ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поняв, что она не на шутку перепугалась, он положил руку ей на плечо и попробовал улыбнуться.

- Извини. Просто кошмар приснился.

- Тебе последнее время только кошмары и снятся.

- Это верно, - неловко погладил он ее по руке. - Все дело в этих идиотских убийствах и... все эти странные события... они меня уже достали.

- Ты на этом язву заработаешь, - сочувственно вздохнула жена.

- Не исключено, - тяжело вздохнув, Джим опустился на подушку. - Может, мне лучше передать это дело полиции штата? - Он помолчал. - Знаешь, я ведь уже наводил справки. Полиция штата может взять дело, если у местных недостаточно сил и средств. А я не уверен, что у нас их достаточно. Сильное искушение передать им всю эту чертовщину и сказать, что я ни черта не понимаю в этом деле.

- У тебя до сих пор никаких зацепок? Ни по одному случаю?

Он повернулся к жене, не отрывая голову от подушки. Аннет продолжала сидеть. На лице ее было выражение такого понимания и сочувствия, такая доброта в опущенных уголках губ, что он подумал, нельзя ли ей рассказать, о чем он на самом деле думает. Поделиться этими безумными гипотезами. Но сдержался. Нельзя. Она не поймет. Она захочет понять, попытается понять, но просто не сможет. Черт побери, а кто сможет?

- Нет. Ни единой зацепки.

Аннет легла, прижалась к нему и положила руку на волосатую грудь. Джим обнял ее в ответ. Некоторое время они лежали молча.

- Ты не считаешь, что все это может быть как-то связано? - вдруг спросила она.

Он уже засыпал. Глаза закрылись, сознание поплыло в промежуточном состоянии между сном и бодрствованием. От звука ее голоса он вздрогнул и снова открыл глаза.

- Что ты сказала?

- Я говорю - ты не думаешь, что все эти события могут быть как-то связаны между собой? Ну, просто с точки зрения здравого смысла. Мне казалось, вы должны были обратить на это внимание. Поубивали коз и козьей кровью измазали все церкви...

- Ну конечно, мы это объединили.

- И убийство двух фермеров и священника? Это же очевидно.

- Ну, мы не совсем тупые, - снисходительно хмыкнул Джим. Приподнявшись на локте, он оперся спиной об изголовье кровати и посмотрел на жену хорошо отработанным покровительственным взглядом мудрого копа, хотя внутренне весь напрягся. - Мы понимаем, что они связаны. Мы только не понимаем, каким образом. У тебя есть идея?

- Пожалуй, нет. Мне просто показалось, что это может быть какая-то группа поклонников дьявола, или ведьм, или какого-то культа.

Близко, да не совсем. Мысли не совпали, хотя думают они в одном направлении. Захотелось рассказать ей про сны Дона, про свои сны, про смерть Дона, про... про то, что он видел и слышал в коридоре за дверью собственного кабинета. Может, она сможет понять. Может, она не подумает, что у него крыша поехала. Но взглянув на жену, он понял, насколько дико должны прозвучать все его соображения. Это ее мысли случайно оказались на его территории, но они гораздо более разумны, чем его иррациональные теории о... О чем? О сверхъестественных силах? О монстрах?

- Ты слишком много кино насмотрелась, - сказал Джим.

- Ты только что признался, что вы зашли в тупик, - нахмурив брови, заметила жена. - Пусть моя идея и глупая, но никому не повредит проверить ее.

- Это верно.

- Не похоже, что у тебя миллион других вариантов расследования.

- Уговорила, - решил не спорить Джим. - Я подумаю.

- Спасибо. - Жена снова обняла его. Он помолчали.

- Кстати, что тебе приснилось?

- Да так, ерунда, - покачал он головой.

- Действительно не хочешь об этом говорить?

- Да.

Минут через пятнадцать Аннет заснула, приоткрыв рот и слегка похрапывая. Джим медленно, осторожно, стараясь не разбудить ее, встал и на цыпочках вышел в гостиную.

Сна как не бывало. Лучше позвонить на службу и узнать, нет ли чего нового у Джадсона или Пита. Он снял трубку и автоматически набрал номер.

- Вас слушают, - прозвучал в трубке голос Пита. - Кабинет шерифа. Говорит Пит Кинг.

Джим улыбнулся, услышав официальный тон юного помощника, подражающего телевизионному Джеку Уэббу.

- Как дела?

- О, это вы, шериф! - Пит на секунду расслабился, но тут же взял себя в руки. - Что-то случилось?

- Нет. Просто не спал и решил позвонить, узнать, что происходит.

- На самом деле, ничего особенного. - Юный полисмен помолчал, потом добавил: - Пришло одно сообщение. Я подумал, вам может быть интересно, я положил на ваш стол. В Фениксе осквернены две церкви - так же, как у нас, все в кровище, надписи и все такое.

- Правда? - изумленно поднял брови Джим.

- Да. Я подумал, может, тот, кто все это сотворил у нас, теперь перебрался в Феникс, поэтому положил депешу вам на стол. Подумал, вы захотите взглянуть.

- Безусловно. Спасибо, Пит. - В завершение разговора Джим задал юному помощнику ряд дежурных вопросов, содержание которых и последовательность он знал наизусть, но в ответы не вникал. Значит, то же самое начало происходить в Фениксе. Таким образом, дело становится реальным кандидатом на компетенцию штата. Идентичные преступления в двух населенных пунктах различной юрисдикции автоматически переходит в расследование людей из управления штата. От того, что появится какая-то помощь, что можно будет переложить часть ответственности на другие плечи, Джим почувствовал себя значительно лучше. Но одновременно возникло чувство вины за то, что готов бросить свое расследование, что не хочет следовать своему ходу мыслей, не действует на основании того, что считает реальными фактами или истиной, стоящей за этими фактами. Можно сказать, в каком-то смысле он предает Дона. Получается, что мальчишка погиб бесполезно. Напрасно.

Любая смерть - бесполезна, урезонивал он себя. Любая смерть - напрасна.

Но он хочет отпихнуть все это от себя, оправдаться, не приложить максимум усилий для того, чтобы докопаться до истинных причин, породивших все это.

Дону было бы за него стыдно.

Он трус.

- У вас все, шериф? - тревожно спросил Пит, очевидно, обеспокоенный долгим молчанием на линии.

О да! Конечно. Будь здоров. Увидимся утром. - Положив трубку, Джим уставился взглядом в чернеющее за окном пятно здания на противоположной стороне улицы. Показалось, что слышится шум реки, хотя река находится на другом краю города. Ну что ж, допустим, Дон Уилсон не одобрил бы его действий. Точнее - бездействия. Он даже не был знаком с этим мальчишкой. Видел его один раз в жизни, и еще раз разговаривал по телефону. Разве он ему чем-то обязан?

Прежде чем вернуться в постель, Джим прошелся по дому, заглянул в спальни Джастина и Сюзен - убедиться, что все в порядке. Потом осторожно забрался под одеяло, устроился под боком у Аннет и некоторое время полежал, глядя в потолок - прислушиваясь. Размышляя.

Наконец он заснул.

Ему снились кошмары.

16

Отец Дональд Эндрюс снял с плиты небольшой заварочный чайник и налил в свою керамическую кружку свежезаваренный "Эрл Грей". Старая пластинка Эррола Гарнера, которая крутилась на стереопроигрывателе в гостиной, внезапно запнулась, издавая одни и те же три ноты. Пришлось встать и переместиться в другую комнату. Подняв запыленную крышку проигрывателя, священник придавил указательным пальцем звукосниматель, игла благополучно преодолела заезженную дорожку, и Эррол Гарнер получил возможность продолжить свой "Полдень Эльфа". Отец Дональд вернулся на кухню к своему чаю.

Когда епископ отдал распоряжение возглавить приход в Рэндолле до возвращения отца Селвэя или появления нового назначенного священника, Эндрюс с радостью ухватился за это предложение. Для сравнительно молодого человека, который до сей поры только помогал другим священникам, возможность возглавить целый приход, пусть даже на короткое время, - большая удача. Он с благодарностью принял и предложение епископа остановиться в доме Селвэя. Дом принадлежал церкви, следовательно, он мог жить в нем даром, экономя на квартирной плате.

20
{"b":"17663","o":1}