледный и взволнованный Карсен. Вершомет спокойно латал совик.

Глава II

— Боцман, — обратился к нему Кар, — позвать сюда всех людей. Быстро!

Охотник любил, когда его именовали новым для него званием.

— Есть! — ответил он, немедленно вставая из-за стола, открыл двери в кубрик и крикнул: — Подъем! Все в столовую! Быстро!

Моряки засуетились. Вершомет стучал в каюту Запары и Торбы.

— Карсен, вы знаете английский язык? — обратился Кар ко второму норвежцу.

— Нет, не знает, — ответил за него Эльгар.

Бледный Карсен подошел к Кару и что-то горячо сказал ему.

— Он отдает себя в ваше распоряжение, — перевел Эльгар.

Кар пожал руку норвежскому матросу.

В столовой уже собралась вся команда, за исключением Ковягина и Павлюка.

Кар был краток. Он сказал:

— Товарищи, норвежский моряк Эрик Олаунсен, он же Эльгар, сообщил мне, что капитан Ларсен с группой своих людей хочет захватить «Лахтак». Нападение должно произойти сегодня после захода луны. Мы должны защитить наш пароход. Поэтому объявляю на пароходе военное положение. Командир — я! Боцману Вершомету немедленно вооружить всех людей топорами и лопатами и выставить часовых. Старшему механику приготовить насосы, чтобы обливать врагов в случае атаки. Ответственным за носовую часть парохода назначаю Запару, за корму — Шелемеху, за левый борт — Вершомета, за правый — Соломина. Остальные — в резерве и находятся на нижнем капитанском мостике. Начальник резерва — старший помощник. Товарищи, фактически у нас нет огнестрельного оружия. Но все же мы имеем возможность защитить пароход, отразить врага и освободить наших товарищей, по-видимому попавших в плен к шкиперу Ларсену. Помните, что норвежские моряки спровоцированы на это нападение капитаном Ларсеном и лоцманом Ландруппом. Все на свои места!

Быстро один за другим моряки выходили на палубу. Там Вершомет раздавал топоры и лопаты. Самому же охотнику Торба со словами извинения передал мелкокалиберку.

В столовой остались Кар и оба норвежца. Штурман только теперь заметил, что он до сих пор сжимает в левой руке трубку. Разжал кулак, посмотрел на нее и бросил на стол. Эльгар наклонился над столом и поднял трубку. Внимательно рассмотрев ее, он, казалось, был чем-то удивлен.

— Капитан, откуда у вас эта трубка? — спросил гарпунер.

— А вы ее знаете?

— Да. Это моя трубка.

— Ваша? — удивился Кар.

— Конечно! Ее потерял шкипер Ларсен во время охоты. Это случилось за несколько дней до того, как я попал на «Лахтак».

— Любопытно! Ее нашли у нас на палубе… Тоже за несколько дней до вашего прибытия. Впрочем, мы еще поговорим на эту тему, а сейчас пойдемте на палубу.

— Капитан Кар, — заговорил Эльгар, идя вслед за штурманом по трапу, — я думаю вступить в переговоры с матросами «Исбёрна». Со слов Карсена мне известно, что Ларсен уверял свою команду, будто бы я у вас под арестом.

— Приветствую ваше предложение, но мы должны быть осторожны. Вы знаете, что мы фактически безоружны. У Ларсена много оружия?

— Ружей у него больше, чем людей. Патронов тоже достаточно.

Когда вышли на палубу, луна уже коснулась горизонта. Приближалось время темноты. Тогда на небе будут светить только звезды. Огонек на острове погас. Очевидно, нападающие сошли на лед и приближались к пароходу.

В сотне метров от «Лахтака» темнели фигуры Вершомета и Котовая. Приспосабливая пожарный насос, Зорин объяснил Кару, что делают охотник и матрос:

— Они натягивают канат. На конце каната тлеет фитиль, а под канатом — пакля, смоченная бензином; если потянуть за канат, огонь попадет на паклю — и бензин вспыхнет.

Кар прошел с норвежцами на капитанский мостик, где должен был находиться Торба с резервом. Он застал там одного механика.

— Где ваш резерв?

— Котовай помогает Вершомету, а Ковягина я послал за Павлюком. Я — здесь, вот и все.

Луна спряталась. Моряков обступила густо-синяя темнота звездной ночи.

К Торбе подбежал Ковягин.

— Павлюк не хочет выходить из каюты, — доложил кочегар.

— Как это — не хочет?

— Дверей не открывает. Говорит: «Приходи через час, тогда поговорим».

— Ты ему сказал о военном положении? — рассердился механик.

— Да! Сказал, что его расстреляют за непослушание.

— То-то же! Он и решил, что ты шутишь. Что он ответил?

— Ничего. Молчит.

— Андрей Васильевич! — тоном приказа обратился к Торбе Кар. — Пойдите сами к Павлюку и вызовите его. Если он не захочет открыть каюту, ломайте двери. Возьмите с собою Ковягина, а если нужно, позовите на помощь Шелемеху. Я буду здесь. Торопитесь.

«Пора кончать с секретами», — подумал Кар.

Двери рубки оказались запертыми. На стук механика никто не отвечал.

— Павлюк! — крикнул Торба. — Сынок!

Молчание.

Механик приложил ухо к дверям. Ему послышался какой-то шорох.

— Открывай двери, — сердито крикнул Торба, — а не то сейчас же взломаем!

Снова молчание.

— Ковягин, зови Шелемеху! — сказал механик, решивший выполнить приказ капитана.

Кочегар побежал за товарищем, который как раз в это время куда-то отошел. Торба уперся в дверь плечом и снова прислушался. Внезапно он услышал металлические звуки, напоминающие жужжание какого-то инструмента. Это жужжание услышали Кар, Соломин и Запара. Они узнали те странные звуки, которые так долго тревожили их. Механик отступил от дверей и выпрямился.

— Это же радио! — сказал он. — У нас радио?

Торба поднял руку, чтобы еще раз постучать в дверь радиорубки. Но неожиданно с другой стороны парохода вспыхнуло пламя. Через две секунды раздался выстрел. «Нападают!» — подумал механик и побежал к капитану.

Жужжание в радиорубке не прекращалось.

Глава III

Смоченная бензином пакля вспыхнула с неожиданной быстротой. Норвежцев, по-видимому, поразило это пламя и фигуры людей на борту. Кто-то из них, не теряя времени, выстрелил. Этот выстрел был как бы сигналом. Затрещали ружья. Но сразу же после первого выстрела советские моряки легли на палубу и таким образом спаслись от пуль норвежских зверобоев.

вернуться

31

Шкипер — устаревшее название командира судна.

35
{"b":"175646","o":1}