ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда вся подготовительная работа была закончена. Бентсен отослал на пароход всех своих помощников. Он проверил в последний раз фугасы, запалы и провода и тоже возвратился на «Лахтак». Это были минуты напряженного ожидания. Успех или неуспех взрывов должен был определить, скоро ли моряки вернутся домой. Опасались также, чтобы взрывы не повредили пароход. Четыреста метров гарантировали полную безопасность, и все же нужно быть осторожными.

Кар приказал всем спрятаться в помещения. Он боялся, чтобы обломки льда, залетев на пароход, не ударили кого-нибудь.

В каюте радиста Степа под наблюдением Бентсена включил ток. В то же мгновение грохнул первый взрыв, поднявший вдали, на самом краю ледяного поля, столб воды и обломков льда. Почти одновременно рядом поднялся второй точно такой же столб, а за ним третий, четвертый, пятый, шестой. Четыре секунды гремела канонада. После шестого взрыва палуба содрогнулась, и в каютах зазвенела посуда. Град мелких обломков льда посыпался на палубу и на пароходные надстройки.

Сразу же после этого двери кают открылись, и оттуда высунулись головы моряков, с нетерпением и любопытством ожидавших удара пароходного колокола, который должен был сигнализировать об окончании взрывов.

Вахтенный медленно отбил сигнал. Все бросились к трапу, чтобы сойти на лед и посмотреть на результаты взрывов.

Но Бентсен позволил пойти вместе с ним только двоим морякам. Остальные должны были наблюдать на расстоянии приблизительно ста метров. В трехстах метрах от парохода Бентсен увидел, что в тех местах, где были фугасы, образовались выбоины диаметром в пять-шесть метров, в которых плавала ледяная крошка. От каждого такого места тянулось пять-шесть расселин. Ближе к морю расселины от одних взрывов перекрещивались с расселинами от взрыва других фугасов. Край ледяного поля метров на сто развалился совсем и потихоньку расползался под порывами северо-восточного ветра.

Но, даже если бы «Лахтак» и находился там, где взорвался самый далекий от него фугас, то и тогда он не смог бы выбраться собственными силами. Бентсен видел, что в тех местах, где лед трескался, необходим был еще целый ряд взрывов, чтобы пароход мог выйти на чистую воду. Кроме того, оставалось еще почти четыреста метров нетронутого льда. Для него нужны были взрывчатые вещества. Кар и Бентсен рассчитали, что, если экономно расходовать эти вещества, то их хватит, чтобы освободить «Лахтак». На то, чтобы пробить во льду новые дырки, ушло еще несколько дней. Теперь дырок сделали в несколько раз больше, чем нужно. Началась новая серия взрывов. Бентсен производил их по одному. Проверив результаты взрыва, он отыскивал наиболее подходящее место для закладки нового фугаса. Когда там не было заранее приготовленной дырки, приходилось ее пробивать.

Кар приказал разводить пары, чтобы быть готовыми использовать первый же удобный случай и выскочить из ледяной западни.

Торба, укомплектовавший свою машинную команду норвежцами, среди которых нашлись мотористы, поспешил исполнить приказ капитана.

Степа, ходивший уже без посторонней помощи, активно вмешивался во все дела на пароходе. Работать ему еще не позволяли, но он помогал матросам в разных мелочах, лазил в машинное отделение и кочегарку, где не могли обойтись без его услуг и советов, спускался на лед и наблюдал, как там готовили фугасы.

Мысль о давно ожидаемом плавании радовала всех.

После каждого взрыва сокращалось расстояние, отделявшее пароход от воды.

И вот наконец корпус судна задрожал, обломки льда засыпали корму и правый борт, а ледяные тиски, сжимавшие пароход, разжались. Около борта выступила вода.

Долго и протяжно гудел гудок. Гудел на полную силу своих паровых легких. Он извещал, что пароход готовится выйти в море, и звал последнего часового, стоявшего у красного флага. Последнюю вахту нес Котовай.

Кар и Бентсен искали его с помощью биноклей. Они видели, как с острова сошли на ледяное поле два человека, а не один. Обходя широкие проталины, перелезая через торосы, они спешили к пароходу. За этими двумя людьми наблюдали все, кроме машинной команды. Все догадались, что второй был шкипер Ларсен.

Вот оба пешехода приблизились к борту.

Впервые после долгого молчания зазвенел звонок машинного телеграфа, а в машинном отделении внимание Торбы привлекла стрелка, показывавшая на сектор «Готовьтесь».

— Пар, пар поднимайте! — крикнул Зорин в кочегарку.

Механик каждую минуту ожидал нового звонка, который передвинет стрелки на сектор «Малый вперед». И вот звонок прозвенел. Дрожащими руками механик дал пар. Медленно двинулись поршни, и заработала ходовая часть парохода.

За кормой под лопастями винта весело забурлила вода.

Глава XIV

— Мне капитана! — сказал шкипер Ларсен, поднявшийся вместе с Котоваем на палубу «Лахтака».

— Пойдешь со мной, — ответил Лейте и повел Ларсена на капитанский мостик.

— Где ты его захватил? — спрашивали матросы Котовая.

Эльгар, который уже хорошо понимал по-русски, перевел рассказ Котовая норвежцам.

— Сам сдался. Подходит, платком машет. Я насторожился. Он бросил ружье и подходит ближе. Я вспомнил, как он разговаривал с Эльгаром, и показываю руками: выбрось револьвер. Он вытащил его из кармана и швырнул мне под ноги. Подходит еще ближе, что-то говорит и на пароход показывает. А было все это уже после гудка, когда я дошел до самого берега. Часто имя нашего капитана произносит. Ну, я и понял: услышал он, что пароход покидает остров, и напал на него страх. На пароход хочет. Я его и забрал.

Тем временем Ларсен поднялся на капитанский мостик. Кар встретил его суровым и вопрошающим взглядом.

— Капитан Кар, — обратился к нему Ларсен, — я пришел сказать, что сдаюсь и вверяю вам свою жизнь.

Кар ответил ему холодно, сжато и твердо:

— Я арестовываю вас, шкипер Ларсен, как преступника, и передам властям. Товарищ Лейте, посадите этого человека в отдельную каюту и поставьте около нее стражу.

— Есть! — ответил Лейте и, повернувшись к Ларсену, сказал: — Пойдем!

Кар повернулся, подошел к машинному телеграфу и перевел ручку на сектор «Малый вперед».

Соломин повернул штурвал, и пароход начал разворачиваться, нажимая кормою на лед. Растолкав носом льдины, он двинулся вперед, используя каждую трещину и разводье. Был момент, когда, войдя в узкую расселину, он остановился. Пароход давил на лед, но расселина не расширялась. Тогда Кар позвонил: «Полный вперед», — и, нажав изо всех сил, «Лахтак» раздвинул стены расселины. Через час пароход вышел на чистую воду.

Кар вызвал к себе Павлюка:

— Известите Архангельск, что «Лахтак» собственными силами вырвался изо льдов и идет по чистой воде.

— Товарищ капитан, — печально ответил Павлюк. — позвольте мне перейти на работу в кочегарку.

— А что такое?

— Наша радиостанция испортилась, и я никак не разберусь, в чем дело.

— Плохо. Ты пробовал советоваться с Запарой и Торбой?

— Советовался. Они тоже осматривали, но в чем дело, не знают.

Кар нахмурился. Ему было ясно — среди всей команды никто, кроме Павлюка, не разбирался в радио. Снова придется стать немым пароходом.

— Что ж, — сказал он Павлюку, — попробуй еще раз. А если ничего не выйдет, валяй в кочегарку.

«Лахтак» шел на запад. Кар знал, что Запара, Лейте и Вершомет еще в начале весны наблюдали там немало полыней, образовавшихся, по-видимому, от действия теплого течения. Он хотел воспользоваться этими теплыми водами, чтобы пройти к северному берегу острова, осмотреть таинственную бухту с подводным гейзером и попытаться набрать из озера нефти. В самом деле, огибая остров с запада, «Лахтак» не встретил льда. Узкая ледяная полоса вдоль берега становилась все тоньше и тоньше и наконец исчезла совсем. Только на севере небо над горизонтом белело, свидетельствуя о присутствии там льда. Очевидно, там начинался район постоянного обледенения.

«Лахтак» подошел к бухте. Так же как и зимой, посреди бухты бурлила вода, а вокруг нее расплывались синие пятна нефти. Гидролог взял образцы воды для исследования.

44
{"b":"175646","o":1}