ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы считаете, что у этого острова могут быть перспективы? — спросил Бентсен.

— Бесспорно! Нефть — это кровь современной индустрии. Здесь может быть топливная база для пароходов, плавающих по Великому Северному морскому пути.

Они задержались возле нефтяных источников. Солнце уже стояло над горизонтом, когда они двинулись дальше.

— Придется ночевать на снегу, — сказал охотник.

— А если будем идти быстро, успеем? — спросил Степа.

— Нет, поздно. Нужно искать место для ночлега. Пойдемте.

Поворачивая к югу, берег обрывался в море высокими скалами. Они блестели тысячами вкрапленных в них золотых блесток. Это были пириты.

— Тоже полезная вещь, — сказал Запара Бентсену.

Вершомет предложил устраиваться здесь на ночлег. Товарищи согласились. В одном месте скалы сомкнулись таким образом, что образовали что-то вроде грота. Здесь же из-под снега выглядывал неизвестно как попавший сюда плавник.

Моряки разгребли снег и увидели пепел и уголь — следы человека. Очевидно, плавник был принесен сюда людьми.

У Вершомета и Бентсена были меховые спальные мешки. В них устроились на ночлег по двое. Учитывая, что ночью мог прийти белый медведь, решили поочередно стоять на часах. Первым караулил Запара.

Глава Х

Запару сменил Степа.

Мальчику было холодно и хотелось спать. Зевая, он посидел на камнях, а потом, чтобы не заснуть, встал и пошел мимо скал, между которыми спали товарищи. Осмотрел щели между скалами, понаблюдал звезды на небе. Несколько лет назад Степа мечтал стать астрономом. У него была карта звездного неба и театральный бинокль. По ночам он изучал по этой карте звезды.

Теперь юнга быстро нашел знакомые созвездия Большой и Малой Медведиц, Плеяды, Андромеду, Пегаса, Волосы Вероники. Нашел Венеру, красноватый Марс, Юпитер и Сатурн, которые заметно отличаются от мерцающих вокруг них звезд. Он знал на память цифры расстояния между Землей и Солнцем, Землей и Луной, планетами и отдельными звездами. Его захватывало и пугало то, что Солнце почти в полтора миллиона раз больше земного шара; что ближайшая звезда Альфа Центавра, которую он никогда не видел, находится на расстоянии около четырех световых лет от Земли. А световой год — как это много! За секунду луч света пробегает триста тысяч километров. Сколько же километров пробегает он за три с половиною года?

Но простое созерцание звезд не удовлетворяло Степу. Он мечтал о межпланетном, а может быть, и межзвездном путешествии. Степу тянуло странствовать по земному шару. Окончив семилетку, он с товарищами отправился в экскурсию в Москву и Ленинград, а вернувшись в Архангельск, устроился учеником в порт. Вскоре комсомольская ячейка выделила нескольких комсомольцев для посылки их юнгами на пароход. Степа упросил, чтобы послали и его, и попал на «Лахтак». Здесь он сначала проходил практику у кока на камбузе, где чистил и мыл кастрюли. Потом его перевели в дневальные. Он убирал кубрики матросов и кочегаров и носил им в столовую завтраки, обеды и ужины.

Степа засмотрелся на Полярную звезду. Удастся ли, думал он, увидеть когда-нибудь эту звезду в зените, над самой головой? Для этого нужно попасть на Северный полюс: Полярная звезда стоит почти над полюсом.

Почувствовав холод, Степа двинулся дальше, вдоль скал. Мечты перенесли его на юг. Он мечтал побывать на экваторе и в Южном полушарии. Ему хотелось взглянуть на созвездие Южного Креста, о котором он столько читал. Он хотел бы увидеть Канопус — самую яркую звезду Юга. «А если бы найти созвездие в виде пятиконечной звезды!» — подумал Степа и снова стал смотреть на небо.

Внезапно сзади, в камнях, послышался шорох. Юнга вздрогнул и обернулся. В темноте между скалами он ничего не увидел, но хорошо слышал чьи-то шаги. Сжав ружье, он стал прислушиваться. «Зверь, медведь?» Но шорох напоминал шаги человека.

«Кто же это ходит здесь ночью?» Степа хотел крикнуть, но удержался. Нужно выяснить, кто это: человек или зверь. Если зверь, он будет стрелять. Если это человек, то нужно его окликнуть.

Шаги стали ближе, и теперь Степа определил, что это человек. Кто этот неизвестный? Может быть, кто-нибудь из группы Эльгара? А может быть… Ведь это же может быть шкипер Ларсен. Вот он уже совсем близко. В темноте показалась высокая человеческая фигура.

— Кто там? — кричит юнга.

Фигура останавливается, и в ответ — короткая вспышка выстрела. Что-то ударило в грудь, в ушах гром, мальчик упал на снег. Он не увидел второй вспышки, не услышал второго выстрела и не почувствовал, как еще одна пуля обожгла его плечо: Ларсен еще раз выстрелил в лежачего.

Ларсен остановился на секунду, прислушался и сделал шаг к мальчику. За камнями послышались шаги. Шкипер повернулся и бросился бежать.

Бентсен проснулся после первого же выстрела. Он выскочил из мешка в то же мгновение, когда раздался второй выстрел. Разбудил Запару и Вершомета.

— Медведь? — спросил охотник, хватая лежавшее рядом ружье.

Норвежский штурман не понял Вершомета, но и он был уверен, что Степа стрелял в зверя.

Все трое с криком выскочили из скалистого грота.

Охотник окликнул юнгу, но тот не отозвался. В десяти шагах от них что-то чернело на снегу. Моряки поняли, что это юнга. Медведя нигде не было видно. Он, наверное, убежал, почуяв их, а перед тем успел ударить мальчика.

Все трое наклонились над мальчиком. Охотник провел рукой по его куртке и обнаружил кровь.

— Ранен! — крикнул он. — Не дышит! — В голосе его звучал страх.

Бентсен вытащил смоченный нефтью платочек и зажег его, как факел. При свете этого факела гидролог начал осматривать юнгу. Он увидел, что пуля навылет пробила ему грудь. Потом он послушал пульс.

— Он еще жив! — сказал гидролог.

Слезы, скатываясь по его щекам, замерзали маленькими ледышками.

Бентсен передал факел Вершомету и взял ружье, которое лежало около мальчика. Он открыл замок, заглянул туда и разрядил ружье.

— Пять, — сказал Вершомет, пересчитав патроны. — Он не стрелял.

Моряки переглянулись.

— Шкипер Ларсен, — твердо сказал Бентсен. — Он может перестрелять всех нас. Будем осторожны.

Запара перевел Вершомету слова норвежца.

Вершомет оглянулся и снова опустился на колени перед юнгой. Гидролог перевязывал раны.

— Нужно немедленно доставить его на пароход, — сказал он. — Может быть, там нам удастся его спасти.

— Пойдем! — сказал Вершомет вставая.

Из ружей и мехового мешка сделали носилки. На мешок положили Степу и, не теряя ни минуты, двинулись в путь.

Бентсен не советовал идти через горы. Там их могут задержать скалы и кручи. Лучше пойти берегом. Ведь шкипер говорил, что остров можно обойти за двадцать четыре часа, а они прошли уже более половины пути. Охотник и гидролог согласились со штурманом. Идти было нелегко. Моряки то и дело спотыкались в темноте. Двое несли носилки, а один шел впереди, показывая дорогу. Обходили расщелины и провалы. Переходили глубокие овраги, спускавшиеся с моря.

Шли молча. Невесело и тревожно было морякам. Иногда, утомленные, они начинали идти еще медленнее. Тогда Вершомет негромко кричал:

— Быстрее! Быстрее!

Проходили часы. Сначала в темноте мерцали только звезды. Но вот горизонт над обледенелым морем прояснился, и вскоре всплыла луна. Она была обращена рожками вниз и равнодушно смотрела на трех людей, которые, выбиваясь из сил, продвигались вперед. Теперь идти стало легче — белая полоса снега отчетливее вырисовывалась над скалами острова. Молча сменяли друг друга и снова шли вперед. Запара чувствовал, что у него звенит в висках, но ни единым жестом не выдавал своей усталости.

Холодное утро застало этих людей в дороге. Они не уменьшали шага.

Вдали среди льдов зачернел пароход.

Глава XI

С юга пролетели кайры,33 вестники победного наступления весны. В море трескался лед, на острове темнел и оседал снег. За кайрами появились гаги, гагары, казарки, снеговая чайка, которую можно заметить на снегу только благодаря ее темным лапкам и черному клюву, трехпалая чайка с черными крыльями и редкая птица — розовая чайка.

вернуться

33

Кайра — небольшая черная птица из семейства чаек.

41
{"b":"175646","o":1}