ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем постучала во второй учебный кабинет.

Распахнув дверь, она застыла на пороге и чуть было не взвизгнула от неожиданности.

Середину комнаты занимал длинный стол, за которым проводились групповые занятия или студенческие конференции. Стоящие вокруг стола стулья были свободны. Зато у дальней стены сгрудилось десятка два карликов. Они испуганно смотрели на нее и выглядели как загнанные зверьки.

Растерянная Гленна сделала шаг внутрь комнаты — и карлики в страхе попятились. На их лицах было написано горестное отчаяние, маленькие глазки были полны паники.

"Что за ерунда такая?" — подумала Гленна. Она дружелюбно улыбнулась и сказала:

— Библиотека закрывается. Худенький карлик с пышными усами, стоявший впереди всех, спросил дрожащим голоском:

— Они уже ушли?

Гленна непонимающе сдвинула брови.

— Кто "они"? — ответила девушка вопросом на вопрос.

Напряжение в толпе карликов спало, маленькие человечки сделали несколько шагов в сторону Тленны, у которой тоже отлегло от сердца. Тут было что-то непонятное — зато не страшное.

— Швырялы, — пояснил усатый карлик. Гленна продолжала непонимающе моргать глазами. Карлик с усами подошел к ней и, трагически заламывая руки, стал рассказывать:

— Это преимущественно дюжие студенты старших курсов: взяли моду ловить нас, лилипутов, и швырять изо всей силы — кто дальше забросит. Они называют этот новый вид спорта "лилиболом". А мы у них вроде как мячи. Ладно бы они только на газонах играли в свои мерзкие игры. Но ведь норовят на асфальте, а то и с лестницы швырнуть. А в последнюю неделю они начали сбрасывать лилипутов с крыши студенческого центра. Вчера эти негодяи убили моего друга Адама. Сбросили с крыши.

— У-убили? То есть насмерть убили? — растерянно спросила ошеломленная Гленна.

Карлики в унисон закивали головами.

— Я не читала об этом в газетах. И ни от кого не слышала...

— Никто не знает, — сказал усатый карлик. — И всем наплевать.

— Но полиция...

— Полиции тоже наплевать. "Суньте ракетку в ее переднюю дырку!" О-о, она на своем опыте убедилась, на что способны эти негодяи и как гнусно попустительствует им университетская служба безопасности!

— Нельзя ли нам переночевать здесь? — спросила хорошенькая лилипутка, совсем молоденькая. Она держалась с достоинством, и на ее лице не было страха, однако голос предательски дрожал. — Час поздний, чтобы идти домой. Уже темно...

— Можно найти кого-то, кто проводит вас...

— Швырялы ждут на улице. Они расшвыряют всех, кто решится помочь нам.

Будто разговор больных в сумасшедшем доме...

Но Гленна навидалась такого в последнее время, что нисколько не удивилась рассказу карликов и не сочла их параноиками, которые Бог знает что несут.

Атмосфера в университете такая, что можно ожидать чего угодно...

Гленна невольно подумала об инвалидах, которых так много в университетских общежитиях. Здесь, в Бреа, для них были созданы самые лучшие условия — ни в каком другом южно-калифорнийском университете не сделано столько для облегчения жизни инвалидов — особые двери, пандусы, различные приспособления в туалетах, столовых и прочих помещениях. Поэтому нигде и не училось столько инвалидов, сколько в Бреаском университете...

Если карликов "швыряют", то что же происходит с инвалидами, которые и в малой степени не способны постоять за себя?

Страшно было даже думать об этом!

— Мы не хотим создавать вам проблемы, — сказал усатый карлик. — Мы будем сидеть тихо и из этой комнаты ни ногой. Позвольте нам переночевать здесь. Пожалуйста.

Тленна понимала, что нарушает инструкцию. Да и кто она такая, чтобы разрешать? На то есть библиотечное начальство... Однако лилипуты смотрели на нее с такой мольбой, с такой надеждой, что девушка не могла отказать. Она медленно кивнула.

— Огромное спасибо, — радостно произнес усатый карлик. И остальные стали нестройным хором благодарить ее.

Гленна оглянулась на открытую дверь. Она сильно задерживается. Очевидно, Фил уже сердится, что она так долго копается. И в конце концов пойдет разыскивать ее. Неизвестно, как он отреагирует на просьбу бедненьких лилипутов... А помочь им просто необходимо!

— Вот что, — сказала Гленна, — я выключу свет и прикрою дверь, а вы запритесь изнутри и сидите тихо-тихо. Возможно, минут через пять я вместе с начальником буду делать завершающий обход. Если он услышит хоть звук — не миновать беды.

— Как вас зовут? — спросил усатый карлик. Она улыбнулась и назвалась.

— Гленна, большое-пребольшое вам спасибо! Мы запомним добро.

Гленна выключила свет и напомнила:

— Пока что сидите тихо-тихо!

Фил уже поджидал ее у лифтов. Они еще раз быстро обошли этаж, везде выключили свет и занялись другими этажами.

По пути Гленна снова и снова думала о "швырялах". Рехнуться можно! Какие мерзкие дела творятся в этом университете! Как все докатилось до такого безобразия? Почему всем наплевать?

С тех пор как Фейт уволилась, Гленна не имела случая с ней поговорить. Но было ясно, что подруга панически боится чего-то в библиотеке. Гленна сперва думала, что предмет страха Фейт связан с тем парнем, который открыл пальбу из пистолета. Но теперь ей казалось, что подруга чего-то недоговаривает. Похоже, Фейт знает нечто такое, что заставило ее спешно оставить удобную и легкую работу. Надо обязательно поговорить с Фейт и все у нее выпытать...

Можно позвонить прямо сегодня вечером.

Обход был закончен. Они спустились на первый этаж. Большинство работников библиотеки уже ушли. Фил сказал, что и Гленна может идти домой. Она предложила остаться и помочь ему запереть оставшиеся двери. Он ответил, что справится сам.

Гленна взяла сумочку, надела свитер и вышла из библиотеки.

Не успела она пройти и нескольких шагов, как на нее навалился кто-то сзади. Откуда взялся этот человек? Почему она не слышала его шагов? Одна рука нападающего оказалась у подбородка девушки, другая облапила поперек живота.

Гленна вскрикнула. Время было еще не позднее, место освещенное, вдали виднелись группки студентов — поэтому она не была готова к неприятным неожиданностям. Воспользовавшись ее замедленной реакцией, нападающий сунул руку ей между ногами.

Все ясно. Гленна заработала локтями, пытаясь высвободиться. Она хотела вывернуться и ударить эту сволочь коленом в пах. Но мужчина оказался на редкость силен. Он держал ее крепко и успел зажать ей рот ладонью, прежде чем она начала всерьез звать на помощь.

Гленна ожидала, что насильник потащит ее в темноту, за кусты. Однако он стал толкать девушку вперед, на широкую хорошо освещенную асфальтовую площадку со скамейками по бокам.

И там повалил на землю.

Она больно ударилась грудью, локтями и коленями, но ухитрилась перевернуться и оказалась на спине. Теперь она впервые увидела насильника. Высокий мускулистый парень. Лицо вроде бы знакомое... Господи, да не был ли он тогда в гимнастическом зале?..

Наступив ей коленом на живот, насильник одной рукой продолжал зажимать ей рот, а другой проворно стаскивал с девушки колготки и трусики.

Тленна расплакалась. Она знала, что надо не рыдать, а биться до последнего, но не могла сдержаться. Все это было так мерзко, так унизительно... Нижней оголенной частью тела она ощутила холод, ягодицы царапал шершавый ледяной асфальт...

Поскольку она извивалась и колотила его, насильнику наконец понадобились обе руки, и он освободил ее рот.

Она тут же закричала что было сил:

— Помогите! Бога ради, кто-нибудь, помогите!

Пожалуйста!

Теперь со всех сторон к ней бежали студенты: те, кто возвращался после вечерних классов, те, кто шел к своей машине или обратно в общежитие. Гленна видела, как со всех сторон по направлению к ней спешат люди, и в первый момент испытала огромное облегчение. Но уже через пару мгновений она испугалась пуще прежнего. В нескольких метрах от нее студенты — а среди них почему-то не оказалось ни одной женщины — остановились и стали наблюдать за тем, как насильник расстегивает ширинку.

99
{"b":"17665","o":1}