ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агрессор
Белая хризантема
Осень Европы
То, что делает меня
Моя строгая Госпожа
Чертов нахал
Подземные корабли
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Чего желает джентльмен
A
A

- Противник уже среди нас, - произнес проповедник. - Нечистый здесь.

- Что значит "противник уже среди нас"? - подался вперед отец Эндрюс. - Вы хотите сказать, сатана? Действительно, физически, именно здесь?

- Сатана здесь, - повторил брат Элиас. - И он собирает воинство, призванное помочь ему свершить его дело.

- Но что значит "здесь"? Вы имеете в виду - здесь, на Земле? Или здесь, в Рэндолле?

Брат Элиас впился своими черными глазами в глаза Эндрюса.

- Он здесь, - заговорил он, постукивая указательным пальцем по столу, подчеркивая каждое слово. - Здесь, в городе. Он набирает себе слуг, готовясь к грядущей битве с силами Господа. Здесь будет поле брани.

Джим поднялся, устало почесывая пятерней в волосах.

- Почему вы решили, что он здесь? - спросил он. - В фениксе тоже были осквернены несколько церквей. Откуда вы знаете, что он не там?

- Он здесь.

- Почему?

- Кто знает, почему сатана делает то, что делает, почему он направляется туда, куда направляется? Достаточно знать, что он здесь, среди нас, что он собирает свое воинство, готовясь к решающей битве, к битве, которая была предсказана...

- Стоп, - громко произнес Джим. - Я утомился от вашего бреда. Не думаю, что готов поверить во все эти сказки насчет конца света, - продолжил он, уже обращаясь к отцу Эндрюсу, - но для меня вполне очевидно, что он имеет отношение ко всему этому. Не знаю, каким образом. Может, он ненормальный. Может, я тоже ненормальный, но мне кажется, он понимает, что здесь происходит. Как вы думаете?

Священник согласно покивал головой.

- Очень хорошо. В таком случае переходим к конкретике. Что, где, когда. Только не забивайте мне голову этим бредом насчет предвидений и пророчеств.

- Вы прямо как Эзра, - улыбнулся брат Элиас. - Точно как ваш прадед.

- Отец, может, вы попробуете с ним поговорить, - взмолился Джим и принялся расхаживать по комнате. - Черт бы его побрал. Прошу прощения.

Эндрюс усмехнулся, покачав головой в знак того, что извинения необязательны, и переключил свое внимание на проповедника. Что-то было неправильное в этом человеке, что-то глубоко и фундаментально неправильное. Что-то нечеловеческое. Он всмотрелся в спокойное лицо проповедника и почувствовал, как в груди нарастает страх. Под внешним спокойствием этого человека крылась какая-то извращенность. Костюм брата Элиаса был тщательно выглажен, волосы аккуратно уложены... Прищурившись, отец Эндрюс подался вперед, словно не веря своим глазам.

В мочке уха брата Элиаса был маленький крест. Татуировка? Он присмотрелся. Нет, это не татуировка. Крест был врезан в плоть. Эндрюс посмотрел на другое ухо проповедника. И вторая мочка была жестоко помечена врезанным крестом.

Дверь конференц-зала открылась, и Рита впустила Гордона. Тот остановился на пороге, словно соображая. Что тут происходит.

- Присаживайтесь, - произнес Велдон. - Мы только что начали.

Гордон вежливо кивнул отцу Эндрюсу, но все его внимание было приковано к брату Элиасу. Проповедник в упор посмотрел на Гордона.

- Я ждал, когда вы придете.

- Вернемся к вопросам, - взял инициативу шериф. - Что именно сатана делает здесь, в Рэндолле?

Гордон бросил быстрый взгляд на шерифа, но счел за лучшее промолчать и не задавать лишних вопросов. Надо понять суть происходящего, а вопросы задать можно и потом, если потребуется.

- Он набирает себе слуг, готовясь к грядущей битве... - заговорил брат Элиас, не сводя глаз с Гордона.

- Каким образом он их набирает? - перебил Велдон. - Кого он набирает? Где? По тюрьмам? По барам? Или среди людей, которые не верят в Бога или не ходят в церковь?

Брат Элиас посмотрел на шерифа так, словно тот сморозил невероятную глупость.

- Где он их берет? Он берет их из женского лона. Он набирает себе младенцев.

Младенцы.

Гордон заметил, как резко побледнели лица шерифа и священника, чувствуя, что сам выглядит не лучше. От страха просто пересохло во рту.

Брат Элиас поднял с пола Библию в черном переплете и раскрыл ее на заложенной странице.

- Откровение, глава двадцатая, стих четырнадцатый, - спокойно произнес он. В голосе появились властные нотки. - "И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это - смерть вторая. И тот, кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное". - Подняв голову, он повторил, уже чуть мягче: - "И тот, кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное".

В комнате наступила тишина.

Брат Элиас закрыл Библию и положил на пол рядом со своим креслом.

- Озеро огненное - это ад, - сказал он. - А те, кто не записан в книге жизни, те, кто не родились, жертвы аборта, выкидыши, мертворожденные - они попадают в озеро огненное, чтобы стать слугами дьявола. Эти нерожденные младенцы - пустая доска, им не ведомы ни добро, ни зло, но сатана захватывает их в свои сети, заставляя их исполнять его злой умысел, обращая их в своих слуг.

- Вы ошибаетесь, - покачал головой отец Эндрюс. - Вы не понимаете, о чем говорите. Озеро огненное - не ад, а книга жизни - не жизнь. Любой семинарист может сказать вам...

- Не следует опираться на интерпретации прошлого, - перебил брат Элиас. - Ибо они неверны.

- Вы понятия не имеете, что...

- Господь, - спокойно продолжал брат Элиас, - говорил со мной путем божественного видения. Он указал мне, что надлежит сделать. - И медленно обведя взглядом присутствующих, - веско закончил: - А вы мне в этом поможете.

- Зачем мы вам нужны? - возразил отец Эндрюс. - Вы, судя по всему, знаете, что надлежит сделать и как это сделать, почему же вам не сделать это самому?

- Противник коварен. Он лжец и отец лжи. Он может выслать вперед своих приспешников. Он будет делать все, что в его силах, чтобы остановить меня в исполнении моего долга.

Джим тяжело опустился в кресло рядом с братом Элиасом.

- Не знаю, чему верить, - со вздохом заговорил он, обращаясь к проповеднику. - Я верю, что вы понимаете, что происходит, но я не уверен, что вы говорите нам правду. Или всю правду. Мне нужны дополнительные доказательства. Прежде чем я приступлю к каким-либо действиям, мне нужны доказательства. Я не могу поверить вам на слово.

Пальцы брата Элиаса поглаживали золотое распятие булавки для галстука.

- К завтрашнему дню у вас будут доказательства, - произнес он, сверкнув глазами. - Но если вы будете ждать дольше, окажется слишком поздно.

14

Тим Макдауэлл, вооруженный лишь фонариком и детским переговорником, в тринадцатый раз пересек промытую дождем канаву, что прорезала ложбину у северного берега Осинового озера. Мелкий дождь, начавшийся несколько часов назад, превратился в настоящий ливень, и почти все из поисковой команды разъехались по домам. Кое-кто остался пережидать непогоду в машинах, стоящих вдоль дороги у берега озера и теперь они с недоумением глядели на свинцовое небо, которое попеременно освещали вспышки красных и синих молний. Поиски продолжали, кроме него, только Мак Бакстон и Ральф Дэниэлс. Он понимал, что шансов найти какие-либо следы практически нет, особенно в этой ложбине, почти полностью, за исключением самого места лагеря, покрытой густой растительностью, и тем не менее был решительно настроен продолжать поиски до тех пор, пока что-либо не выяснит насчет Мэтта. Так или иначе.

Кое-кто из поисковиков пытался уже мягко намекнуть, что мальчишки скорее всего погибли, и разумом он понимал, что они, вероятно, правы, но сердце отказывалось этому верить. Внутренний голос твердил, что Мэтт жив, просто заблудился или сильно травмирован. - Мэтт! - крикнул он. - Мэтт! Тишина.

Он охрип, руки и ноги болели, но это не имело значения. Тим достал кусок табачной жвачки из банки "Скол" и сунул за щеку. Табак был хорош. Он сплюнул и вытер слюну с бороды. Потом снял шляпу, стряхнул воду и снова нахлобучил ее на голову.

Затрещала рация, он мгновенно поднес ее к уху, но это оказалось очередной ложной тревогой. Сунув приборчик в карман, он посмотрел на озеро. Среди зелени сосен виднелись красные и голубые пятна автомобильных кабин. В одной из них сидят Рон Харрисон и Джо Фиск. Пьют, наверное. Он сплюнул от отвращения. Как они могут вот так сидеть, не зная, куда пропали их дети? Что они за отцы?

36
{"b":"17663","o":1}