ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Спящий Страж
О рыцарях и лжецах
Клинки императора
Холокост. Новая история
Эрхегорд. Старая дорога
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Семейная тайна
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
A
A

Она сходит с ума!!! Это пришла расплата за высокомерное стремление к гордому уединению, к независимости. Ах, как больно, как прекрасно!… Видимо, это ее судьба, нарушив неписаный закон для женщины, в конце концов, низко пасть, погибнуть от взбунтовавшейся плоти. Почему никогда ранее она не чувствовала малой толики того, что бушует в ней сейчас? К любому другому мужчине – они все казались ей в равной степени достойными – но не к этому мальчику. Почему она допустила этот всплеск эмоций, неужели не чувствовала опасность раньше? Егор нравился ей больше других… И только!

Нужно теперь остановиться и подумать, что значит для нее, всегда ровно, спокойно и объективно относившейся к окружающим, эта мимолетная симпатия? Не значит ли это, что уже давно было достаточно слова, взгляда, чтобы скрутила, ее как юную, романтичную девочку, неукротимая стихия? Марго, проснись, ты наконец-то созрела для любви. Явился твой завоеватель?!?

Маргарита Николаевна распахнула окно. В кабинет ворвался холодный ветер с дождем. Она утомленно потерла виски. Со всем этим сумасшествием нужно что-то делать. Доигралась она… Кто назвал ее фригидной дурой? Кажется, Сергей… Нет, кто-то другой. Да какая разница – кто! Где теперь ее спасительная холодность, куда она исчезла, в какой пучине растворилась?

Теперь ей остается каким-то образом утолить голод любви, той любви, которую она с ленью и скукой стряхивала с себя, как что-то лишнее, ненужное, мешающее, никчемное. Наверное, в ней просто говорит неудовлетворенность, накопившаяся за эти годы. Против природы не пойдешь, дорогуша! Аскетический образ жизни весьма чреват вот таким маниакальными вспышками.

А не позвонить ли дорогому бывшему мужу? Он прилетит, примчится немедленно унять ее любовный пыл. Но опять начнутся эти бесконечные разговоры-уговоры вернуться к нему навсегда, жить одной семьей…

А ей надо сегодня от него совсем иное. Сергей не подойдет, нужен некто иной, который сможет без лишних эмоций, деловито, по-мужски бесстрастно провести с ней ночь и заставить забыть и думать об этом мальчике.

Ведь он упорно нейдет у нее из головы. Но самое страшное то, что она не хочет гнать прочь от себя его образ.

Втягивающий в томительно-страстную одурь стоп – кадр с его признаниями не двигается с места.

Кого же ей выбрать в спасители, чтобы не было совсем уж противно? А что если Артем – этот великолепный мощный охранник с глупым добродушным лицом?… Он, кажется, сегодня в школе… Нет! Марго передернуло. Что это она? Это уже слишком. Ее безумство переходит всяческие границы, если у безумства они вообще есть.

Марго выдвинула нижний ящик стола, там за тетрадями лежала пачка легких ментоловых сигарет.

Дежурная пачка. Марго курила крайне редко, в особых случаях. Сейчас как раз такой. Ее била внутренняя дрожь. Может быть, несколько успокоительных затяжек помогут ей справиться с этим любовным недугом.

Марго вытащила тонкую длинную сигарету из пачки, покачала ее между пальцами. Ни спичек, ни зажигалки она у себя в столе не обнаружила.

Маргарита выглянула из кабинета в приемную. Секретарь Эля уже, конечно, ушла. Марго вспомнила, что сама отпустила ее час назад. Уже поздно, школа почти пустая. Нужно взять себя в руки, успокоиться, выбросить сигарету. Что это она так разволновалась? Какая нелепость, какая глупость, какое детское сумасбродство!

Маргарита Николаевна вернулась к себе в кабинет, по привычке, машинально села за стол. И вдруг ее снова обдало жаром – в памяти помимо воли воскресли слова Егора. И сам он словно наяву предстал перед ней – смущенный и окрыленный своим чистым и сильным чувством.

Марго неожиданно поняла, что пока эта нахлынувшая на нее любовная душевная болезнь не покинет сердца, она не сможет быть прежней, не сможет взглянуть в глаза Егору. Это сильнее ее. Неужели всю жизнь ей не хватало всего лишь этой детской чистоты, восхищенного мальчишеского обожания? Однако Егор не первый из учеников, признавшихся ей в любви. Почему же именно его слова перевернули ее душу и обожгли сердце? Она сама что-то чувствует к нему?

Марго поглядела на стопку документов, которые планировала сегодня проработать, потом убрала их со стола в сейф и начала одеваться. Этим вечером работать она больше не сможет. Ее рабочий день закончен. За окном сгустилась осенняя тьма, дождь заунывно настукивал по карнизу.

Маргарита Николаевна вышла из школы, крыльцо еще было ярко освещено. Мокрый асфальт перед ним маслянисто отливал фиолетовыми чернилами. Осторожно ступая по мокрым ступеням, Марго спустилась вниз и зашагала по своему любимому школьному скверу, вдыхая сырой, но еще не очень холодный воздух, пропитанный запахом прелых листьев и травы. Дождь, кажется, усилился, но ветра почти не было. Маргарита Николаевна раскрыла зонт и неторопливо пошла к выходу со школьного двора. Ей хотелось идти так – медленно, не спеша – вечность, успокаивая этим унылым осенним дождем душу, охлаждая мысли.

Выйдя из ворот школы, она неожиданно повернула в противоположную от своего дома сторону. И через полчаса неторопливой прогулки была возле дома Бориса Ивановича. Чем ближе она подходила, тем ярче вырисовывался в ее сознании некий спасительный план. Она, к сожалению, не представляла другого выхода. Марго нужен был мужчина, который мог бы помочь ей снова обрести покой. Лучшей кандидатуры она не видела.

Директор сегодня после обеда ездил в банк. Теперь, по ее расчетам, он уже должен быть дома. Марго звонила в дверь и совсем не думала, что конкретно она ему скажет, как объяснит свой нежданный и двусмысленный визит.

Борис Иванович открыл дверь почти сразу, будто кого-то ждал. Он был в джинсах и в старой ковбойке – мирный, домашний, непривычный… Марго окинула его быстрым взглядом и, не дожидаясь никаких вопросов и приглашений, сказала:

– Ничего не случилось, в школе все в порядке… Я просто зашла на огонек.

Директор опешил, но виду старался не подавать. Где это было видано, чтобы его неприступный завуч вдруг вот так запросто забрела в гости. Она уже сотню раз, наверное, ловко отказывалась от его приглашений.

– Маргарита Николаевна! – растерянно выдохнул он, с трудом сдерживая нахлынувшую на него радость от ее прихода, – А я будто чувствовал – решил устроить праздник, приготовил мясо по старинному рецепту… Маргарита Николаевна, я так рад!!!

Марго шагнула в квартиру, дверь за ней закрылась, отрезав пути к отступлению. Да и отступление было бы непростительной ошибкой в ее ситуации. Борис Иванович взял у нее из рук мокрый зонт и принялся помогать снимать плащ. Она стояла посредине прихожей в смятении и уговаривала себя, что все происходящее – закономерно, они знают друг друга десять лет, симпатичны друг другу столько же, а со стороны Директора она все эти годы ощущает безмерные потоки любви и обожания… А ей, чем сгорать на огне немыслимой, полусумасшедшей любви, лучше вычерпать затосковавшую без ласки душу до дна, выпить из нее безумную страсть до самой капельки, как горькое, пьяное вино. Это ей поможет, должно помочь, иначе…

Рано утром Маргарита Николаевна, оставив позади подаренную замечательным человеком, нежным и страстным мужчиной, романтическую ночь, открыла дверь своей квартиры. Из кухни выглянул хмурый сонный сын. Он странно рано поднялся сегодня.

Марго нужно было очень быстро привести себя в порядок, принять душ, переодеться, уложить волосы, нанести макияж… Она не должна выглядеть сегодня в школе усталой, помятой после бессонной ночи.

Женька пристально смотрел на нее.

– Мне нужно с тобой поговорить, – мимоходом сказала Марго, торопясь в ванную.

– Мне тоже… Где ты была??

– Позже… Свари мне, пожалуйста, крепкий кофе и приготовь пару тостов. И не смотри на меня уничтожающим взглядом, я ведь предупредила тебя по телефону, что приду утром, – Маргарита Николаевна, не дожидаясь ответа, скрылась в ванной. Она очень торопилась. Важный разговор, который должен был состояться сегодня утром с сыном, мог отнять много времени, учитывая несговорчивый характер ее ребенка.

38
{"b":"1765","o":1}