ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отец Эндрюс взял в руки чашку с красным пуншем. Пожилая дама в большой шляпе и чрезмерном количестве косметики, стоящая рядом, потянулась за печеньем.

- Меня зовут Бетти Мерфи, - улыбнувшись, представилась дама.

Он пожал протянутую ею руку.

- Очень приятно, миссис Мерфи. Рад, что вы смогли посетить наше собрание.

- О, я не пропустила бы его ни за что на свете, - хихикнула дама. - Я хожу каждую неделю. Начала ходить с тех пор, как не стало моего Джима. - Она поправила свою шляпу, украшенную цветами. - Мне хотелось спросить, что вы думаете по поводу этого нового проповедника, который выступает по городу?

- Новый проповедник?

- Да. Я точно не знаю, кто он такой, но на этой неделе видела его дважды. Первый раз он проповедовал на автостоянке перед старым зданием для боулинга. А во второй - около почты. Он забрался на крышу машины и кричал проходящим мимо людям про адский огонь, проклятие и все такое и что мы все будем гореть, если не покаемся. - Она с презрением сморщила носик и, фамильярно взяв священника за руку, добавила: - Мне никогда не нравились проповеди такого рода. Поэтому я хожу в епископальную церковь.

- Извините, что невольно услышал ваш разговор. - От небольшой группы отделился худощавый мужчина средних дет в новой пестрой рубашке с галстуком "боло" и протянул руку. - Джефф Хот.

- Очень приятно, - ответил на рукопожатие отец Эндрюс.

- Вы говорили об этом уличном проповеднике, который несколько дней бродит по городу? - уточнил он, повернувшись к миссис Мерфи.

Она кивнула; большая шляпа согласно качнулась вниз и вверх.

- Вы слышали, о чем он говорил?

- Более чем достаточно, - фыркнула миссис Мерфи.

- Этот проповедник - ненормальный, - продолжил мужчина, обращаясь к отцу Эндрюсу. - Вчера я подъехал на кольцо, мне надо было купить льда, и увидел толпу, собравшуюся у края здания. Я подошел посмотреть, и увидел этого проповедника. Он забрался на деревянную катушку от телефонного кабеля. Днем, в самое пекло, а он в плотном сером костюме. Ну, я решил постоять послушать немного. Ничего подобного в жизни слышать не приходилось, - покачал головой мужчина. - Сначала он, как говорила миссис Мерфи, пугал всех адскими муками, а потом перешел... к своему бреду о том, что сатана собирается сразиться с Богом здесь, на Земле, и что нам лучше позаботиться об оружии для битвы. Он говорил о том, что некоторые станут сражаться на стороне Бога, но будут и те, кто сразится на стороне сатаны. А потом начал показывать на конкретных людей!

- В этом нет ничего необычного, - улыбнулся отец Эндрюс. - Многие евангелисты пользуются такими методами, чтобы зажечь толпу и заставить людей к ним прислушиваться.

- Он сказал, что Бог и сатана собираются сразиться здесь, в Рэндолле. На следующей неделе.

Улыбка на лице отца Эндрюса пропала. Миссис Мерфи громко рассмеялась. Она отпустила руку священника и схватилась за мужчину.

- Ну Джефф! Ты же не хочешь сказать, что поверил в эти бредни?

- Разумеется, нет, - покачал тот головой. - Но многие, кажется, поверили. Вот о чем я хотел поговорить с вами, святой отец, - вновь обратился он к отцу Эндрюсу. - Вы не могли бы сделать какого-нибудь рода предупреждение во время воскресной службы? Сказать людям, чтобы не слушали этого ненормального?

- Нет, этого я сделать не могу, - медленно покачал головой священник. - Не моя роль критиковать иные верования, тем более с кафедры.

- Я понимаю. Я просто подумал, что, может, на благо общества...

- Нет, - твердо произнес отец Эндрюс.

- Ну ладно, - кивнул Джефф. Он уже собрался отойти, но остановился. Словно что-то вспомнив. - Знаете, что еще? Когда я уходил, он начал делать предсказания.

- Какого рода предсказания? - нахмурился отец Эндрюс.

- Я расслышал только самое первое. Он сказал, что все церкви города - одна за другой - будут поражены дьявольским огнем. Потом я пошел покупать лед. Он продолжал еще что-то говорить, но я уже не слышал.

- Это уже серьезнее, - произнес отец Эндрюс. Некоторое время он молчал, размышляя, но вспомнив, что на него смотрят две пары глаз, заставил себя улыбнуться. - Разумеется, он наверняка слышал про вандализм, и про то, что случилось с семьей Селвэй, и попытался повернуть это в свою пользу.

- Возможно, - кивнул Джефф и еще раз пожал руку священнику. - Я получил большое удовольствие от собрания, святой отец. Считаю своим долгом сказать вам об этом. Надеюсь, вы побудете с нами некоторое время.

- Я тоже надеюсь, - со смехом откликнулся отец Эндрюс, но почти мгновенно оборвал смех, сообразив, насколько бесчувственно и легкомысленно он ведет себя в свете того, что произошло с отцом Селвэем. Хотя он лично никогда не встречался со своим предшественником, все окружающие были с ним в дружеских отношениях и весьма любили его.

Однако ни Джефф, ни миссис Мерфи не заметили его оплошности, и он решил не заострять на этом внимания, переключившись на возбужденную болтовню миссис Мерфи, которая сообщала ему подробности обо всех, кто находился в зале. Он увидел, как Джефф с двумя приятелями вышли из помещения. Через несколько секунд к нему приблизилось еще несколько пожилых дам, желая сообщить, как им понравилось сегодняшнее собрание. Он продолжал поддерживать легкую беседу. Однако что-то в этой истории с уличным проповедником задело его, и он понял, что думает только об этом, почти не обращая внимания на разговоры вокруг.

К десяти часам все, даже миссис Мерфи, разошлись. Он отнес в холодильник коробку с неразобранным пуншем, потом собрал пластиковые стаканчики, оставленные на столах. Потом еще раз окинул беглым взором все помещение, выключил свет, вышел на улицу и запер за собой дверь. В первую же секунду, оказавшись снаружи, отец Эндрюс почувствовал, как его обволакивает какая-то волна ужаса. Воздух внезапно сгустился так, что стало трудно дышать. Он мгновенно вспомнил о проповеднике.

Вечернюю тишину вдруг прорезал громкий звук сирены. Звук доносился из центра города. Пожар, подумал отец Эндрюс. Горит одна из церквей.

Но усилием воли отказался от этой мысли. Это всего лишь гипертрофированная реакция на недавние разговоры с шерифом. Он уже на тени кидается. Нельзя допустить, чтобы довлели эмоции. Если он хочет быть чем-то полезен шерифу, прежде всего нужно заставить себя думать логически и рационально.

Как только он сел в машину, начало моросить. Мелкий дождик и включенные дворники смыли со стекла мельчайшие частицы сажи и пепла.

6

Джим сидел в офисе Эрнста, скрючившись в неудобном пластиковом кресле, которое шеф пожарной команды стибрил из начальной школы, когда у них загорелась столовая. Эрнст, уставившись в стол, медленно покачивал головой.

- Это поджог, - повторил он. - Для официального расследования у нас, разумеется, еще не было времени, но с годами просто начинаешь чувствовать подобные вещи. Это поджог. Могу спорить на деньги.

Джим встал и начал мерить шагами комнату.

- Черт побери, так я и знал. Этого мне только и не хватало.

В открытую дверь просунулась голова Натали Эрнст.

- Вы не хотите чего-нибудь выпить? Кофе?

Главный пожарный покачал головой:

- Не сейчас, Нат. Спасибо. Может, попозже.

- Хорошо. - Натали одарила свекра лучезарной улыбкой. Эрнст взял со стола короткий толстый карандаш и принялся вертеть его между пальцев.

- Сезон пожаров, сам понимаешь. Лесничие делают все, что в их силах, но и у нас тоже забот хоть отбавляй.

- Понимаю, - кивнул Джим.

- Скоро начнутся муссоны, - продолжал Эрнст. - Если тебе с твоими парнями понадобится помощь, мы с удовольствием. Могу выделить тебе несколько человек, если тут, конечно, какой-нибудь сумасшедший дом не начнется.

- Спасибо, но... - заговорил Джим, но голос его был прерван частым и громким звоном колокола - сигнал пожарной тревоги. Эрнст моментально нажал кнопку интеркома на своем столе.

- Где это?

28
{"b":"17663","o":1}