ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Колонна танков М4А2 «Шерман», 5-я гвардейская танковая армия, май 1944 г.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_035.jpg

М4А2 «Шерман», 2-я танковая армия, район Люблина, июль 1944 года. Колонна польской пехоты из 1-й пехотной дивизии.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_036.jpg

M4A2(76W) «Шерман», 1-й гвардейский механизированный корпус. Танк поддерживает действия пехоты, Вена, апрель 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_037.jpg

Лейтенант И. Г. Дронов и сержант Н. Идрисов на фоне «Шерман», 1-й гвардейский механизированный корпус, Вена, 16 апреля 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_038.jpg

Танки М4А2(76) «Шерман», 9-й гвардейский механизированный корпус 6-й гвардейской танковой армии, Вена, апрель 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_039.jpg

M4A2(76)W «Шерман», 1-й гвардейский механизированный корпус, Вена, апрель 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_040.jpg

M4A2(76)W «Шерман», 2-я танковая армия 1-го Белорусского фронта, Берлин, апрель 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_041.jpg

Танки М4А2(76) «Шерман», 2-й Украинский фронт, Берлин, май 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_042.jpg

Верхний снимок — Средние танки М4А2 «Шерман», неизвестная кавалерийская часть, Польша, осень 1944 года. Танк оснащён гусеницами Т49.

Нижний снимок — M4A2(76)W «Шерман», 2-я танковая армия 1-го Белорусского фронта, Берлин, апрель 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_043.jpg

М4А2(76) «Шерман», 64-й гвардейский танковый полк 2-го Белорусского фронта, район Гданьска, январь 1945 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_044.jpg

М4А2 «Шерман», неизвестная часть. Переправа в районе Нарвы, февраль-март 1944 года.

Танки ленд-лиза в Красной Армии. Часть 2 - i_045.jpg

Верхний снимок — «Шерман», 2-я танковая армия, предместья Люблина, 26 июля 1944 года.

Нижний снимок — M4A2(76)W «Шерман», 9-й механизированный корпус, 6-я танковая армия, Забайкальский фронт, Манчжурия, август 1945 года.

Советские танкисты хорошо приняли танки М4А2 «Шерман». 23 октября 1943 года 5-я гвардейская танковая бригада докладывала:

«Благодаря большой скорости, танк М4А2 очень удобен для преследования, имеет большую маневренность. Вооружение вполне соответствует его конструкции, так как имеет осколочные и бронебойные снаряды (болванки), пробивная способность которых очень высокая. 75-мм пушка и два пулемета „Браунинг“ в работе безотказны. К недостаткам танка относится большая высота, что является мишенью на поле боя. Броня, несмотря на большую толщину (60 мм), недоброкачественна, так как были случаи, когда на дистанции 80 метров она пробивалась из ПТР. Кроме того, был ряд случаев, когда Ю-87 при бомбёжке обстреливали танки из 20-мм пушек и пробивали боковую броню башни и бортовую броню, в результате чего были потери среди экипажей. По сравнению с Т-34 М4А2 более легко управляемы, более выносливы при совершении длительных маршей, так как двигатели не требуют частой регулировки. В бою эти танки работают хорошо».

Плавность хода «Шерманов» оценили пехотинцы-десантники. Старые солдаты вспоминали, что во второй половине 1944 года танки М4А2 использовались для охоты на немецких фаустников. На танк взбиралось шесть-восемь автоматчиков, которые привязывали себя ремнями к скобам на броне. Танк ехал, а солдаты обстреливали все подозрительные объекты на расстоянии 100–150 м от танка.

Такой тактический приём получил прозвище «метла». Для его выполнения подходили только «Шерманы». На Т-34 из-за слишком жёсткой подвески десант трясло и ни о какой прицельной стрельбе не могло идти и речи. Следует также отметить больший комфорт для экипажа «Шермана» по сравнению с «тридцатьчетвёркой».

В июле 1943 года в 48-ю армию Центрального фронта прибыл 299-й отдельный танковый полк, располагающий 38 танками М4А2. Но массовое оснащение танковых частей Красной Армии танками «Шерман» началось только весной 1944 года.

Можно выделить два типа частей, оснащенных танками М4А2 «Шерман»: отдельные смешанные танковые полки и танковые или механизированные корпуса. Полки обычно имели в составе 11 танков М4А2 и десять «Валентайнов IX». Они действовали в составе общевойсковых армий на различных фронтах.

Танковые и механизированные корпуса входили в состав танковых армий. Например, 3-й Сталинградский гвардейский механизированный корпус действовал в составе 3-го белорусского фронта 22 июня 1944 года, располагал 196 танками: 110 М4А2, 70 «Валентайнов IX», 16 Т-34. 2-й и 4-й гвардейские механизированные корпуса были полностью оснащены советскими танками.

3-й гвардейский танковый корпус (1-й Прибалтийский фронт) также оснащался союзническими танками. 15 августа 1944 года в корпусе имелось 99 «Шерманов» и 23 «Валентайна IX». В мае 1944 года союзническими танками оснастили 1-й механизированный корпус им. Красной Гвардии 1-го Белорусского фронта. В бригадах и полках корпуса находилось 136 танков М4А2, 44 «Валентайна IX», пять «Валентайнов X», 21 самоходка СУ-76, 21 самоходка СУ-85, 43 бронеавтомобиля БА-64 и 47 «Скаут каров». С 29 июля 1944 года корпус участвовал в боях под Слуцком и Барановичами, а позднее участвовал в освобождении Бреста. 5-я гвардейская танковая армия — главная ударная сила 3-го Белорусского фронта во время операции «Багратион» — была наиболее крупным ударным соединением, оснащённым заметным числом западной техники. Всего в армии имелось 350 танков Т-34. 64 «Шермана», 38 танков «Валентайн IX», 29 танков ИС-2, 23 самоходки ИСУ-152,42 СУ-85:, 22 СУ-76, 21 М10 и 37 СУ-57.

С освобождения Белоруссии начинается качественное развитие советских танковых войск. По степени подготовки, опытности и умению проводить боевые операции советские танковые части сравнялись с частями и соединениями всех уровня вермахта и войск СС.

2 июля 1944 года пять танков «Шерман», ведомых гвардии старшим лейтенантом Г. Г. Кияшко (из 9-й гвардейской механизированной бригады 3-го гвардейского механизированного корпуса) атаковали противника и в первом эшелоне форсировали Березину. Тут танкисты получили приказ сходу ворваться в местечко Красное, а в случае отсутствия сопротивления противника, занять местечко. Гарнизон противника не ожидал атаки, поэтому танки ворвались на улицы городка, забитые немецкими грузовиками. Стреляя из пушек и пулеметов, метая ручные гранаты, давя гусеницами танков, танкисты уничтожали гитлеровскую технику. Несколько танков прорвались к соседней железнодорожной станции.

Командир другого взвода, лейтенант Смирнов, получил от Кияшко сообщение по радио и сумел перехватить два паровоза и несколько вагонов, из которых выгружалось военное имущество. Вскоре гитлеровцы были окончательно выбиты из городка. В ходе боя гвардейцы уничтожили четыре полевые пушки, почти 30 автомобилей, убили 80 немецких солдат, потеряв при этом только один «Шерман» старшины А. Е. Башмакова. Танкисты перерезали шоссе и железную дорогу, ведущую на Минск. Кияшко приказал, что три исправные «Шермана» организовали засаду, а машина Е. Н. Смирнова, которая в результате тарана получила повреждение механизма оборота башни, забрала раненых и отступила в расположение основных сил бригады.

3
{"b":"176607","o":1}