ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ненавидеть, гнать, терпеть
Проклятие Клеопатры
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Мои годы в General Motors
По желанию дамы
Хижина. Ответы. Если Бог существует, почему в мире так много боли и зла?
Город. Сборник рассказов и повестей
Там, где тебя ждут
Актриса на роль подозреваемой
A
A

Гости, присутствовавшие на уроке, почувствовав его завершение, оживились, расслабленно задвигались на стульях. Скоро должен был прозвучать звонок.

Вдруг за дверью кабинета раздался какой-то странный шум. Маргарита Николаевна слегка нахмурилась, повернула голову в сторону двери и уже было собралась пойти проверить, кто смеет нарушать тишину во время занятия. Тут дверь распахнулась и в кабинете нарисовалась очень своеобразного вида тетя.

Мало того, что она была весьма экзотически одета – в бесформенную майку и коротюсенькие шорты – она, казалось, с трудом держалась на ногах, поскольку была в приличном подпитии. За ней возвышался охранник, видимо, пытавшийся ее остановить и выпроводить вон из стен школы, но тетя не сдавалась. Она возмущенно размахивала руками, при этом ее заносило, речь теряла всяческую связность.

– Я говорю, что мне сюда надо, тут мой сын учится! Отстань ты от меня, в конце концов! – Дама влетела в кабинет, раскрасневшаяся не то от горячего спора с охранником, не то от выпитого. – Безобразие какое! К собственному ребенку не пускают! А мой муж столько денег на эту школу тратит!..

– Что случилось? – строго, но сдержанно спросила Маргарита Николаевна. – Уважаемая дама, вы к кому?

– К сыну я своему, – невнятно выговорила женщина, – он забыл этот ваш дурацкий школьный свитер!

А мне вот теперь приходиться его нести! Егор, ты где?

Класс замер, пьяная тетя оказалась ни кем иным как матушкой самого Егора Васильева – первого ученика в классе и в школе, звездного мальчика элитного лицея.

Егор Васильев не был похож на самого себя. Он вскочил на ноги, бледный, дрожащий от негодования и позора. Мать попыталась сунуть ему в руки сверток с джемпером, но он будто ничего не видел вокруг. Он оцепенел от стыда и ярости, обмер, не находя выхода своему возмущению. А еще через мгновение Егор пулей вылетел из кабинета, пронесшись мимо матери, словно ее не было. Мать ошалело отступила в сторону, чтобы он ее не сшиб.

Тишина в классе достигла своего звенящего апогея. Только негромкий голос Маргариты Николаевны посмел разрушить ее гнетущую атмосферу.

– Пожалуйста, успокойтесь, присядьте… – сказала она, как можно мягче и спокойнее, обратившись к взбудораженной нетрезвой женщине. – А мы продолжим наш урок. Запишите задание на дом, дорогие мои дети.

Класс продолжал подавленно молчать. Всем почему-то стало неловко и неприятно. Такого раньше никогда не было. Это ведь скандал – явиться в их элитную школу в пьяном виде, устроить чуть ли не дебош, да еще в присутствии посторонних людей, гостей, попечителей. Что это, матушка Егора сошла с ума на почве алкоголизма? Неужели правдой оказались все слухи о том, что она крепко зашибает? Никто в классе раньше не видел мать Егора в таком виде, Егор вообще редко приглашал к себе домой одноклассников. Видимо, ему было чего стыдиться и что скрывать.

Мать Егора не стала задерживаться в кабинете. После того, как ее сын умчался прочь, она растерянно потопталась у дверей и вышла, не попрощавшись.

По классу пробежал вздох облегчения. Никому не хотелось стать свидетелем позорного поведения пьяной матери лучшего ученика. Что она еще могла тут наговорить?..

Женя Никитин за своей последней партой низко опустил голову, чтобы никто не мог заметить торжествующую кривую усмешку на его губах. « Ну, что, Егорушка, кто из нас обкакался? Это только начало! Я тебе еще не такое устрою!»

Егор Васильев не появлялся больше в этот день в школе. Он прятался от глаз одноклассников и учителей, гонимый позором и стыдом за свою мать. Как она посмела в таком виде явиться в школу! Это ведь уже сумасшествие, белая горячка! Зачем понесла в школу форменный джемпер? Сегодня, первого сентября все старшеклассники были в костюмах и галстуках. В этот день всем разрешалось одеться нарядно и торжественно.

Что ей взбрело в голову? Неужели мать допилась до зеленых чертиков?

Егор бродил по улицам как можно дальше от школы. Самое больное было то, что мать заявилась как раз на урок к Маргарите Николаевне. Бессильная злоба душила Егора, но он понимал, что ругаться с матерью бесполезно, когда она в таком состоянии. А завтра, когда он, может быть, застанет ее трезвой, она, вполне вероятно, вообще ничего не вспомнит – куда пошла, зачем, как ей взбрела в голову подобная идея.

Все эти годы Егор как мог скрывал от друзей и знакомых их семейное несчастье. Он редко звал к себе домой ребят, а если звал, то лишь будучи уверен, что матери или нет дома, или она абсолютно трезвая. Егор знал, что во многих семьях родители любят приложиться к рюмочке, и его одноклассники не особенно это скрывали и этого стыдились. Но Егор относился к пьянству матери очень болезненно. Во-первых, мать – пьяница – явление не такое распространенное, в основном алкоголем увлекались отцы. А во – вторых, Егор не мог допустить, чтобы все узнали, что у лучшего ученика школы неблагополучная семья. Егор Васильев – претендент на «золотую» медаль – во всех отношениях должен быть безупречен. Имидж лучшего ученика не мог включать в себя такие нехорошие штрихи к портрету, как пьянство собственной матери. В общем, сейчас Егор чувствовал себя несчастным, раздавленным, униженным. И кем – родной матерью! Ему казалось, что его предала собственная семья, замахнувшись на самое дорогое, что у него есть – школу.

Егор думал о том, как вести себя дальше, что отвечать на вопросы, если кто-нибудь их начнет задавать.

Может, не надо было убегать, показывая всем и каждому, как неприятно ему было вторжение матери, может, лучше было повести себя сдержанно и спокойно – взять джемпер и выпроводить мать вон, словно ничего не произошло и его ничто не смущает? Но он не готов был к этому, его до сих пор била нервная дрожь и он не находил себе места. Если бы Егор мог – он никогда бы больше не показал носу в свою школу. Но он не может.

Школа – это его жизнь – чистая, светлая, радостная. Все-таки, несмотря ни на что, он там лучший, самый способный, самый одаренный, самый умный. Инцидент с мамашей забудется, может быть, очень быстро, и снова все станет на свои места. Нет, его безумной семейке не удастся отнять у него единственную радость – быть лучшим и ежедневно видеть и слышать самую прекрасную женщину на свете – Маргариту Николаевну.

Жене Никитину для полного торжества не хватало, конечно, дальнейшего присутствия своего врага на сцене реальных действий. Было бы здорово, как бы невзначай, при нем подойти к Маргарите Николаевне, что-нибудь спросить. Она, может быть, принялась бы автоматически поправлять ему узел галстука… В общем-то, она могла бы и ничего не делать. Просто Женьке нужно было постоять рядом с ней достаточно долго, чтобы до этого напыщенного Васильева отчетливо дошла одна маленькая истина – между ними существует огромная, с океан, разница. Опустившаяся спившаяся неухоженная тетка – это мать Егора Васильева. А вот эта красавица-раскрасавица Марго – мать Женьки Никитина. Посмотри внимательно, Егорушка, уясни, наконец, навсегда ту пропасть, что нас разделяет, и всегда будет разделять. Это тебе пригодится, если ты вдруг снова захочешь продемонстрировать свое мнимое превосходство. И твой богатенький папаша тебя не прикроет, ведь у него наверняка есть любовница, а, может, и не одна, потому как жить с такой женой невозможно. Если это до тебя не дойдет, то Женя обязательно придумает, как это тебе продемонстрировать. А показать всем, что такое твоя маман никакого труда не составило – один телефонный звонок и все. На перемене Женя набрал нужный номер, убедился, что мать Егора «готова» для выхода в свет и командным тоном велел ей немедленно принести в школу школьный джемпер сына, потому как тот должен давать интервью для телевидения и обязательно в форме их элитной школы. Даже не дав матери Васильева чертыхнуться в ответ, Женька повесил трубку. Через сорок минут состоялось главное действие спектакля, придуманного им.

Идея эта зародилась моментально после утренней словесной стычки, хотя зрела в недрах, жаждущей отмщения Женькиной души уже несколько дней, после того, как, придя в себя после болезни, Женька от скуки наткнулся на материны личные записи, которые она принесла домой на время летнего ремонта своего кабинета. Это были четыре папочки – часть ее большого личного архива, еще не успевшие перекочевать обратно в школьный сейф. В одной из них Женя и обнаружил любопытнейшую информацию о том, что мать Васильева Егора страдает алкоголизмом со всеми выходящими отсюда последствиями. Маргарита Николаевна, видимо, знала про своих учеников все. Ей это, конечно, необходимо было для работы – знать о ситуации в семьях своих учеников, чтобы оптимальным образом взаимодействовать с родителями. О том, что у Егора очень пьющая мать, Маргарите Николаевне стало известно, вероятнее всего, от самого отца Егора. Может быть, он предупредил ее об этом на тот случай, если необходимо будет связаться с кем-нибудь из них. Отец Егора, кажется, тоже входил в попечительский совет и помогал школе материально. И конечно, мог рассчитывать на то, что информация останется строго конфиденциальной и поможет их сотрудничеству.

20
{"b":"1765","o":1}