ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Младенец с окровавленными зубами выкарабкивался из живота беременной женщины.

Намек был ясен.

Гордон, испытывая тошноту, вернул фотографии. Сознание протестовало, пытаясь представить этот снимок как подделку, приписать жуткую сцену ловкости рук фотографа-шулера, но внутренний голос подсказывал, что фотография подлинная.

- Да, нам еще нужен фотоаппарат, - заметил проповедник, обращаясь к шерифу.

Джим взял карандаш и приписал: "камера. Пленка".

- Но что именно нам предстоит делать? - снова спросил Гордон.

Однако брат Элиас уже отошел к окну и замер, глядя на темный силуэт Зубцов, нависших над городом.

20

Тед Макфарлэнд подъехал на своем белом "понтиаке" специальной государственной модели к закрытой и заброшенной бензоколонке рядом с салуном "Кольт". Выключив фары и двигатель, он некоторое время посидел в темноте, размышляя. Он чувствовал себя одиноким и подавленным. Он прекрасно понимал, что не продвинулся ни на шаг в этом чертовом расследовании и чувствовал сопротивление местных властей каждый раз, когда пытался выдвинуть какое-то предположение или просто высказать свое мнение. Тед вздохнул. Он не понимал, почему Вильсон вообще решил подключать людей к этому делу. Полиция штата не обязана спасать местные структуры каждый раз, когда те готовы сесть в лужу.

Фары подъехавшего пикапа отразились в зеркальце заднего вида и буквально ослепили его. Пришлось повернуть зеркало. Через минуту послышалось хлопанье дверей машины и хруст тяжелых ботинок по гравию. Приехавшие направились в бар.

Надо позвонить Дениз. Наверняка она уже не отходит от телефона и ждет звонка. Однако ее голос, разговор с ней только подчеркнет это нынешнее одиночество и расстроит еще больше. Тед посмотрел на ярко освещенные двери салуна. Изнутри доносились громкие хриплые голоса людей, хорошо проводящих время, музыка Чарли Дэниэлса. Он понял, что если не позвонит Дениз, то в своем нынешнем состоянии наверняка может совершить какую-нибудь глупость, о которой потом придется жалеть.

Молодая пышногрудая девица в обтягивающих джинсах и весьма откровенной кофточке, пошатываясь, вышла из бара. Она обеими руками держалась за крупного парня в ковбойской шляпе.

Глядя на нее, Макфарлэнд подумал про Дениз, потом решительно поднял стекло, вышел из машины и хлопнул дверцей. Пройдя несколько шагов по разбитому асфальту, он перепрыгнул через невысокую кирпичную ограду, отделяющую территорию бензоколонки от салуна. Стоянка перед "Кольтом" была полна машин. Несколько видавших виды грузовых пикапов. Несколько небольших иностранных экономичных легковушек. Но в основном - мощные, крепкие американские машины, по большей части - "форды", почти все - с обязательным трейлером на прицепе и креплением для ружей у заднего стекла.

Тед вошел в бар. В жарком сыром воздухе висела табачная синева. Комбинация сигаретного дыма, запаха пива и потных человеческих тел была почти непереносимой. Музыка играла громко, слишком громко. Разговаривать при ней было бы весьма затруднительно, если вообще возможно. Он поискал знакомые лица, никого не нашел и направился к стойке бара. В этот момент песня закончилась, пока не началась другая, он махнул бармену и громко крикнул "пива!"

Чья-то тяжелая рука ударила по плечу. Макфарлэнд резко обернулся. Карл Чмура. Правая рука шерифа Велдона, стоял перед ним и улыбался.

- Привет, - крикнул он. - Как дела?

Макфарлэнд кивнул бармену, поставившему перед ним бокал с пивом.

- Нормально.

Чмура был из тех, кто наиболее ярко выражал свое недовольство его присутствием, и ясно давал понять, что не желает и не станет принимать помощь от представителя полиции штата, хотя формально неукоснительно выполнял все приказания шерифа. Теперь же молодой помощник улыбался вполне дружелюбно, на лице его не было и тени враждебности. Очевидно, он относится к тому разряду людей, кто может успешно отделять служебные дела от остальной жизни - в отличие от Макфарлэнда, которому это никогда не удавалось.

Он попробовал улыбнуться в ответ, но улыбка получилась вымученной; он сам почувствовал фальшь.

- Что вы тут делаете? - спросил Макфарлэнд, сознавая весь идиотизм вопроса, но ничего лучшего все равно придумать не смог.

Чмура сделал большой глоток из бутылки, которую держал в руке.

- У меня свободный вечер, только что расстался со своей подружкой и вот решил отметить это событие. Присоединяйтесь. - Он оглядел зал. Несколько ковбоев со своими подружками отплясывали тустеп под оркестр Маршалла Такера. Несколько свободных девиц стояли у края танцпола, оглядываясь в поисках партнеров. - Уверяю, можем подхватить парочку этих фифочек.

- Не сегодня, - покачал головой Макфарлэнд. - Нет настроения.

- Да ладно, пошли! - схватил Чмура его за руку, и Тед понял, что помощник шерифа довольно пьян.

Он еще раз, более уверенно, покачал головой и высвободился из сильной лапы помощника.

- Не могу. Я женат.

- Какая разница? - расхохотался Чмура. - Я тоже однажды был женат. Кому это мешало?

Макфарлэнд посмотрел на молодого человека. Был женат и уже развелся? На взгляд ему не больше двадцати пяти. Покачав головой, он демонстративно посмотрел на часы.

- Прошу прощения. Я должен позвонить жене. Мне уже пора ехать. - Допив свое пиво, он встал. Сейчас он вернется в отель и будет смотреть телевизор. Может, даже позвонит Дениз. А что? Может, это, наоборот, как-то подбодрит. Во всяком случае, хуже не станет. Он хлопнул Карла по спине, изображая дружеские чувства, которых на самом деле не испытывал, и произнес: - Ну, пока. Увидимся.

- Постойте! - воскликнул парень с какой-то ноткой отчаяния. - Может, все-таки останетесь, посидим, поговорим, а?

- Извините, - еще раз покачал головой Макфарлэнд, - но мне действительно пора. Может, как-нибудь в другой раз.

В этот момент рядом с музыкальным автоматом, в глубине бара, послышались громкие возбужденные голоса, и оба оглянулись на звук. Раздался какой-то грохот, иголка звукоснимателя издала душераздирающий скрип, многократно усиленный мощными динамиками. Чмура поставил бутылку на стойку бара и положил руку на кобуру.

- В такие моменты очень забавно быть помощником шерифа, - заметил он, направляясь в глубину зала. Вдруг толпа, которая клубилась там, начала медленно пятиться назад. Одна дамочка средних лет развернулась и метнулась к выходу. Автомат заиграл по новой. Зазвучала песня Вэйлона Дженнингса, но низкий голос Дженнингса тут же стал еще ниже, потому что кто-то, видимо, выдернул шнур, и музыкальный автомат через секунду остановился.

Макфарлэнд несколько мгновений наблюдал за помощником шерифа, машинально охлопывая себя по груди, по поясу в поисках кобуры, которой не было, потом потянулся за оставленной на стойке бутылкой и резким движением отбил донышко, чтобы обеспечить себя хоть каким-то оружием. После этого двинулся на помощь Чмуре. Никогда не знаешь, что может произойти в таких провинциальных барах. Дополнительная предосторожность никогда не помешает.

В баре стало тихо. Все разговоры прекратились, все танцующие и сидевшие за столиками с любопытством тянули шеи, пытаясь понять, что происходит в глубине зала. Кое-кто из завсегдатаев даже взобрался на стул, глядя на дверь по соседству с музыкальным автоматом, но большая часть посетителей торопливой цепочкой потянулась к выходу.

Макфарлэнд, следуя за Карлом, подошел к толпе и остановился.

Крошечный младенец, безногий, с почти неразвитыми ручками, появившийся, видимо, из той самой двери, шлепал по деревянному полу, хихикая и лопоча что-то сам себе. Голосок был тихим, но в наступившей тишине, нарушаемой только шарканьем ног, Макфарлэнд отчетливо его слышал. По телу пробежали мурашки. Он сделал шаг вперед и всмотрелся в младенца. Он был мелким, недоразвитым, как будто только что родившимся. Розовое тельце было еще мокрым от крови; за ним оставался влажный след, как от улитки. По мере того как он шлепал вперед, глаза мигали с равными интервалами, как у куклы. Рот продолжал издавать какой-то дикий лепет.

42
{"b":"17663","o":1}