ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кар не отважился заходить в эту неизученную и непромеренную бухту. Пройдя ее, «Лахтак» подошел к тому месту, откуда было видно нефтяное озеро.

На разведку пошла шлюпка с Торбой, Запарой, Бентсеном и Степой. Они вернулись и подтвердили то, что уже было известно.

Набрать нефть было не таким уж сложным делом. За это взялся Лейте.

Между полубаком и спардеком лежал вверх дном довольно большой баркас. Им пользовались еще на Новой Земле во время выгрузки строительных материалов. Теперь баркас спустили на воду, положив в него ручной насос и все бывшие на «Лахтаке» шланги. Шлюпка отбуксировала баркас к берегу. На нефтяном озере установили насос, а шланги провели к морю. Из озера качали нефть в баркас. Накачав, буксировали к пароходу и там перекачивали в цистерну.

Два дня длилась тяжелая работа. Все устали, но зато цистерна наполнилась нефтью.

Наконец пришло время прощаться с островом Лунной Ночи. С ружьями в руках команда вышла на палубу. Подняли якорь. Загудел третий прощальный гудок. Вершомет скомандовал:

— Пли!

Отгремел ружейный салют, и на палубе воцарилась тишина. Слышно было только, как дрожит машина и еле заметно плещет вода за бортом. Кое у кого из норвежцев на глазах выступили слезы: им припомнились тяжелые дни, прожитые на острове. Да и вообще не было человека на пароходе, который не волновался бы. Правда, расставание с островом вызвало разные мысли и чувства. Одни вспоминали пережитые здесь опасности и тревоги, другие мечтали о скором возвращении домой и встрече с близкими; мрачные Ларсен и Ландрупп горевали о своих утраченных надеждах. Опершись на фальшборт, Степа говорил Павлюку:

— Мы еще вернемся на этот остров! Недаром над ним развевается красный флаг. Здесь заводы будут перерабатывать нефть. В этой бухте будет порт. На берегу вырастут дома научно-исследовательской станции.

Кочегар пожал руку своему юному другу.

Пароход отходил все дальше и дальше. Вот уже скрылся из виду берег острова, и на его месте зачернелась над морем большая скала, испещренная белыми снеговыми пятнами. Над горизонтом склонилось солнце, окрасившее море в красный цвет. Воздух был неподвижен, а воду волновало только движение «Лахтака».

Между тем становилось все холоднее. Запара измерял температуру моря и качал головою. Через каждые несколько миль температура падала. Гидролог боялся встречи со льдами. Кар приказал рулевому изменить курс с западного на юго-западный. Сначала штурман хотел попытаться обойти Северную Землю с севера. При этом он вспоминал успешный поход «Сибирякова» в 1932 году. Тогда капитан Воронин и профессор Шмидт использовали исключительно теплое для Арктики лето и прошли мимо северного мыса, не встретив льда. Теперь же, получив от гидролога предостережение, Кар изменил курс. Он решил направиться к проливу, через который «Лахтак» прошел минувшей осенью и где дезертировали трое из его команды.

«Где-то эти дураки? — подумал штурман. — Выжили ли они?» Он не мог понять, на что рассчитывали Шор, Попов и Аксенюк, покидая пароход.

Кару захотелось выпить чаю, и он пошел в кают-компанию. По дороге он встретил шкипера Ларсена. Тот гулял, сопровождаемый часовым. Кар вспомнил один неразрешенный вопрос и обратился к Ларсену:

— Скажите, Ларсен, чем объяснить, что на палубе «Лахтака» нашли трубку Эльгара за несколько дней до того, как мы встретились с вами?

— Это я потерял ее, — ответил Ларсен, и в глазах его затеплилась какая-то надежда. — Я спас тогда ваш пароход, — добавил он, — потому что, заметив огонь, зазвонил в колокол.

— Так это были вы… — протянул Кар. — Бесспорно, вы с этой трубкой и были настоящей причиной пожара.

Глава XV

«Лахтак» вошел в пролив Шокальского. Пройдя мыс Анучина, взяли курс на остров Арнгольда. Этот островок лежит в северо-восточной части пролива. Его открыла экспедиция Вилькицкого, назвавшая его именем врача с ледокола «Вайгач».

Приближаясь к островку, пароход шел правым бортом мимо острова Октябрьской Революции. Вдали, на фоне гигантского ледника, возвышалась гора Бык.

Запара опускал в море ведро, ловко набирал воду и, вытащив его за шкертик на палубу, измерял температуру. Вскоре он пришел к выводу, что чем дальше пароход уходит в пролив, тем холоднее становится вода. И в самом деле, за островом Арнгольда льдины стали встречаться все чаще и чаще. В большинстве случаев это были айсберги и мелкие обломки глетчерного36 льда, но иногда попадались и обычные льдины из морской воды, которые еще не успели растаять.

Приближаясь к фиорду, «Лахтак» попал в семибалльный лед. Кар приказал рулевому повернуть на восток. Он хотел подойти к мысу и попробовать пройти через пролив, держась берега острова Большевик. От мыса до глетчера Партизанского обледенение достигало трех-четырех баллов. Но дальше уже больше половины видимой поверхности покрывал лед.

«Лахтак» продвигался вперед чрезвычайно осторожно. Иногда он подолгу стоял на месте, выбирая путь между льдинами, которые под влиянием местных приливно-отливных течений плыли то в одну, то в другую сторону.

Через три дня «Лахтак» остановился перед толстым слоем льда, который начинался за проливом Тельмана. Вершомет сошел на лед и убил белого медведя. Пока кок жарил медвежатину, Кар созвал на совещание своих помощников. Совещание должно было решить, поворачивать ли в море Лаптевых с тем, чтобы через пролив Вилькицкого попытаться пройти в Карское море, стоять ли здесь и выжидать, пока тронется лед, или же искать другого выхода.

На совещание пришли Торба, Бентсен, Лейте, Запара, Вершомет, Эльгар, Зорин и Павлюк. Но Кар не успел высказать свои соображения, как вбежал вахтенный Соломин.

— Ледокол! — крикнул он. — Идет нам навстречу!

Все поспешили на капитанский мостик.

От противоположного берега пролива приближался пароход. По-видимому, это был мощный ледокол, потому что он быстро продвигался сквозь лед. Вскоре долетел могучий бас гудка. Бентсен дернул за шнурок, и «Лахтак» загудел в ответ. К нему подошел ледокол «Хатанга», которым командовал капитан Кривцов.

Оба парохода сразу же зацвели флагами.

— Поздравляем с возвращением! — прокричал в рупор Кривцов.

— Благодарим! — ответил Кар.

Экипажи обоих кораблей приветствовали друг друга, размахивая шапками и платками и крича «ура».

Обломав лед вокруг «Лахтака», «Хатанга» стала борт к борту с пароходом. Боцман ледокола перебросил трап со своего высокого борта на «Лахтак». Первым сошел по этому трапу Кривцов. За ним двинулись все свободные от вахты, чтобы пожать руки морякам «Лахтака». После первых горячих приветствий капитаны перешли к деловому разговору.

— Я шел освобождать вас, — сказал Кривцов. — Нас беспокоило отсутствие сообщений с «Лахтака». Теперь «Хатанга» выведет вас в Карское море, где вы сможете идти и без нашей помощи. До Диксона льда нет, а там вы присоединитесь к Обь-Енисейскому каравану. Мы дадим вам угля и поможем, если вам нужен небольшой текущий ремонт.

Поблагодарив, Кар рассказал обо всех приключениях «Лахтака» и его экипажа.

Закончив свой рассказ, он спросил, куда идет «Хатанга».

— Туда, откуда идете вы. Везем на ваш остров экспедицию. Будем строить научно-исследовательскую станцию. Поэтому прошу вас передать все материалы об этом острове. Меня интересует гидрография, а членов экспедиции — все остальное. Переходите на часок к нам, и мы организуем в кают-компании вашу лекцию.

Кар согласился.

— Я возьму с собой нашего ученого-гидролога Запару и норвежского штурмана Бентсена. Они знают об острове больше меня.

— Прошу, прошу вас! — гостеприимно ответил Кривцов и добавил: — Между прочим, я передам вам трех больных пассажиров, чтобы вы отвезли их в Архангельск.

— Кто они такие?

— Североземельцы — Аксенюк, Шор и Попов. Вы их знаете?

— Вы их нашли?

— В хижине, на мысе, да притом больными цингой. Они рассказали, что вы их высадили силой. Но я сказал им, что у меня есть ваш подробный отчет, переданный по радио. После этого они признались, что бежали с корабля, надеясь добыть мех и боясь зимовки в море Лаптевых. Эти дезертиры перессорились между собой. Они лодырничали, почти ничего не добыли охотой и весною заболели цингой. Мы застали их в очень тяжелом состоянии.

вернуться

36

Глетчер — ледяной поток, спускающийся по горной долине.

45
{"b":"175646","o":1}