ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

9

Церковные колокола зазвонили в установленном порядке, созывая публику на воскресную службу. Различные голоса смешивались, накладывались один на другой, создавая некое подобие душевной мелодии. Сидя в своем кабинете, Джим слышал колокола пяти из шести городских церквей. Три из них он узнавал на слух. В окно виднелись вершины Зубцов, над которыми плыли легкие белые облака. Во второй половине дня на их месте появятся тяжелые грозовые тучи. Все церкви, кроме одной, смолкли. Колокольный звон медленно таял в воздухе. Только на епископальной церкви прозвучало еще три удара, но наконец и она умолкла.

Джим повернул голову в направлении епископальной Церкви, но за деревьями ничего и не мог увидеть. Интересно, кто сегодня заменил на кафедре отца Селвэя? Он вспомнил об отвратительной манере поведения епископа и поморщился. Мелькнула мысль заскочить в церковь - посмотреть, как там дела, но в этот момент послышалась характерная сирена пожарной машины. Он наклонил голову, прислушиваясь. Звук сирены явно перемещался по Главной улице в направлении от Старой горной дороги. Быстро развернувшись, он щелкнул рычажком громкой связи на пульте, расположенном рядом с оружейной пирамидой.

- ...Ясеневый проезд. - Затем хриплый треск разрядов. - Сообщение о пожаре в доме Джона Уилсона, - ровно сообщал женский голос. - Южный Ясеневый проезд, двенадцать - тридцать четыре.

Уилсон!

Джим рванулся к выходу.

- Рита! У тебя есть адрес мальчишки, что приходил вчера? Дон Уилсон.

- Да, с удивлением откликнулась дежурная. - Но, кажется, я положила его вам на стол.

- Не важно! Ты помнишь, где он живет? На Ясеневом?

- Кажется, да...

Джим уже бежал на автостоянку, нащупывая в кармане ключи от машины. Через секунду, врубив мигалку и сирену, он вылетел на улицу, одной рукой срывая радиомикрофон с приборной панели. Щелкнув кнопкой аварийного пожарного канала связи, он рявкнул:

- Это Велдон! Срочно сведения о пожаре!

- Шериф! - послышался в автомобильных динамиках голос Натали Эрнст, невестки шефа пожарных Эрнста.

- Серьезный пожар, Натали?

- Машина туда только что прибыла. Сосед, который позвонил, сказал, что дом минут десять назад словно взорвался.

Десять минут назад. Он ничего не слышал.

- Как семья?

- Кто-то выбрался, но мы еще не знаем, кто именно.

- Не ребенок?

- Сомневаюсь, - после секундного колебания ответила женщина.

Джим свернул на Старую горную дорогу. Несколько пешеходов отпрянули на обочину, услышав завывание сирены. Он бросил микрофон.

- Шериф! - тщетно взывала Натали. - Шериф! Джим вырубил связь и свернул на Ясеневый. Впереди уже виднелась квадратная желтая туша недавно приобретенной городом новой пожарной машины, перегородившей всю улочку. Из-за машины поднимались к небу густые клубы дыма, мешая разглядеть дом. Длинные шланги, как гигантские анаконды, тянулись вдоль дороги в эпицентр событий. Мужчина в пожарной робе, с каской на голове, вероятно, сам Эрнст, стоял посреди улицы и, властно жестикулируя, раздавал приказания.

Джим ударил по тормозам, выскочил из машины и подбежал к шефу пожарной команды.

- Что с ребенком? - закричал он на ходу.

- С каким ребенком? - непонимающе обернулся Эрнст. Лицо его уже было в саже.

Из ближайших домов уже высыпали соседи и стояли, сбившись в кучки, представляя собой странную смесь принаряженных по случаю воскресенья прихожан и облаченных в халаты домоседов. Все нервно оглядывались и приглушенно переговаривались между собой. Джим подошел к ближайшей группе.

- Вы знали Уилсонов? - кивнул он хорошо одетому пожилому мужчине.

- Не очень, - пожал тот плачами.

- А кто знал?

- Я нянчила Дона, - откликнулась дама, которая сжимала под горлом розовый махровый халат, стараясь, чтобы полуодетый вид не слишком бросался в глаза.

- Вы сегодня утром видели Дона?

- Я вышла из дома пару минут назад, - покачала головой женщина. - Вообще не знала, что происходит, пока не услышала сирену.

Джим перешел к стоящему особняком мужчине.

- Вы что-нибудь видели?

- Я слышал, что женщине удалось спастись, - ответил тот, не отрывая взгляда от клубов дыма.

- Вы ее видели?

Мужчина показал рукой на газон, где суетилось несколько человек.

- По-моему, она там. Ждут "скорую помощь". Джим быстро зашагал в указанном направлении и, уже не доходя, увидел за скоплением ног лежащее на земле тело, укрытое простыней. Растолкав людей, он бросил взгляд на стонущие останки той, что была матерью Дона Уилсона. Сердце споткнулось при виде того, как она руками, больше похожими на обуглившиеся ветки, безуспешно пыталась прикрыть обгоревшее и почерневшее лицо от жара, которого больше не было. Звуки, вырывавшиеся из опаленного рта, с трудом можно было назвать человеческими. Из-под лохмотьев сгоревшей кожи сочилась сукровица.

Он отвернулся и направился на другую сторону улицы, где Эрнст пристраивал к машине пожарный рукав. Из дыма уже вырывались оранжевые языки пламени. - Шеф! - крикнул он. Эрнст коротко отмахнулся.

- Не мешай, Велдон, - резко бросил пожарный. - С удовольствием поговорю с тобой позже, но сейчас некогда. Мы должны погасить огонь.

Джим отошел, наблюдая, как Эрнст с напарником, подхватив брандспойт, побежали к горящему дому. Кто-то кричал, продолжая отдавать приказания.

Он тупо стоял один посреди улицы. Дон мертв, в этом нет никаких сомнений. Мальчик просто не смог выбраться из дома. Возможно, задохнулся во сне от дыма, а может, сгорел, пытаясь спастись. Джиму показалось, что в огне он видит какие-то фигуры. Похоже, с огнем удается справиться. Нет, этот пожар - не случайность. Кто-то или что-то хотело смерти Дона. потому что было известно, что мальчик приходил к нему, и его надо было убрать с дороги. Обойдя лужу, он двинулся к своему автомобилю. Необходимо проследить, чтобы Эрнст провел полное расследование причин пожара. Полномасштабное расследование о поджоге. Это умышленный поджог, и с ним надо разобраться.

Некоторое время он еще смотрел на останки дома Уилсонов, уже хорошо просматривающиеся, поскольку дыма стало гораздо меньше, и вспоминал маленького испуганного мальчика, который сидел у него в кабинете, нервно сжимая и разжимая кулачки и отбрасывая со лба свои слишком длинные пряди. Он практически не успел узнать этого мальчика, но он ему нравился. Он казался хорошим ребенком.

И без всякой связи вдруг вспомнил о своем сыне Джастине. Представил его жертвой умышленного поджога или какого-нибудь иного способа убийства, замаскированного под несчастный случай, и вздрогнул. Может, лучше отправить Аннет с детьми в Феникс, пусть поживут несколько Дней у брата. Или несколько недель. Или столько, сколько потребуется, чтобы разобраться с этим кошмаром.

Он сел в машину и медленно поехал обратно. Сирену и мигалку он решил не включать. Поглядывая в зеркальце заднего вида на хаос и разрушения, вызванные поджогом, он чувствовал, как будто у него что-то отняли. В душе возникла пустота. До сего момента он даже не осознавал, какие большие надежды связывал с этим мальчиком, который был способен помочь ему разобраться со всем этим, дать какие-то новые подсказки, основанные всего лишь на сновидениях, каким-то образом помочь связать все эти внешне разрозненные события. Он надеялся, что мальчик будет с ним постоянно, будет вести его. Теперь он остался один. Теперь все зависит только от него и от его собственных дедуктивных способностей и возможностей положить всему этому конец.

Но он совершенно не представлял, что делать. Он просто медленно возвращался в свой офис.

10

Поездка в Феникс прошла самым обычным образом. Ни Гордон, ни Марина не испытывали особого желания беседовать, поэтому до шоссе Черного Каньона они доехали просто молча, слушая шорох шин и деланно веселые голоса утренних ди-джеев по радио. Они выехали рано, шоссе было пустынным. Оставалось только молча смотреть на проплывающие мимо скалистые утесы, глубокие ущелья и густые леса Коконино, и предаваться собственным мыслям.

13
{"b":"17663","o":1}