ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Люминесцентные лампы под потолком помигали, но наконец зажглись.

Карл ввел в комнату брата Элиаса и усадил его на металлический складной стул. Проповедник взглянул на помощника и слегка усмехнулся. Глаза его при этом оставались холодными.

- Выйдите отсюда, - негромко произнес брат Элиас. Карл изумленно уставился на шерифа.

- Он мой помощник. Он останется.

- Тогда я не смогу говорить. - Брат Элиас сложил на столе перед собой руки и уставился в голую белизну противоположной стены.

Джим посмотрел на проповедника. На лице брата Элиаса застыло выражение бесконечного терпения. Терпение истинно верующего. Ему уже приходилось сталкиваться с таким выражением - может, даже чаще, чем хотелось бы, - и он прекрасно знал, что против этой бесстрастной удовлетворенности нет никаких средств. Брат Элиас сказал, что не станет говорить - значит, не станет. Шериф тяжело вздохнул.

- Хорошо, Карл. Для начала поиграем по его правилам. Оставь нас. Позову в случае необходимости.

Помощник окинул проповедника ненавидящим взглядом и вышел из комнаты. Джим обернулся к брату Элиасу.

- Итак, - заговорил он, - последняя неделя у вас выдалась весьма напряженной, не так ли?

Проповедник внимательно всмотрелся в его лицо, словно изучая.

- Семейное сходство довольно заметное, - наконец произнес он.

- Что?!

- Вы ужасно похожи на своего прадедушку.

Джим уставился на священника, не понимая, как реагировать. В глубине холодного взгляда черных глаз светилось безумие. Он изобразил кроткую улыбку. Хорошо, пускай ход беседы определяет этот странный проповедник.

- На прадедушку? - переспросил он.

- Да, на Эзру Велдона.

Вежливая улыбка Джима растаяла. Его прадеда действительно звали Эзра Велдон. Откуда это стало известно брату Элиасу? Глядя в немигающие черные глаза, он почувствовал, как где-то в глубине души зарождаются первые ростки страха.

- Он был хорошим человеком и хорошим шерифом, - сказал проповедник.

- Кто вы? - требовательно спросил Джим, вставая перед ним. - И что вы здесь делаете?

- Я брат Элиас, - спокойно ответил проповедник. - Я пришел вести борьбу на стороне Добра. Я пришел отразить нечестивых и вступить в бой с силами Зла. Ибо нечистый уже здесь. "Между ними пришел и сатана". Книга Иова, глава первая, стих шестой.

- Как вы узнали имя моего прадеда? И как вы узнали, что он был шерифом?

- Я знал его, - улыбнулся брат Элиас. - В последний раз он был со мной.

Джим начал мерить шагами комнату. Этот человек явно с приветом. Каким-то образом он узнал имя прадеда местного шерифа, и вот оно пригодилось. На самом деле, в этом нет никакого секрета, ничего загадочного. Любой из полусотни членов местного исторического общества мог обеспечить его подробной информацией о Велдонах, Мерфи, Стоунах, Смитах и прочих семьях, несколько поколений которых жили и продолжают жить в Рэндолле.

Но зачем кому-то из них приспичило рассказывать брату Элиасу об Эзре Велдоне? Зачем брату Элиасу понадобилось узнавать что-либо про Эзру Велдона?

- Что вам известно о Первой южной баптистской церкви? - с вызовом спросил Джим.

- Ее поглотил огонь.

- А о католической церкви святой Марии? О пресвитерианской церкви?

- Они тоже сгорели в нечестивом пламени ада.

- И вы предсказывали, что все эти церкви поглотит пламя, - заявил Джим. - Вы знали, что им суждено сгореть?

- Все это было предвещено, - кивнул брат Элиас. - У меня было божественное видение. Бог снизошел на меня и сказал, что противник появится здесь. Он сказал мне, что храмы Господа пострадают сначала от кощунства, а потом - от огня.

- И вы не знаете, что стало причиной этих пожаров?

- Знаю.

- Что же?

- Огонь породили приспешники сатаны. Они готовятся к началу битвы против сил Господа.

Шериф потер лоб ладонью. О Господи. Ну почему все опять упирается в какую-то чушь?

- Будут пожары, - монотонным речитативом заговорил брат Элиас. - И будут красные молнии, знаменующие пришествие противника. И будут мухи. И будут землетрясения.

Джим с отвращением распахнул дверь и подозвал Карла.

- В камеру его, - коротко бросил шериф. Карл ухмыльнулся.

- Что инкриминируется?

- Подозрение в поджоге. Нарушение общественного порядка и прав личности. Пусть жена Гордона Льюиса заедет и оставит заявление.

- Будет сделано.

Джим проследил, как Карл вошел в комнату для допросов, после чего препроводил проповедника в одну из камер. С одной стороны, ему хотелось поверить в то, что брат Элиас действительно знал, что должно произойти, но полицейская выучка оказалась сильнее. У мужчины явно не все дома. Хлопнула дверь камеры, лязгнул замок. Для подозрения в поджоге у него не было на руках ни единого доказательства, но он отказывался признать, что Макфэрланд прав и что брат Элиас - обыкновенный сумасшедший, выползший из какой-то щели и на самом деле ничего не понимающий в том, что происходит. Лучше подержать его несколько дней в изоляции и посмотреть, не удастся ли что-нибудь раскопать. Хоть что-нибудь.

В отчаянии покачав головой, Джим Велдон прошел в свой кабинет и плотно закрыл за собой дверь.

12

Они закончили доставку по городским магазинам на час раньше намеченного, даже несмотря на проливной дождь, хлынувший после обеда, и Брэд решил, что на сегодня достаточно. Завтра им предстоит объехать окрестности, и придется вставать пораньше. Гордон отклонил предложение Брэда заглянуть к "Кольту" выпить по кружке пива и отправился домой. Было сильное желание по пути заскочить к шерифу и поговорить с ним по поводу брата Элиаса, но он все же решил съездить домой и забрать Марину. На самом деле ей предстояло опознать в нем человека, так ее напугавшего, и после этого предъявить претензии - если можно будет говорить о каких-то претензиях.

Джип миновал бензоколонку Чара Клифтона. Гордон с удивлением обнаружил, что она закрыта. Насколько он помнил, колонка никогда не закрывалась так рано. Тут же он вспомнил, что видел еще несколько заведений в городе, которые тоже совершенно неожиданно были закрыты. Мелькнула мысль, что на город обрушилась какая-то инфекция. Или что-то похуже?

Но Гордон отогнал эту мысль, сосредоточившись на узкой дороге, петляющей между деревьями. Впереди, за ложбиной, виднелись очертания плоской гряды Зубцов. Где-то наверху вилась к небу струйка дыма. Не исключено, что молния стала причиной небольшого лесного пожара.

Несколько минут спустя он вырулил на узкую грунтовую дорогу, ведущую к дому. Как только джип остановился, из кухни вышла Марина. Воздух после недавнего дождя был немного прохладен, и она неторопливо шла к нему, пряча руки в карманах джинсов и старательно обходя лужи. Марина поцеловала его в губы, он приобнял ее за талию, и они двинулись обратно к дому.

- Звонил шериф, - сказала Марина. - Я пыталась после обеда позвонить на склад, предупредить тебя, но никто не ответил. Позвонила Конни, она сказала, что вы с Брэдом где-то в городе.

- Он не сказал, в чем дело?

- Нет. Просто просил позвонить ему, как только сможешь.

- Сегодня утром они задержали брата Элиаса, - проговорил Гордон. - Я это видел. Он проповедовал перед зданием филиала Национального банка.

- Почему же он мне не сказал? - Марина от возмущения даже остановилась.

- Наверное, не хотел тебя лишний раз беспокоить, - пожал плечами Гордон. - Впрочем, не знаю.

- Но ведь именно я собиралась подавать на него жалобу!

- Конечно. - Они уже вошли в кухню. Гордон взял яблоко из плетеной металлической корзинки рядом с мойкой. - Хочешь туда съездить?

Марина поежилась, вспомнив странные черные глаза, от которых лишилась дара речи.

- Не знаю. Не думаю, что я хочу его видеть.

- Для того чтобы подать жалобу, тебе совершенно необязательно его видеть. - Гордон вошел в гостиную, собираясь углубиться в недра дома. - Мне надо принять душ. Потом поедем.

33
{"b":"17663","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Системная ошибка
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Здоровое питание в большом городе
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Штурм и буря
Темные тайны
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН