ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О чем ты говоришь? – прошептала она, низко опустив голову, слова с трудом вырывались из перехваченного спазмом горла, – Васильев никогда не прикасался ко мне… и вообще никто… Я не знаю, что там тебе наговорили… зачем, для чего и почему ты всему поверил… и как мог все это со мной сделать…

Ксюша, вымученно выдавив из себя эти слова, двинулась дальше, так же нелепо ступая на цыпочки, и Женька вдруг понял, что ей просто больно идти!! В прихожей Ксюша на ходу, как сомнамбула, сунула ноги в сандалии и, брякая незастегнутыми пряжками, вышла за дверь квартиры.

Женя как стоял в своей комнате, окаменев от услышанного, так и рухнул, словно подкошенный на кровать, где только что лежала Ксюша, даже не найдя сил закрыть за ней дверь.

Когда кровь немного отхлынула от головы и в глазах перестало быть темно как ночью, Женька поднялся, схватил на вешалке в коридоре первую попавшуюся куртку, на ходу натянул ее на голые плечи и выскочил из дома. Он торопился не за Ксюшей, он спешил в школу, чтобы найти там Егора Васильева и его убить.

Он не мог думать ни о чем, кроме того, что непременно должен это сделать. Что будет с ним самим потом, ему было абсолютно все равно! Он уничтожил себя, убил в себе все чувства, все стремления, кроме мести… Женя потерял навсегда свою бедную маленькую Ксюшу, потому что эта мразь Васильев посмел трепать ее имя на всех углах. А закомплексованный, забитый Джоник Никитин просто не нашел в себе силы не поверить ему. Он поверил и растоптал свое чувство. Не сегодня, а уже давно, когда принял за чистую монету грязную ложь Васильева о его Ксюше.

Маленькая дурочка Ксюшка всего лишь навсего хотела со всеми дружить, а ей было отплачено за дружбу хвастливой брехней!

Женька стремглав летел к школе, он боялся только одного, что дискотека закончилась, и все разошлись.

Где он станет тогда искать Васильева?

Но из открытых окон школы еще доносились рэповые ритмы. Охранник, получивший строгое указание от завуча никого вышедшего из школы обратно не впускать, Женьке сделал исключение, как сыну Маргариты Николаевны. Женька пулей пронесся мимо него на второй этаж. Только спустя несколько минут, охраннику пришло в голову, что вид у парня был несколько странноватый и нужно, наверное, все же подняться следом за ним.

Этих пяти – семи минут Женьке оказалось достаточно, чтобы отыскать в полном зале Васильева и, рванув его за ворот куртки, вытащить с собой из зала в холл. Егор Васильев на свою беду в тот момент оказался рядом с входом, и Женька заметил его сразу.

Охранник не спеша поставил ногу на последнюю ступеньку, и тут увидел, как сын завуча с размаху пинает ногами в лицо и в живот скорчившегося от боли другого парня.

Егор Васильев нисколько не был слабее Женьки. Он совсем немного уступал ему в росте, зато был крепче в плечах, коренастее, мощнее. Но Женька не давал ему опомниться, распрямиться, отдышаться, он безжалостно молотил его ногами в тяжелых ботинках. Один раз Егору только удалось ухватить его за ногу и швырнуть Женьку на пол. Но тот подскочил как мячик и снова размахнулся ногой.

Подоспевший охранник набросился сзади на Женьку, в нейтрализующем захвате сковав его движения, и потащил в сторону. Из зала посыпали ученики, недоуменно глядя на залитый кровью пол и на рвущегося к своему врагу Женьку.

– Пацан, пацан, уймись! – бубнил Жене в ухо охранник, – ты ему врезал достаточно, как бы не за «скорой» бежать!

Егор уже не мог разогнуться, он сидел на полу, пытаясь втянуть разбитыми губами воздух. Глаза почему-то с трудом различали знакомые предметы вокруг и лица… рот был полон крови, нос разбит. Страшно болела голова, и каждая клеточка тела отдавала болью. Егор не слышал вокруг себя ничего, кроме гула голосов, задающих какие-то дурацкие вопросы… Все было как в тумане, в дымке. Неожиданно голоса стихли все разом, и Егор услышал голос, который узнал бы из тысячи.

– Егор, ты в порядке?! – тревожно вопрошал голос. Егор с трудом поднял голову.

– Боже мой! – воскликнула Маргарита Николаевна и присела рядом с Егором, всматриваясь в его лицо внимательнее. – Нужно наложить ему повязки… Володя, у вас на посту есть дежурная аптечка!

Охранник, к которому обратилась Маргарита Николаевна, все еще держал бунтующе – вздрагивающего Женю. Нужно было бежать за аптечкой, но он не был уверен, что этого драчуна можно отпускать.

– Володя, пожалуйста, быстрее! – воскликнула Маргарита Николаевна, но, повернув голову в сторону охранника, поняла, почему он мешкает. Марго поднялась, уступив место возле Егора другим учителям, и направилась к Жене.

– Володенька, беги за аптечкой! А с этим… я сама.

Володя выпустил Женю из своих железных объятий. Женька, все это время тщетно пытавшийся высвободиться, по инерции рванулся в сторону Егора. Охранник, снова собрался стиснуть Женькины плечи.

Но Марго его опередила. Она взметнула перед носом у Жени палец и грозно прошипела:

– Стой, негодяй, не смей шевелиться!

Некоторое время спустя Егора увели промывать раны, оказывать первую помощь. Он уже смог разогнуться и дышал, еще неглубоко, но достаточно ровно. Марго, проводив Васильева взглядом, перевела взор на сына.

– В мой кабинет! – сквозь зубы процедила она, – быстро!

Женька, ссутулившись, брел по коридору, Маргарита Николаевна шла следом за ним, конвоируя его до дверей своего кабинета.

– Заходи! – Маргарита Николаевна открыла ключом дверь и распахнула ее перед Женькой. Но не успел он переступить порог, как тяжелая дверь с грохотом захлопнулась, клацнул замок и Женька оказался запертым в кабинете завуча, в ожидании решения собственной участи. Но ему было все равно. Хуже, чем есть, уже вряд ли будет. Он жалел только об одном, о том, что не избил Васильева до полусмерти. До смерти.

Маргарита Николаевна никогда не поднимала на сына руку. Но в тот вечер, видя его пустые глаза, с трудом сдержалась, чтобы не отхлестать его по лицу. Ночью после утомительных выяснений отношений с вызывающе грубым и безобразно агрессивно ведущим себя Женькой, она вызвонила Сергея и велела ему немедленно прилетать. Женька только усмехнулся: Ну конечно, прекрасная Марго будет держать марку, она никогда не опустится до рукоприкладства. Да и зачем, если для этого есть грубая мужская сила. Завтра утром прилетит отец, злой, утомленный, не выспавшийся из-за перелета, оставивший все свои срочные дела. Уж он – то и пропишет Женьке ижицу. Ну, его ремень или подзатыльники Женька вытерпит, гораздо больнее будет ощущать, что теперь он один против целого мира. Отец вынудит его приползти к матери за прощением, она метнет в ответ негодующий взгляд и скажет что-нибудь типа: « я тебя не хочу знать (видеть, слышать), маленькое гадливое ничтожество (дрянь, негодяй, мерзавец…)» А еще стоят неотвязно пред глазами босые Ксюшкины ноги и опухшее от слез лицо… почему именно ноги?.. Не губы, искусанные, не расплетшиеся косички, а вот – лицо и – ноги…

Раньше у Женьки был один враг. А теперь их сколько… не говоря уже о том, что сам Васильев вышедший из драки, как сухой из воды, приобретет теперь ореол героя-мученика, на которого ни с того ни с сего налетел этот монстр Никитин. Васильев все про Ксюшку врал. Он вообще к ней не прикасался…Этот славный Егор Васильев – лучший ученик и надежда школы!

Ну почему я тебя не убил????

Маргарита Николаевна после урока литературы в 11 А классе, на котором присутствовала как завуч с целью мониторинга учебного процесса, пригласила к себе в кабинет Елену Михайловну для разбора урока.

– Елена Михайловна, спасибо вам за прекрасный урок! – Сказала она, когда молодая учительница села на стул в ее кабинете, – Интересный, живой, содержательный, абсолютно грамотно выстроенный, безупречный с точки зрения методики преподавания. Спасибо, я получила удовольствие.

– Спасибо вам, Маргарита Николаевна, за лестный отзыв, – улыбнулась в ответ Елена Михайловна. – Урок прошел хорошо благодаря ребятам. А могу их от вашего имени похвалить?

29
{"b":"1765","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Миф. Греческие мифы в пересказе
Цена вопроса. Том 1
Замок Кон’Ронг
Лавр
Право рода
Соседи
Мечник
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
World Of Warcraft. Traveler: Извилистый путь