ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Два градуса на себя! — крикнул Кар Соломину, наклоняясь к нему.

— Есть! — Соломин быстро крутнул штурвальное колесо.

На палубе собрался весь экипаж, оставшийся на пароходе. Лейте насчитал одиннадцать моряков. Не хватало только механика Торбы и кочегара Павлюка.

— Где механик? — налетел Лейте на машинную команду.

— Остался в машине.

— Черти бы его там оставляли! — выругался боцман и прыгнул в машинный люк.

Через полминуты он стоял в машинном отделении. Паровая машина так грохотала и дрожала, что казалось, вот-вот вылетит из своего крепления. Механик дал полный пар. Но, очевидно, этого было ему еще мало. Лейте увидел, как Торба и Павлюк, побагровев от напряжения, нажимали на какой-то рычаг. Они закрывали пару буквально все выходы, чтобы направить всю его силу на вал, вращающий винт парохода. Из-за грохота машины Лейте не слышал, как механик говорил кочегару:

— Вместо семидесяти максимальных мы дадим сто двадцать оборотов винта…

Может быть, механик сказал бы еще что-нибудь, но Лейте не дал ему закончить, потому что знал, что жить им оставалось вряд ли более пяти минут.

— К черту отсюда! — заорал боцман, хватая их за плечи. Наверх!

По выражению лица боцмана механик понял всю опасность положения и крикнул:

— Павлюк, наверх!

— А ты? — И боцман схватил механика за руку.

— Я оставлю машину последним! — крикнул Торба.

Разъяренный боцман мигнул Павлюку. Немедля четыре сильные руки подняли низенького механика и, не обращая внимания на его возмущенные выкрики, потащили по трапу наверх. Машинное отделение опустело, только гулко гремела машина. Подходила последняя минута. Пароход приближался к зюйдовому мыску острова.

Обвязавшись пробковыми поясами, люди готовились спустить шлюпку в тот момент, когда «Лахтак» ударится килем о берег. Только Котовай, который всем раздавал пояса, забыл обвязать себя самого. Грустными глазами глядел он на корму, которую заливали волны, и на вспененное бурливое море. Рядом с ним стал юнга Степа. Взгляд юнги скользнул по борту парохода и остановился на канате лага,8 тянувшемся по воде.

Он возбужденно обернулся, толкнул Котовая и показал рукой туда, куда смотрел сам. Матрос выпрямился и нахмурился.

— Ого! — Он взмахнул кулаком над головой и, подбежав к группе людей, ожидавших на спардеке своей последней минуты, закричал: — Боцман, человек за бортом!

«Лахтак». Глубинный путь(изд.1960) - i_006.png

За кормой в волнах боролся за жизнь человек. Он ухватился за лаг, и пароход буксировал его за собой. Волны заливали голову тонущего, не давая его рассмотреть. Да в тот момент никто и не пытался это сделать. Лейте забыл, что через минуту ему самому придется спасаться от разбушевавшихся волн берегового прибоя, и смело бросился на корму. Волны гуляли по корме, заливая людей до колен. Котовай и боцман потянули за лаг-линь.9 Корма подпрыгивала на волнах, словно мяч. Моряки едва стояли на ногах. Человек, которого подбрасывало волнами на конце лаг-линя, напоминал большую рыбу на крючке. Матросы боялись, чтобы не оборвался линь, тогда человек безусловно погибнет. Но вот он уже около самой кормы. Самое страшное, самое опасное место: здесь волна может убить, ударив его о борт. Кроме того, пароходный винт образует здесь водоворот. Если человека затянет туда, его могут изрубить острые лопасти.

Но этот сумасшедший великан — кочегар Павлюк! Он вытащил длинный флагшток, торчавший из кормы, обвязал себя и лаг-линь пробковым поясом и прыгнул за корму, держа один конец флагштока. Остальные моряки держали другой конец. Именно в этот момент решилась судьба парохода. Но теперь это видели только Кар и Соломин да еще, пожалуй, кок,10 от страха забравшийся под дымовую трубу парохода.

Пароход отнесло к самому мыску и промчало метрах в ста от берега. Кару казалось, что он слышит, как киль чиркнул по дну. Штурман махнул рукой, и Соломин круто повернул руль. Зюйдовый мысок острова остался далеко позади. Здесь берег шел в юго-восточном направлении.

Теперь остров ослаблял ветер, и волны относили пароход от берега. Штурман вздохнул с облегчением и повернулся к рулевому. Глаза Соломина светились радостью, а руки на штурвале совсем ослабли.

— Рулевой, не спать! — крикнул Кар. Глаза и губы его смеялись.

В этот момент они совсем забыли о несчастье — гибели шлюпки.

Кар взял курс в открытое море.

В то же время на корме Павлюк вытаскивал из воды утопающего.

Здесь тоже почувствовали ослабление ветра, хотя волны все еще прыгали на палубу. Спасенный потерял сознание, но не выпускал из рук лаг-линя. Руки его, казалось, одеревенели. Боцман ножом разрубил линь и подхватил на руки пловца. Все увидели его лицо и узнали охотника Вершомета, выезжавшего на берег в шлюпке. Значит, он был в шлюпке, когда та опрокинулась.

Боцман подумал, что Вершомет, наверное, наглотался воды, и вместе с Котоваем потащил охотника на спардек. За ним поспешили остальные.

В это время среди них появился Кар:

— Эй, там! На места!

Этот крик заставил всех оглянуться. Моряки увидели, что пароход быстро отдаляется от острова. Его относило на восток.

Глава VI

Все вернулись на свои места. Шло время второй вахты, но никто не отдыхал. Вся подсменная вахта съехала с капитаном на берег. Кое-кто там остался, а большинство погибло во время аварии шлюпки. Перед Каром и Торбой стояла задача распределить людей таким образом, чтобы часть из них немедленно пошла отдыхать. Штурман отослал в кочегарку кока и юнгу, чтобы усилить машинную команду.

Тем временем боцман и Павлюк так протрясли охотника, что вся вода вылилась из него, и он пришел в себя. Охотник тихо стонал. Штурман приказал перенести беднягу в кают-компанию, положить на диван и дать немного вина из аптечного запаса.

Охотник выпил, облизнулся и попросил еще. Котовай, сидевший возле больного, усмехнулся и хитро подмигнул:

— Ну, не пропадешь, жить будешь!

Вершомет улыбнулся в ответ и хотел было подняться, но слабость не позволила ему сделать это. Он снова положил голову на кожаную подушку и, закрыв глаза, прислушивался к глухим ударам волн в борт парохода. Иногда он вздрагивал. Ему казалось, что волны накатываются и давят на него.

— Выздоровеешь, — ободряюще сказал ему матрос и вышел из кают-компании.

А море все бушевало. Грозные валы, поднимаемые ураганным ветром, становились еще грознее. Ветер безумствовал. Он срывал с гребней волн ливень брызг и поднимал их в воздух. Этот дождь заливал палубу «Лахтака».

Кар надел резиновый плащ и зюйдвестку. Он спрятался в надстройку на капитанском мостике и думал о том, как защититься от напора волн, мчавшихся вдогонку за пароходом. Он решил минут двадцать — тридцать держаться этого курса, а потом для безопасности повернуть и идти в противоположную сторону.

Ветер, неожиданно налетевший два часа назад, наконец пригнал тучи и начал заволакивать горизонт завесой серых полярных туманов. За клочьями туманов исчезли берега острова Уединения. Вокруг виднелся только бушующий морской простор.

Над головой штурмана с шумом вырвалось облако пара.

«Пар выпускают», — догадался Кар.

Действительно, Торба велел выпустить лишний пар, потому что механик все-таки боялся, как бы не взлетели в воздух старые котлы вместе со всем пароходом.

Кар спокойно оглянулся на море и поднес к глазам большой двенадцатикратный бинокль. Но и с помощью бинокля разглядеть что-либо сквозь клочья тумана было невозможно. Он медленно обернулся, не отводя глаз от бинокля, и взглянул в противоположный угол капитанского мостика. Перед ним возникла какая-то фигура, прижимающая к лицу бинокль. Напротив него, на капитанском мостике, стояла знакомая фигура гидролога Запары.

Запара немного удивленно смотрел на Кара.

вернуться

8

Лаг — прибор для измерения расстояния, пройденного пароходом.

вернуться

9

Лаг-линь — веревка лага.

вернуться

10

Кок — повар на пароходе.

4
{"b":"175646","o":1}