ЛитМир - Электронная Библиотека

ТВ советской провинции

Александръ Дунаенко

Дизайнер обложки Александръ Дунаенко

© Александръ Дунаенко, 2019

© Александръ Дунаенко, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-4474-7234-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Актюбинское ТВ – родина слонов

Интервью «Эфир длиною с полвека» от 11.03.2010г. с директором «Казахстан-Актобе» Раукеном Отыншиным на глаза мне попалось случайно. Прочитал с интересом, но ничего нового для себя там не обнаружил. Я уже знал, что в октябре 2010 года отмечался полувековой юбилей областной телекомпании и то, что на мероприятиях, посвящённых этой дате, русская редакция телевидения не упоминалась.

Практически ничего о ней не было сказано и в роскошном цветном томе, изданном аккурат к пятидесятилетию. Где были перечислены сотрудники, включая машинисток, но практически никого – из русской редакции ТВ. Только – из казахской.

И можно было бы махнуть на это рукой – не было, так не было. Как сказал мне как-то бывший ректор Актюбинского пединститута филолог Павел Степанович Щетинин по поводу производных от слова «Актобе»: – Я не хочу в это вмешиваться, пусть делают, что хотят!

Так и тут.

Какое мне дело?

Путь делают, пусть пишут, что хотят. На областном ТВ меня уже двадцать лет, как нет, пора уже всё забыть, как забыло Актюбинское телевидение о тех, кто когда-то на нём работал.

Из ветеранов телевидения иных уж нет, а те далече…

Но…

Я же ещё не умер…

Я пришёл на областную телерадиокомпанию в начале семидесятых. Это значит, что местному телевидению на тот момент отсчитывалось от роду немногим больше десяти лет. Работали две редакции – русская и казахская. Соотношение вещания – 60% – 40%. Дело в том, что в семидесятых соотношение «понаехавших» и коренного населения областного центра было заметно смещено в сторону инородцев. А партия ревностно следила за тем, чтобы права национальностей строго соблюдались по всей территории свободных республик. И поэтому – на русском языке 60% вещания, на казахском – 40%. Хотя русским языком владело практически всё население областного центра.

Про Советский Союз сейчас наговорено много и всякого. Но редакцию телевидения советского образца, куда я попал, я вспоминаю с уважением.

Рекомендовал меня туда Михаил Никитин. Кажется, тогда у него была редакция пропаганды. И вот – представьте: я ещё не знал, что Никитин заканчивал, чем он на телевидении занимается, но я был уже очарован его красивой, правильной, русской речью. Постепенно я узнавал подробности: у Михаила богатая библиотека, множество записей лучшей мировой музыки на пластинках. Он прочитал бездну всяких книг. Свободно говорил о живописи и прочих искусствах.

Да. Таким должен быть настоящий журналист – я так отметил для себя. Никитин на долгие годы стал для меня примером. Я хотел прочитать столько, сколько он, знать всё о музыке, кино, искусствах, как их знал Никитин. Михаил рецензировал мои фотоснимки, учил писать информации.

А ещё там работала Валентина Ивановна Криштова, редактор новостей. Университетское образование, филолог. Валентина Ивановна знала много тонкостей, на которые я в первые месяцы своей работы не обращал внимания. Например, что никак нельзя писать «секретарь райкома комсомола», не уточнив, какой. Оказывается, просто «секретарь» – это третий. А есть ещё второй и – первый. Обозвать первого секретаря просто секретарём значило совершить грубую политическую ошибку.

Никитина на пропаганде сменил ветеран Великой Отечественной войны Михаил Дмитриевич Смурыгин. Потом – Володя Горбачевский.

У всех – высшее филологическое образование. Блестящее знание русского языка. Михаил Дмитриевич до прихода на телевидение возглавлял районную газету.

Поглядывая на нас с Горбачевским поверх очков, Михаил Дмитриевич любил нам напомнить: – Я, ребята, с вами в пол интеллекта разговариваю…

Вообще редакция русского телевидения вполне себе напоминала литературный салон. Можно было всегда поговорить на любую тему, о любом писателе. Ещё один любитель книг, Слава Афанасьев, любил спорить о литературе громко, неистово, что называется, «до хрипоты». Был весьма начитан и постоянно сыпал цитатами из великих. С ним невозможно было ездить в автобусе, он и там читал в голос, на весь салон, стихи, рассказывал о дореволюционных книготорговцах и новинках литературы.

И журналисты все они были, что немаловажно, уже после этого, когда многое прочитали и узнали.

Все они были старше меня, лет на пятнадцать-двадцать. Это были мои учителя.

Сохранилось ли в архивах телекомпании имя Фёдора Тарасенко?

Который един был во всех телевизионных лицах – и режиссёр, и автор и оператор? Чьи сатирические передачи «Телескоп» вызывали широкий резонанс не только среди рядовых зрителей ТВ, но и во властных структурах.

Супружеская чета Критских, режиссёры детской редакции. Вместе с редактором, Клавой Ким, готовили сказки, детские спектакли, программы для республиканского ТВ.

Куаныш Досов привнёс живинку в передачи сельскохозяйской тематики. Критика, проблемные вопросы. Но его влекла стезя партийной работы и делом жизни телевидение не стало.

Совершенно фантастическая личность – режиссёр Альфред Григорьевич Халебский. Он просто светился от своих всесторонних мыслительных способностей и интеллигентности. На каждую телепередачу Альфред Григорьевич готовил длинные ленты раскадровок: сопровождал всё рисунками. Где, что и как должная была взять каждая камера. Этого не мог и не делал никто.

Звукорежиссёр Колпашников… Оборудование телестудии в шестидесятых собирали любители, по крохам. У Колпашникова в его ведомстве было много своих ноу-хау, и за режиссёрским пультом он сидел, как пилот субмарины – даже под ногами у него были какие-то педальки, на которые мастер периодически нажимал, следя за звуковыми балансами.

Была в телестудии фонотека, состоявшая из тысяч советских музык, рекомендованных к оформлению телепрограмм.

Однажды Колпашников решил провести эксперимент: брал со стеллажа по очереди бобину с новой музыкой и давал её в эфир. Никто из телезрителей этого новшества не заметил. Вся советская музыка из фонда была пресной и однообразной.

А монтаж киносюжетов!

Имя Зинаиды Кузминичны Дик тоже навсегда забыто в обновлённой телекомпании. Нет её в славной истории блистательного коллектива.

Зинаида Кузминична склеивала на монтажном столе вначале простые, негативные, плёнки, потом обратимые чёрно-белые, потом – обратимые с магнитным поливом для звука, потом – синхронизировала пилот-тоны. Зинаида Кузминична могла совместить звук с изображением, прокручивая плёнку задом наперёд, почти не глядя.

Гордость операторской группы – Юра Зубков. Он был лучшим. Передачи на Москву, Алма-Ату – это Юра Зубков. Работал чисто, чётко, красиво. С работы его уволили за то, что, будучи членом партии, потихоньку захаживал в церковь.

И была ещё Ирина Измайлова, сектор выпуска.

Красивая, стройная женщина с чертами лица потомственной дворянки.

И – лицо и гордость Актюбинской студии телевидения – её дикторы – Людмила Незванкина и Иван Ушанов. Образцы элегантности и вкуса. Эталонная русская речь, скорректированная по словарям для работников телевидения. Дикторам верили, считая их чуть ли не истиной в первой инстанции. Что бы ни написал журналист, редактор, зритель воспринимал это, как слова и мысли диктора. Им писали письма с просьбами, как к Деду Морозу, на них с трепетом указывали пальцами на улице.

1
{"b":"175807","o":1}