ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Опыт настоящей войны еще раз подтвердил всю справедливость той истины, впервые высказанной нашим знаменитым хирургом Н. И. Пироговым, что больных и раненых следует лучше размещать в небольших помещениях, даже в крестьянских избах, нежели скучивать, — как это прежде делалось, — в огромных госпиталях, где, не смотря ни на какие вентиляции, — быстро распространяются разные заразительные болезни.

В Версаля, например, где госпиталь на 500 кроватей был устроен в великолепных залах картинной галереи, в которых воздух был действительно превосходный, — пиэмия и там получила не мало жертв.

Не говоря уже о том, что отправление из войск всех больных и раненых сохраняет жизнь многих людей, выздоровление которых при других условиях было бы, быть может, невозможно, — эвакуация, примененная в немецкой армии в столь широких размерах, представила еще ту, весьма важную в военном отношении, выгоду, что из имеющихся при каждом корпусе 12 полевых лазаретов пришлось открыть лишь по 4 или по 5 на корпус.

Для назначения людей, подлежащих эвакуации, на различных пунктах железных дорог, — как в тех местах, где открыты значительные лазареты, так и в тех, откуда этапная линия идет уже обыкновенным путем, — учреждаются особые эвакуационные комиссии из врачей, число которых обуславливается более или менее значительною важностью пункта.

Комиссия эта, под наблюдением старшего врача этапной инспекции, определяет: 1) кто именно из раненых и больных может вынести перевозку и кто должен быть отправлен на родину, или в один из внутренних госпиталей, и 2) кто из них, вследствие сильной болезни или тяжелых ран, не в состоянии вынести перевозку, или же страдает незначительною болезнью, или же легко ранен, что не потребует продолжительного лечения и может быть оставлен в полевом лазарете.

Таким образом, при действующих войсках находится весьма незначительное, сравнительно, число больных: тяжело-раненые и больные, перевозка которых была бы для них мучительна и крайне вредна, и страдающие такими болезнями, которые через несколько дней лечения позволят им вернуться во фронт.

Перевозка раненых и больных, отправляемых, эвакуационными комиссиями, на места родины и во внутренние госпитали, производится в хорошо устроенных поездах, вполне приспособленных для этой цели.

Приспособления эти весьма различны и многие из них сделаны на счет обществ и союзов попечения о больных и раненых воинах. Первый устроенный таким образом поезд принадлежал вюртембергцам; затем, подобные же поезда были устроены в Берлине и в других городах Германии.

Общий характер устройства таких поездов заключается в том, что в проходных вагонах 3 класса, подвешиваются, посредством разнообразных приспособлений, носилки для раненых и больных; в середине поезда ставятся 3 или 4, также проходных, вагона, в которых помещаются: кухня, аптека, доктор, сестры милосердия и лазаретная прислуга.

Большая часть этого личного состава, лица — или добровольно принявшие на себя обязанности лечения и присмотра за ранеными и больными, или же поставляемые, т. е. командированные разными обществами попечения о больных и раненых воинах.

Говоря об эвакуационной системе и об устройстве лазаретов на театре войны, на этапных линиях, по справедливости нельзя умолчать о той роли, какую играли, в эту кампанию, различные общества попечения о больных и раненых.

Едва ли будет преувеличением, если мы скажем, что тысячи, даже десятки тысяч людей, обязаны сохранением своей жизни попечению и заботливому уходу за ними членов этих обществ и тем щедрым пожертвованиям, которые, под названием «братского подаяния», поступали из всех городов и сел Германии в пользу находящихся на поле брани.

Одно Берлинское центральное общество, при помощи дамских комитетов, собрало и отправило в германские армии на 2 800 000 талеров: вещей и предметов, необходимых на перевязочных пунктах и в госпиталях, предметов служащих к облегчению страданий больных и раненых, и к предохранению от болезней людей здоровых.

Все пожертвования, собранные этим обществом, были распределены в 18 складах, устроенных им же, да различных этапных линиях, откуда уже и производилась раздача этих вещей в ближайшие войска. Кроме этого центрального общества попечения о больных и раненых воинах, действовали также и многие другие общества, организованные как для сбора и отсылки в действующие войска пожертвований, так д для ухода за больными и ранеными внутри края.

Не смотря, однако же, на энергические усилия всех этих обществ и оказанную ими помощь в деле ухода за больными и ранеными, — настоящая кампания показала, что дело это вообще требует значительной разработки, относительно того, что касается международного характера подобных обществ и отношений их агентов к военным властям воюющих сторон.

В врачебном отношении, в настоящую войну выяснились утешительные факты, — известные до сих пор лишь в теории, или по некоторым научным опытам; например, в области консервативной хирургии почти доказано, что 2/3 случаев повреждения костей, требовавшие прежде ампутации, — ныне вылечиваются срастанием членов, при помощи гипсовой перевязки. Но в других отношениях дело попечения о раненых и ухода за ними — находится еще, в настоящее время, в таком неудовлетворительном положении, какое не может быть допущено в просвещенном XIX веке. В особенности ощущается потребность в устройстве более рациональной и можно сказать — более человечной организации уборки раненых с поля битвы и доставления их на перевязочные пункты.

В этом отношении действительно многого еще остается желать, так как и в эту войну, после больших сражений, например, под Метцом, 16 и 18 августа, целые сотни раненых оставались неперевязанными в течении четырех и даже пяти дней.

Отдавая полную справедливость энергической деятельности обществ попечения о больных и раненых воинах, и удивляясь тому самоотвержению, с каким члены их посвящали себя на служение страждущим, позволительно желать некоторых улучшений в организации этих обществ, а равно и того, чтобы с возможною точностью было выяснено их положение в армии. Неопределенность этого положения много парализует благородные их усилия и не позволяет развиться, в надлежащей полноте деятельности этих обществ. Нет никакого сомнения, что все эти вопросы будут подвергнуты внимательному и всестороннему обсуждению, как только позволят обстоятельства, т. е. по окончании настоящей войны. В Пруссии уже и теперь высказываются мнения, что для вполне успешной деятельности в военное время, обществ попечения о больных и раненых, крайне необходимо подготовляться во время мира, и с этою целью принять на себя характер постоянных благотворительных учреждений, хотя и существующих для мирного времени, но вместе с тем организованных так, чтобы, в случае войны, иметь возможность являться да поле битвы.

5) Главная обязанность этапного железнодорожного директора и подчиненных ему агентов заключается в обеспечении правильного движения по железным дорогам, как направленного к действующим войскам, так и обратно, вовнутрь края.

Первоначально, положением о генеральных этапных инспекциях, на них были возложены, как исправление железных дорог на театре военных действий, при помощи военных железно-дорожных команд, так и самая эксплуатация этих дорог.

Но впоследствии с развитием военных действий, оказалось более удобным железнодорожные команды, в числе 5 прусских и 1 баварской, подчинить непосредственно начальнику главного штаба, по распоряжению которого и состоящей при нем исполнительной комиссии, производится, сими командами, исправление и приведение в порядок линий железных дорог, разрушенных или оставленных неприятелем. Затем, исправленные уже линии передаются в эксплуатацию особым железно-дорожным дирекциям и линейным комиссиям, подведомственным этапным инспекциям.

Некоторые из работ, произведенных железно-дорожными командами, принадлежат к весьма замечательным сооружениям, как, например: мост через Марну, в Трильпоре, построенный 2-ю железно-дорожною командою в две недели. Временная железная дорога, построенная, для обхода Метца, 1-й и 3-й железно-дорожными командами, между Ремильи и Понт-а-Муссоном, на протяжении 35 верст, причем все работы были окончены в тридцать дней и временная железная дорога вдоль Марны, построенная для обхода взорванного французами тоннеля под Нантелем.

18
{"b":"1766","o":1}