ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через секунду Геля уже рыдала, но ещё через минуту снова хохотала. А потом Геле стало плохо. Она кинулась в ванную. За окном отчаянно сигналила машина — это, видимо, вызвали Гелю, но она не слышала — её выворачивало наизнанку под струёй ледяной воды.

Когда Геля вышла из ванной, компания уже отчалила восвояси, но Геля про них даже не вспомнила. Она легла на диван, укрылась тёплым пледом, заботливо приготовленным Полиной, отказалась от чашки крепкого чая и тут же уснула. Полина посидела возле неё, потом позвонила Антону предупредить, что дочь останется у неё на ночь.

— Что-нибудь случилось? — спросил Антон. И Полина едва не крикнула в трубку: «Да случилось. С нашей девочкой беда!», но вовремя сдержалась. Только не наспех, только не с плеча! Не криком, не приказом — а лаской и терпением.

Но почему-то начать Полине захотелось с разговора с Ильёй. Она придумала целую речь о том, что Илье пора бы создать свою семью, жениться и родить ребёнка, чтобы Геля перестала вспоминать о нём и мечтать. Конечно, не сразу, конечно, не просто, но всё забылось бы, стёрлось. Растворилось в прошлом.

Но теперь она понимала, что всё это ложь. Ничего и никогда не растворится в прошлом! Не растворилось же в прошлом её чувство к Максиму она пронесла его через всю жизнь. Холила его и лелеяла, как самое дорогое. Не важно, что всё так кончилось — это чувство помогало ей жить.

Полина присела напротив Ильи. Что она могла ему сказать? Чтобы они постарались быть счастливы, несмотря ни на что, соединились вопреки всему? Она не могла взять на себя всю полноту ответственности за такой совет, а другое ничто не могли вымолвить её уста.

— Мама Поля, — взял себя в руки Илья, — ты, конечно, права. Мне нужно, наверное, уехать куда-нибудь на год — другой… Но столько всего сейчас на меня навалилось!.. проще всего было сейчас спастись бегством, но меня и так уже неоднократно называли трусом и негодяем… Теперь ещё ситуация с Диной…

— С Диной? — непонимающе подняла брови Полина. — При чём здесь Дина?

— Ты разве не в курсе? — удивился Илья.

— О чём ты, Илюша? Что случилось с Диной? Саша говорил мне, что не может её найти. Где она?

Илья понял, что напрасно заговорил об этом, но он был уверен, что Полина обо всём знает, как знают все остальные. Но теперь уж отмалчиваться нет смысла, и Илья с неохотой рассказал Полине, как Дина оказалась в его квартире, и что на всё это ответил Саша.

Полина, выслушав его откровения, долго молчала, пока Илья не прервал тишину:

— Ты тоже, как Динка, считаешь, что я не должен был ничего говорить Саше?

— Правда всё равно когда-нибудь всплыла и ударила гораздо сильнее. Что я могу сказать, Илья, — Полина вздохнула, — ты, конечно, не должен был везти её к себе и ложиться с ней в постель. Честно говоря, от тебя я не ожидала подобного.

— Почему же?! — вдруг зло усмехнулся Илья, — я ведь совратил собственную племянницу! Как сказал мне Антон — у меня святого не осталось ничего!.. Я — выродок.

И Полина неожиданно решилась.

— Илья! — горячечно воскликнула она, — Ты не поверишь мне, если я тебе скажу, что не осуждаю тебя ни в чём! Ни в отношении Гели, ни Дины! Это правда! Геля была счастлива с тобой — разве этого мало? А Дина… как я не хотела бы своему сыну жены, готовой лечь с кем угодно в постель! Может быть, это нечестно по отношению к Саше. Но я буду рада, если она навсегда покинет нашу семью!

— В том-то и дело, мама Поля, — печально выговорил Илья, — что она никуда теперь от нас не денется, и навсегда останется в нашей семье. Она беременна…

— Беременна? — изумилась Полина, — и отец — Саша?

— Я думаю, да, хотя она ничего не говорит о сроке. Намекает, что отцом могу быть и я. У неё теперь повод для шантажа.

— Маленькая негодяйка! А что Саша?

— Он не знает пока… Вдруг, Полина, самое невероятное, что Динка забеременела от меня? Я не могу участвовать в дурацком тендере на звание отца ребёнка, если он может быть моим! Что если он и вправду мой? Я предам его ещё до рождения??? Как бы я не мог терпеть эту дрянь Динку, малыш ведь ни в чём не виноват!

— Илюша, Илюша… — повторяла Полина и не знала, что ещё добавить. Ей необходимо было собраться с мыслями, отбросить собственный эгоизм и как то помочь мальчикам.

— Я поговорю с Диной. Попытаюсь ей объяснить, что ребёнок — не предмет для спекуляций, — сказала она после минутного замешательства. — И Саша… Саша должен знать о её беременности.

— Полина, я тебя очень прошу — не надо, не вешай на себя всё это! Мы взрослые люди, и думаю, разберёмся во всём сами! Хорошо? Каждый имеет право на самостоятельный выбор. Я не хочу обидеть ни тебя, ни брата, но последнее время всё складывается как-то не очень Вы принимаете решение. Решаете за нас — казнить или миловать, любить или расставаться, выбираете нам родственников, отцов, женихов и невест… Тошно, Полина, тошно это… Ты ушла от Антона — почему? За что на нас на всех свалилась твоя эта нелюбовь? Я, может быть, буду резок и груб, но вы, старшие, сами не понимаете, что к чему в этой жизни! И творите всё, что бог на душу положит, не задумываясь особенно, что повлекут за собою ваши поступки. Полина, я очень тебя люблю. Но позволь мне самому разбираться в своих проблемах, касаются ли они Гели или Динки… Не хочу больше этих разговоров, выматывающих душу! К чему они привели — Гелка на грани срыва, Алла рассталась с любимым человеком, Сашка ломает свою жизнь из-за ненависти к Максу, а я…

— …Ты готов жениться на нелюбимой женщине и воспитывать чужого ребёнка! — горько закончила за него Полина.

Илья медленно поднялся со стула.

— Я пойду. Ни к чему все эти разговоры. Всё сложилось так, как сложилось. Мне иногда приходит в голову мысль, что всё было бы по-другому, если бы не умерла моя мама. Но я уже устал быть заложником этих обстоятельств — быть помехой другим, причиной несчастий. Даже если мне суждено — не хочу!

Илья уходил от Полины со смешанным чувством. Напрасно он был с ней резок. Она искренне хотела ему помочь. Ему, Геле, Саше…. Но нельзя брать на себя непосильную ношу. Он ведь тоже пытался — не смог.

14

Илья, бесцельно помотавшись по городу, приехал домой.

— Ну, наконец-то, заявился, — встретила его Дина, — зачем тебе собственная квартира, если ты в ней никогда не бываешь?

— Тебе — то что? — Илья не намерен был вступать с ней ни в какие переговоры и в дискуссии.

— Да так. Ничего. Я уже несколько дней, как собрала вещи и жду. Давай мне адрес и ключи!

— Какие ключи?

— От квартиры, которую ты мне снял! Ты чего, вообще не догоняешь? Сам же сказал, чтобы я убиралась до Нового года. Ну, что встал, как вкопанный не веришь своему счастью?

— Поехали, я тебя отвезу, — сквозь зубы сказал Илья, пытаясь не думать о том, правильно он поступает или нет, — а что это вдруг за перемена участи?

Дина хмыкнула:

— Ты, как все красавчики, чрезмерно избалован и думаешь, что жить с тобой — вечный праздник. Ошибаешься, дорогой. Ты так мне надоел!

— Ну, спасибо на добром слове… — всё ещё не веря в то, что неожиданно избавляется от одной огромной и трудной проблемы, проговорил Илья.

— А ты что думал — что я буду рассыпаться в благодарностях к тебе? разозлилась Дина, — надо же — облагодетельствовал!

— Я жду тебя в машине, — отрезал Илья и вышел из квартиры. Его подгоняло сейчас только одно страстное желание — освободиться от Дины хотя бы на какое-то время.

Минут через сорок они были на новой Динкиной квартире.

— Вот твоя комната. Не супер — шикарно, но кровать есть, стол, стул. На кухне плита и холодильник. В соседней комнате живёт девочка-студентка.

— Жалко, что не мальчик…

— За полгода я заплатил, — не слушая её, продолжал Илья, — вот тебе деньги на первое время и адрес фирмы, где я договорился по поводу твоей работы, после Нового года они тебя ждут. Только не говори им, что ждёшь ребёнка — не возьмут. Зарплата там более-менее приличная. И декретные выплатят. Я сказал, что ты классный секретарь-референт со знанием английского. На всякий случай — подучи пару фраз. Ну, если не получится звони мне, придумаем что-нибудь другое. Если нужны будут деньги — тоже звони сразу, — Илья торопился так, будто Дина могла сейчас передумать и снова вернуться к нему.

50
{"b":"1764","o":1}