ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И куда же нам теперь? – спросил Джуниор. – Голливуд? Беверли-Хиллз? Филипп покачал головой.

– Это для туристов. Знаменитости там появляются только на премьерах или вроде того, и там слишком людно и охрана слишком плотная. Я думаю, лучше Палм-Спрингз. Там они живут. Там до них легче добраться, легче застать врасплох.

– Звучит здраво, – ответил я Стив тоже кивнул.

– Ага. Давайте так и сделаем. Филипп оглядел группу:

– Все согласны?

Хор «да» на разные голоса и кивающие головы.

– Значит, завтра, – сказал он. – Завтра пакуем шмотки и едем в Палм-Спрингз. – Он усмехнулся: – Выловим себе кинозвезду.

Глава 12

Палм-Спрингз.

Этот город был точно таким, как я себе представлял.

Может быть, чуть пожарче. Если Родео-Драйв показался мне слишком потрепанным, то Палм-Спрингз своему образу более чем соответствовал. Солнце яркое, в небе ни смога, ни туч, и все чище, яснее, ярче, чем в Лос-Анджелесе или в округе Орандж. Улицы здесь были широкие, дома низкие, глянцевитые и новые, люди выглядели отлично и были хорошо одеты. Единственной уступкой времени года были проволочные фигуры в форме рождественских елок, свисавшие с фонарных столбов и время от времени – стекла с искусственными морозными узорами на маленьких лавчонках. Если бы не эти напоминания, я мог бы решить, что сейчас лето.

Мы на четырех машинах кружили по главным улицам – Джин-Отри-Трэйл, Палм-Каньон-Драйв – следом друг за другом, ища места, где разбить наш лагерь. Наконец мы выбрали ничем непримечательный «мотель-шесть» возле фривея подальше от основного движения и нашли себе комнаты, разгрузили коробки и чемоданы, а потом отправились в город за продуктами.

Набрали себе еды, а еще прихватили веревку и видеокамеру.

– Так где будем искать нашу знаменитость? – спросил я, когда мы вернулись в мотель. – Что будем делать? Выбирать дома с воротами и сторожевыми будками и врываться туда, или подглядывать в окна, пока не выловим кого-нибудь известного?

– А неплохая идея! – рассмеялся Филипп. – Но я думал начать с ближайших ночных заведений. Можем кого-нибудь заметить в танцевальном клубе или в ресторане. А потом проследить до дома и там скрутить.

– А что потом? – спросил Томми. – Привезти его сюда, в мотель?

– Может быть, – ответил Филипп. – Или можно найти себе другое место, где жить. – Он повернулся к Тиму: – Сегодня вы с Полом найдите модельный дом, или такой, который сдается, или... в общем, место, где мы можем поселиться.

– А что ты будешь делать?

– Остальные разделятся, побродят вокруг, заглянут в бутики и рестораны, держа глаза и уши открытыми, посмотрят, где сегодня будет что-нибудь интересное. Мы сможем сократить количество проб и ошибок за счет небольшой разведки на месте.

Мы пообедали в «Дель Тако», потом разъехались в разные стороны. В нашей машине были мы с Филиппом, Джон и Билл, и мы припарковали ее возле пассажа из нескольких магазинов, построенного в юго-западном стиле. Рядом была библиотека, и Филипп велел мне отправиться туда, посмотреть местные газеты и журналы и проверить, есть ли на неделе какие-нибудь события, которые должны были бы привлечь знаменитостей.

– Например? – спросил я.

– Ну, там, матчи по гольфу, открытие большого магазина – не знаю. Что угодно. Просто ищи знаменитые имена.

Остальные трое собирались разделиться и побродить по магазинам. Все мы должны были через час встретиться у нашей машины.

В библиотеке я пошел прямо в раздел периодики и взял подшивки трех местных газет за последнюю неделю. Вытащив их в зал, я быстренько просмотрел заголовки и объявления, высматривая фотографии.

На третьей странице четвертой газеты я увидел фотографию, которая заставила меня остановиться.

Это было фото мужчины. Джо Хорта, как гласил заголовок. Мэра Дезерт-Палмз. И он был Незаметным.

Я не знал, откуда я это знаю – просто знал, и все. Что-то было в чертах лица, какая-то нехватка харизмы, то, что я немедленно узнал, что передавалось даже в пуантилизме черных точек газетной фотографии. Я все смотрел на портрет. Раньше я никогда не видел фотографии Незаметного, и я не понимал, что все это так очевидно.

Я быстро прочитал статью. Я знал, что должен копаться в газетах дальше, разыскивая новости о знаменитостях, но это было слишком важным, чтобы отбросить, и я вырвал эту страницу, сложил пополам и вынес из библиотеки в руке.

Я побежал мимо цепочки магазинов, заглядывая в окна, пока не увидал Филиппа. Он стоял в антикварном магазине, делая вид, что рассматривает визитные карточки викторианской эпохи, а на самом деле слушая разговор двух модно одетых молодых женщин.

– Я кое-что нашел, – сказал я ему.

– Что?

Он положил наверх стопки карточку, которую держал в руке.

– Есть наводка на одного нового.

– Нового кого?

– Нового террориста. Некоего Незаметного.

– О! Вид у него был разочарованный. Он посмотрел мне за спину: – А где он? Или она?

– Он. Джо Хорт. Мэр Дезерт-Палмз. – Я протянул ему газету. – Вот.

– Дезерт-Палмз?

– Соседний город. Насколько я знаю, еще более эксклюзивный, чем Палм-Спрингз. Он новее, не так хорошо известен, но полон знаменитых типов.

– Дай-ка посмотреть.

Филипп взял у меня газетный лист. Посмотрел на портрет, прочитал статью, и я увидел, как его лицо вспыхнуло интересом и готовностью к действию.

– Он собирается произносить речь на обеде Фонда инвалидов Дезерт-Палмз сегодня вечером. На такие благотворительные мероприятия всегда стремятся знаменитости. Бесплатная реклама и имидж добросердечных гуманитариев. – Он сложил газету. – Этот парень может дать нам наводку на одного из них. Ты нашел действительно ценную вещь. Отлично.

– А где этот обед?

– Место называется «Ла Амор», В семь часов. – Он положил газету в карман. – Давай выбираться. Надо найти несколько смокингов. Мы должны там быть.

* * *

Обед был только по пригласительным билетам, но мы прошли в «Ла Амор» без проблем. У дверей стоял человек в униформе и отсеивал не членов и не приглашенных, но мы легко его миновали и заняли места у стойки бара.

Ресторан был довольно большой и выглядел, как ночной клуб в фильме сороковых годов. Столы расставлены амфитеатром, расходящимся от сцены вверх, а на сцене играл джаз. Приглушенный свет под потолком, настольные лампы на каждом столике. Официанты во фраках. Официантки в мини.

Филипп был прав. На милосердие сплывалась крупная рыба. Здесь был Боб Хоуп. И Чарльтон Хестон. И Джерри Льюис. И стая светил поменьше, выделяющаяся на фоне не знаменитостей.

Мы сидели у бара, смотрели на действо издали, слышали только обрывки разговоров – большая часть которых касалась работы фонда, – когда пара за парой подходила к бару выпить.

Как всегда, мы ждали указаний от Филиппа, а он – странно – оставался спокоен. Казалось, что его несколько подавило такое шикарное место, такое блестящее общество.

Подали обед, но у нас не было стола, поэтому нам не досталось. Оркестр сделал перерыв, и музыку сменило звяканье бокалов и приборов и тихое жужжание разговора.

Бармен нагружал официантам подносы для столов, и мы сперли себе пару бокалов.

На середине обеда начались речи. Все ораторы были одинаково скучны и почти неотличимы друг от друга. Сначала говорил президент фонда. Потом основатель. Потом местный воротила бизнеса, который пожертвовал кучу денег. Потом отец мальчика-инвалида.

Потом – мэр Хорт.

Мы смотрели на сцену, когда мэр взошел на подиум и начал речь. Остальные гости обратили на него еще меньше внимания, чем на других ораторов. Это не было удивительно. Удивительным было то, что говорил мэр.

Он начал с восхваления Фонда инвалидов Дезерт-Палмз и его дела, сказав, как ему нравилось работать со всеми людьми, которые почтили обед своим присутствием. Потом он выразил сожаление, что это – последнее торжественное мероприятие фонда, на котором он присутствует. Он решил подать в отставку.

52
{"b":"17662","o":1}