ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ладно, по машинам, - проговорил Джим. - Поехали дальше.

Шериф сел в кабину, завел двигатель и тронулся с места. За спиной урчал пикап Гордона.

Узкая грунтовая дорога теперь превратилась в прямую, как стрела, полосу, ведущую к свалке. На дорогу выскочила олениха, застыла на секунду в свете фар, и одним прыжком снова скрылась во мраке леса. Это было единственное животное, которое попалось на всем пути. Наконец в свете фар показались металлические ворота свалки. Чуть в стороне, припаркованный на обочине, стоял грузовик. Грузовик Брэда Николсона.

Гордон с колотящимся сердцем выпрыгнул из кабины. У грузовика была распахнута дверца, внутри никого не было. Брезент, закрывающий заднюю часть кузова, слегка покачивался.

- Стоять! - властно рявкнул шериф. Он уже осторожно направлялся к машине, сжимая в руке пистолет. Гордон вспомнил про ружья, уложенные в кузове пикапа. Мелькнула мысль, что неплохо было бы взять одно, но ноги словно приросли к земле. Он мог только смотреть за действиями шерифа.

Джим шел, аккуратно переставляя ноги и стараясь не шуметь, при этом постоянно оглядывался, прислушивался, в любой момент готовый защищать себя от возможного нападения. Вот он уже дошел до кабины и осторожно заглянул внутрь. Пусто. Он начал обходить грузовик спереди. С этого места ему была видна большая часть свалки. В центре расчищенной площадки была гора мусора. От нее поднимался дымок; внизу виделись красно-оранжевые языки пламени. Шериф поежился, внимательно вглядываясь перед собой. Никакого движения. Он продолжил обход грузовика. Заднее полотнище перестало качаться. Шериф вдруг сообразил, что не чувствует ни малейшего ветерка. Значит, что-то привело в движение тяжелую ткань. Еще крепче сжав пистолет, он заглянул в кузов.

Пусто.

Чуть расслабившись, он внимательнее осмотрел внутреннее пространство, после чего обернулся и с облегчением показал головой.

- Пусто!

Гордон пошел вперед. За ним вылез отец Эндрюс. К воротам свалки они подошли вместе.

- Это машина Брэда, - сказал Гордон. - Как она здесь оказалась?

- Понятия не имею, - подходя, откликнулся Джим. Из первой машины появился брат Элиас со своей неизменной черной Библией под мышкой. Проповедник вошел в открытые ворота, остановился и обернулся к своим спутникам.

- "Посему, как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего: пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие и ввергнут их в печь огненную". Евангелие от Матфея...

- Глава тринадцатая, стих сороковой, - подхватил отец Эндрюс, глядя в черные глаза проповедника. Тот улыбнулся.

Шериф огляделся. Небо быстро светлело. Западный сектор еще терялся в густой синеве, но восток уже занялся оранжево-голубым, почти дневным сиянием. Высокие сосны уже не казались черными силуэтами, превратившись во вполне объемные и живые деревья.

- Возьмите из грузовика вилы, - глядя на шерифа холодными глазами, приказал брат Элиас. - Возьмите веревку.

- Как насчет винтовок? - спросил шериф.

- Они нам пока не понадобятся. Джим пошел к пикапу, и Гордон двинулся за ним следом, но брат Элиас положил ему на плечо тяжелую руку.

- Он сам справится. Вы отгоните грузовик. Нам понадобится свободное пространство.

Вернулся Джим с четырьмя вилами и бухтой веревки. Гордон, к своему удивлению, обнаружил, что в кабине грузовика Брэда остался ключ зажигания. Отгоняя машину подальше от ворот, он обратил внимание на пустую банку пепси, несколько капель из которой пролилось на виниловое сиденье, и подумал о своем боссе. Потом заглушил двигатель и выпрыгнул из машины. В это время шериф начал загонять свой пикап в ворота. Брат Элиас жестами показывал, куда ему подъехать. Джим остановился рядом с горящей кучей мусора, заглушил двигатель и вышел из машины.

Брат Элиас лично раздал каждому вилы. Гордон взвесил в руке тяжелое, смертоносное оружие. На синеватом металле длинных зубьев сверкнули блики от первых лучей восходящего солнца. Он не мог знать, что имеет в виду брат Элиас, но вполне представлял, что как оружие вилы годятся для одного - пронзать.

Эта мысль его не обрадовала.

Джим и отец Эндрюс тоже примеривались к своим вилам. - "Смотрите, братия, - негромко проговорил брат Элиас, - чтобы не было в ком из вас сердца лукавого и неверного, дабы вам не отступить от Бога живого". Послание к Евреям, глава третья, стих Двенадцатый. - Внимательно осмотрев каждого, проповедник взял свои вилы. - Ну что ж, вперед.

5

Приняв душ, Марина вытерлась, накинула халат и вернулась в спальню. Сев на неприбранную кровать, она принялась разглядывать себя в большое зеркало, занимавшее всю дверцу платяного шкафа. В доме было тихо. Как ей показалось, слишком тихо. Не в первый раз уже она пожалела, что дом расположен так далеко от города. На улице еще было темно. Луна давно зашла, а солнце еще и не собиралось выкатываться из-за горизонта. Лес за окном казался зловещим, пугающим.

Чушь, одернула себя Марина. Тот же самый лес, что и днем, те же самые деревья, мимо которых они столько раз ходили в светлое время суток. Просто наслушалась рассказов Гордона и пугает сама себя.

Она встала и пошла к шкафу за нижним бельем. Действительно, надо одеться и поехать в Феникс, пройтись по магазинам, провести день под ярким летним солнцем Долины, побыть в окружении стали, бетона, людей - всего того, что называется цивилизацией.

Она натянула трусики и прислушалась. Что это за скребущий звук на кухне?

Нет никакого звука, сказала она себе, но затаила дыхание и прислушалась внимательней.

Есть.

В доме действительно что-то было. Что-то маленькое. Запахнув халат, она подбежала к двери спальни и захлопнула ее. Потом быстро подтащила кресло. И приложила ухо к двери.

Все было тихо.

Марина перешла к окну. Там по-прежнему было темно, видно было плохо, но ей почудилось в кустах какое-то движение. Уже всерьез испугавшись, не отрывая взгляда от окна, она на цыпочках пересекла комнату, нащупала телефон и набрала номер офиса шерифа. На пятый гудок в трубке раздался усталый мужской голос.

- Офис шерифа. Вас слушают.

- Здравствуйте, - громким шепотом заторопилась она. - Это говорит Марина Льюис. Мой муж Гордон еще у вас?

- Гордон Льюис? Нет, он куда-то уехал с шерифом. Могу принять сообщение для него.

- Мне кажется, кто-то проник к нам в дом. Я сейчас в спальне, я забаррикадировала дверь. Какой-то шум доносится из кухни.

- Сохраняйте спокойствие, мэм. Мы направим к вам кого-нибудь, как только сможем. В данный момент у нас туговато с людьми, так что, может, пройдет некоторое время. Пока мы к вам приедем. Предлагаю позвонить соседям и поискать какое-нибудь оружие...

- Мне нужна помощь!

- Я все понял, мэм, - напряженно повторил голос.

- Я беременна! - воскликнула Марина и бросила трубку, стараясь на разрыдаться. В доме по-прежнему стояла тишина. Тем не менее интуиция подсказывала, что кто-то - или что-то - затаился внутри. Подойдя к двери, она пригнулась и прижала ухо к деревянной обшивке. Никогда еще она с такой остротой не думала о ребенке, которого носила в себе, никогда еще этот зародыш не казался ей настолько живым, настолько нуждающимся в защите. Внутри вспыхнул незнакомый звериный инстинкт - инстинкт самки, готовой защищать своего детеныша несмотря ни на что.

За дверью кто-то коротко взвизгнул, и Марина вздрогнула, но в следующее мгновение изо всех сил навалилась на дверь плечом, подтащив к себе поближе и кресло. С той стороны кто-то начал грызть дверь.

- Пошли вон отсюда! - завопила Марина. В коридоре послышался тоненький смех, а потом - звук убегающих босых ножек. Марина начала рыдать, не забывая придавливать плечом дверь.

Послышался звон разбитого стекла. В окно влетел камень, и Марина вскрикнула. Рванув на себя дверь спальни, она выглянула в коридор.

Никого нет.

48
{"b":"17663","o":1}