ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Ксюшка торопилась домой. У нее были очень строгие родители, и опоздание даже на пять минут было чревато. Ксюша была послушной дочкой и выполняла родительские требования беспрекословно. Егор шел рядом с ней по быстро темнеющим улицам и думал о своей семье, о доме, куда ему сейчас вовсе не хотелось. Маман, вероятнее всего, уже в ауте, но это лучше, чем скандал с отцом. Он тоже должен был уже вернуться с работы. Наверное, еще притащилась Инка с целью вытянуть из отца на новый наряд денежек. Она уже неделю ходит и стонет, что ей, бедной, нечего надеть в институт. А ведь вот-вот начнутся занятия.

Шмоток у Инки был вагон и маленькая тележка, а ей все мало!

Короче говоря, дома Егора ничего приятного не ожидало. Может быть, напроситься в гости Ксюшке, от нечего делать «помацать» ее немножко… Нет, сегодня она явно не в духе, не может простить себе, что упустила Никитина, и в гости не позовет. Нашла о ком переживать! Ну, ничего, это ненадолго, зная ее непостоянный характер. Очень скоро Женька Никитин потеряет всю свою привлекательность в ее глазах. Об этом уж Егор позаботится.

Проводив Ксюшу, Егор побрел обратной дорогой. Его путь домой вовсе не лежал через школу, но Егор не смог миновать школьный двор. В аллее пришкольного парка зажглись фонари. Они будут гореть часов до одиннадцати. Потом охранники закроют ворота, и свет погаснет. Ни к чему ему гореть целую ночь, если на территории школы никого нет и даже посторонним прохожим туда закрыт вход. Маргарита Николаевна строго следила за тем, чтобы через школу проходило как можно меньше чужих. Высокая металлическая ограда опоясывала школу со всеми прилегающими участками со всех сторон. В ней не было дыр, а если они появлялись, то немедленно заделывались. Марго неустанно боролась с ленивыми жильцами микрорайона, которые норовили срезать свой путь через территорию школы. В округе были еще такие злостные нарушители порядка как собаководы. Школьная ухоженная территория притягивала их как магнит. Но охранное предприятие «Добрыня» очень быстро справилось и с этой проблемой. Как они разбирались с нарушителями, Маргариту Николаевну не волновало, даже когда прошел слух, что как-то раз одного неуемного пса пришлось пристрелить. В любом случае, это было лучше, чем если бы собачка набросилась на ребенка, спешащего в школу. Ну, зато теперь собачатники обходят школу стороной. Хотя в семь утра ворота снова откроются, как и положено, за два часа до начала уроков.

Егор остановился у школьных ворот. Зачем он сюда пришел, здесь уже никого нет. Освещенные дорожки парка пусты, в холле на первом этаже горит дежурный свет. Егор надеялся застать возле школы своих одноклассников, но, видимо, все решили, что он ушел с Ксюшкой надолго и, не стали его ждать, ушли гулять без него. Конечно, ведь время сейчас еще почти детское – около десяти. Егор раздумывал, в какую сторону ему лучше двинуться в поисках своих школьных друзей, как услышал в аллее шаги и голоса. Егор повернулся и увидел Маргариту Николаевну с букетом цветов и с директором под руку. Они, как всегда, последними уходили из школы.

Егор отступил в тень, чтобы не попадаться на глаза, но сам продолжал неотрывно глядеть на Маргариту Николаевну.

– Борис Иванович, не надо меня провожать, – сказала она, выйдя из ворот и остановившись недалеко от притаившегося в тени деревьев Егора, – уже поздно, день был трудный, а вам идти в противоположную сторону.

– Вы не переживайте за меня, Маргарита Николаевна, – ответил директор, – я доберусь без проблем, но вас одну не отпущу. Давайте пройдемся не спеша, погода чудесная…

– Неужели я вам за целый день не надоела? – усмехнулась Маргарита, – Сегодня, кажется, всем от меня досталось. Ну, никто, надеюсь, не обиделся. В такие важные дни мне лучше под горячую руку не попадаться…

– Не наговаривайте на себя, Маргарита Николаевна, – мягко возразил Борис Иванович. – Вы как всегда были тактичны и сдержанны. По крайней мере, я не заметил по отношению к себе никакой резкости.

– Борис Иванович, – вздохнула Маргарита, – вы ко мне необъективны, я целый день рычала на коллег и на вас.. Сегодня я почему-то особенно волновалась. Но теперь можно сказать, что все прошло неплохо…

Кое-что даже превзошло мои ожидания.

– Это вы про обед с попечителями? Да, я и сам был удивлен, когда они наперебой начали предлагать помощь. Неужели мы достигли такого уровня, что в нашу школу стало престижно вкладывать деньги?

– Я очень на это надеюсь! – вдохновенно ответила Маргарита Николаевна, – хотя теперь возрастает и груз ответственности. Но мы ведь справимся, Борис Иванович?

– Конечно, дорогой мой завуч, – сказал Борис Иванович таким тоном, что Егор неожиданно вздрогнул.

Значит, не зря по школе ходят слухи о том, что директор весьма неравнодушен к прекрасной Марго?! Правда, говорят так же, что она стоит как неприступная крепость – гордая, независимая, свободная, но вдруг да сдастся, не выдержав напористости и обаяния директора. Он ведь тоже мужик не из простых, возьмет да и стиснет ее в своих объятиях так, что она не сможет и не захочет вырваться… Между ними, конечно, существует грань, но не такая резкая, не такая неодолимая как между нею и школьником Егором Васильевым, так отчаянно и безнадежно влюбленным в свою учительницу.

Борис Иванович все же отправился провожать Маргариту Николаевну домой. Они не заметили затаившегося в кустах Егора, зато он долго смотрел им вслед, мучимый не то ревностью, не то собственным бессилием что-либо изменить, не то какой-то странной обидой. В отчаянии ему показалось даже, будто Борис Иванович обнял Марго за талию, а она не отстранилась… Егору хотелось идти за ними следом, но он не смог.

Он боялся того, что может вдруг увидеть. Поцелуй, например. Или нечто гораздо худшее – то, как директор поднимется к Марго домой и останется там до утра…

Сегодняшний день для Егора из праздника то и дело превращался в мучение. Егор устало побрел домой, надеясь, что там уже все спокойно – мать легла спать, сестрица отправилась восвояси, а отец закрылся у себя кабинете и считает свои денежки.

Интересно, сколько он раскошелится перечислить школе?

Женя Никитин на школьный бал не ходил и идти не собирался. Весь вечер он просидел дома перед компьютером, играя в игрушки. Время пролетело незаметно. В любом случае, он провел его лучше, чем в школе. Можно было бы, конечно, сходить на дискотеку, чтобы сделать какую-нибудь гадость Васильеву, но Женька сомневался, что тот сегодня явится в школу . Выяснять отношения с Ксюшей тоже не входило в Женины планы, а пришлось бы непременно, потому как Ксюша во что бы то ни стало решила наладить их отношения.

После уроков она прицепилась-таки к Женьке с вопросом на тему, почему и за что он на нее дуется.

Женьке удалось отмолчаться, тогда она пристала с этой дискотекой. Очень ей надо было, чтобы он пришел.

Чтобы отвязаться, Женя пообещал быть. Ксюша расцвела розовым цветом и, счастливая и удовлетворенная, отправилась, наконец, домой.

Женя сидел в своей комнате и думал о том, какая Ксюша Наумова самоуверенная и самодовольная.

Этим она весьма походит на Васильева. Неужели она рассчитывает на прежние отношения с Женей, после того как целое лето гуляла с его врагом? Не может быть, чтобы она не понимала таких простых вещей. Не дура ведь она, в конце концов, непроходимая. Притворяется, что ли? Тут Жене пришло в голову, что, возможно, он сам немного сгущает краски. Ксюша относится ко всему легко и просто, зачем же он из всего делает проблему?

Ну был он в нее влюблен, как безмозглый идиот, но это не значит, что и она в него тоже. На Оксанку Наумову раньше никто, кроме него, не обращал внимания, а тут вдруг все изменилось… Ею заинтересовался самолично Егор Васильев! Как тут устоять! А Женька-то Никитин, он-то не денется никуда! А денется – так невелика потеря. Поэтому Ксюшка и лезет сейчас к нему без мыла. Ей в общем-то все равно, что он о ней думает, поэтому она и смотрит так беззастенчиво ему в глаза – мол, хватит, не выделывайся, Никитин, раз уж я снизошла до тебя, так давай – дружи по-хорошему. И ведет себя так напористо – мол, все равно не отстану, пока своего не добьюсь. Хорошая девочка Ксюша…

22
{"b":"1765","o":1}