ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что вас так насмешило?

- Ничего, - мотнул головой Билли. Перешептываясь, они то и дело продолжали прыскать от смеха.

Вслед за ними на пороге появилась Сюзен Пауэлл. Она постоянно что-то делала со своими волосами, словно пыталась выбрать оттуда застрявший мусор.

- Откуда здесь взялось столько мух? - жалобно спросила она, глядя на отца Эндрюса.

- Сама знаешь, на что они летят, - быстро сказал Глен, и мальчишки громко расхохотались.

Мухи? Отец Эндрюс вновь почувствовал приступ страха. Широким шагом он покинул классную комнату и вышел на крыльцо церкви. На стоянке горели габаритные огни чьей-то машины. Стемнело, и он ничего не мог разглядеть.

Но мог расслышать, даже за звуком работающего двигателя, глухое жужжание.

Мухи.

Брат Элиас предсказывал, что появятся мухи.

Сразу вспомнились все библейские казни. Может, нечто подобное должно произойти здесь? Снова захотелось позвонить епископу. Он не готов иметь дело с чем-то подобным. У него нет опыта. Но Эндрюс знал, что епископ не захочет понять, скорее, сочтет его сумасшедшим и освободит от занимаемой должности.

Может, ему лучше самому освободить занимаемую должность? И уехать из Рэндолла как можно дальше.

Однако нет, он не имеет права так поступить. У него есть обязательства. Кроме того, неудобно перед шерифом. Он уже ввязался в это дело, нравится ему это или нет.

Стоя перед дверью, он смотрел, как к церкви бегут еще две группки детей, на ходу отмахиваясь от назойливых мух. На стоянке появлялись все новые машины.

После мух должно произойти землетрясение, вдруг с тошнотворной слабостью в животе вспомнил отец Эндрюс. А если это произойдет в то время, когда они будут заниматься изучением Библии? Церковь может рухнуть и погубить детей.

Но отменять что-либо уже поздно. Большинство родителей, высадив детишек, уже уехали по своим делам и вернутся лишь через час, к концу занятий.

Он решил, что сегодня они займутся учением по гражданской обороне.

Энн Симон, последняя из его учеников, вбежала в церковь, и отец Эндрюс запер тяжелую дверь. Чтобы мухи не налетели, пояснил он.

- У нас дома их просто туча, - сообщила девочка по пути в класс. - Не понимаю, откуда они вдруг взялись.

Отец Эндрюс рассказал детям историю про Иосифа и его братьев, потом немного потренировались прятаться в укрытие, затем он рассказал им про землетрясения и объявил, что урок закончен. Ничего не произошло.

После того как всех детей разобрали, отец Эндрюс запер за ними дверь и вернулся в часовню. Он встал на колени и молился до поздней ночи.

Он просил наставления, но не услышал.

18

Землетрясение произошло ночью, ровно в десять минут первого.

Гордон с Мариной занимались любовью. В первый момент, когда дрогнула земля, они замерли, боясь вздохнуть. За первым толчком последовало еще несколько, с неравными промежутками времени. Из кухни послышался звон бьющегося стекла. Что-то рухнуло в ванной.

- Что это?! - вскрикнула Марина, вцепившись в спину Гордону и глядя на бешено раскачивающуюся люстру.

- Землетрясение, - пояснил Гордон, изображая спокойствие, которого не было и в помине.

- О Господи, - вздохнула Марина, закрывая глаза. - О Господи...

Они крепко обняли друг друга.

* * *

Джим весь вечер пролежал без сна, ожидая этого момента, зная, что это должно случиться, готовя себя, и тем не менее испытал обессиливающее чувство животной паники, когда резко качнулся пол. Вскочив, он толчком разбудил Аннет и метнулся по коридору к детским спальням. Схватив Сюзанну на руки и сдернув с кровати Джастина, он бегом вернулся в свою спальню. Здесь они с Аннет, крепко обнявшись, встали под дверным проемом и стояли так еще долго после того, как толчки прекратились.

* * *

Отец Эндрюс, стоя на коленях перед алтарем, крепко зажмурился и с еще большим жаром продолжал молиться, надеясь, что эта тряска когда-нибудь кончится.

* * *

На следующее утро в телевизионной программе "Сегодня" Джон Палмер сообщил, что в Аризоне впервые более чем за сто лет наблюдений произошло землетрясение. Он сказал, что сила толчков достигала четырех с половиной баллов по шкале Рихтера, а эпицентр его находился рядом с небольшим городком Рэндолл в районе горной гряды Моголлон.

19

Джим сидел в своем кабинете, заперев дверь, выдернув телефон, и ждал появления Гордона и отца Эндрюса. Отщипнув кусок глазированной булочки, лежащей перед ним на столе, он положил его в рот и запил глотком тепловатого кофе. Урон от землетрясения оказался незначительным. Он пообщался с Эрнстом из пожарной охраны, и оба пришли к выводу, что урон гораздо меньше, чем они могли предположить. Разумеется, материальный ущерб еще не подсчитан, и в ближайшую неделю, вероятно, подсчитан не будет, но ни одно здание в городе не рухнуло и никто не получил серьезных ранений.

Однако это не могло остановить желающих дозвониться до шерифа. После землетрясения он попытался связаться с Питом и потратил на это пятнадцать минут. С тех пор телефоны в офисе звонили не переставая, поэтому он и решил отключить свой аппарат. Не было ни малейшего желания выслушивать мелкие жалобы по поводу разбитого фарфора или любимого чайного сервиза. С этим вполне могут справиться Рита и Том.

У него есть дела поважнее.

Джим отломил еще кусок булки и сделал еще один глоток кофе. Он понимал, что пора вставать и идти разговаривать с братом Элиасом, но очень не хотелось делать это одному. Ему попросту было страшно. Поэтому он и хотел дождаться отца Эндрюса и Гордона. В дверь постучали.

- Кто там?

- Эндрюс.

Джим встал и пошел открывать. Бросилось в глаза, что священник был в той же одежде, что и вчера. И небрит. Лицо, обычно бледное, казалось еще бледнее. Шериф внимательно оглядел его.

- Как вы себя чувствуете?

- Мало спал прошлой ночью, - пожал плечами Эндрюс.

- Не удивительно, - хмыкнул Джим и, оглянувшись на свой стол, спросил: - Хотите дождаться Гордона или лучше сразу пойти к брату Элиасу?

- Лучше сразу, - ответил священник, облизнув губы. Джим запер кабинет и двинулся по коридору - мимо конференц-зала, мимо складского помещения - к массивной металлической двери, которая перекрывала вход в три изолированных камеры. Даже через дверь было слышно, как брат Элиас громко распевает какие-то гимны. Они переглянулись.

- Уверены? - переспросил Джим. Отец Эндрюс кивнул.

Шериф отпер дверь, и они подошли к первой камере. Брат Элиас посмотрел на Джима и усмехнулся.

- Вы получили свои доказательства.

- Да, я получил доказательства, - кивнул шериф, отпирая дверь камеры. - Что мы делаем дальше? Полагаю, у вас есть некий план.

Брат Элиас неторопливо встал, зажав под мышкой свою Библию.

- Подождем, когда все будут в сборе, - сказал он, выходя из камеры. - Лучше это сделать в вашем кабинете.

- Хорошо, - согласился шериф. - Пошли.

Все вернулись в кабинет.

Через десять минут послышался вежливый стук. Дверь открылась, и появился Гордон. Шериф сидел за столом и крутил в пальцах металлическую скрепку для бумаг. Отец Эндрюс устроился на диване напротив стола шерифа, разглядывая ковер и спрятав ладони между колен. При появлении Гордона он поднял голову и улыбнулся, но улыбка вышла жалкой и натянутой.

Брат Элиас стоял у окна и смотрел на улицу. Черный силуэт казался застывшим.

Но он тут же развернулся и шагнул на центр комнаты, волшебным образом преобразившись из черного силуэта в почти нормально выглядящего мужчину. Он тоже улыбнулся Гордону, хотя черные глаза были такими же непроницаемыми, как обычно.

- Мы ждем вас, - произнес брат Элиас. Гордон молча кивнул, не зная, что на это ответить. Его сковала робость, хотя и непонятно почему. Единственное, что он мог сказать наверняка - баланс сил со вчерашнего дня в этой комнате резко изменился. Вчера здесь неоспоримо властвовал шериф. Сегодня хозяином положения стал брат Элиас.

40
{"b":"17663","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Там, где кончается река
Корона из звезд
Понаехавшая
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Смотри в лицо ветру
Черновик
Яга
Найди точку опоры, переверни свой мир
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах