ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отличный способ замести следы. Они что, вообще тебя ни в чем не заподозрили?

– Как без этого? Во-первых, я мужчина, а я не знаю народа, более ревностно относящегося к своим женщинам, чем акоранцы. Но помимо этого есть еще один скользкий момент – как я оказался на дороге среди ночи под проливным дождем?

– Они наведут справки.

– И узнают то, что я для них приготовлю. А потом... – Нилс устало провел ладонью по лицу. – Надеюсь, они заглотнули наживку.

– Неплохо сработано, братец, но по мне лучше бы мы его просто прихлопнули.

– Мы не знаем, виновен ли он. Кроме того, убийство одного человека ничего не изменит. Если он виноват, то все они в ответе.

– А если это так?

– Тогда быть войне, – тихо сказал Нилс. – Кровавой и жестокой.

Он говорил так, как мог говорить человек, знающий, что такое война, не понаслышке. И с этим он пошел спать.

Глава 4

Мистер Вулфсон, мистер Нилс Вулфсон, – бормотал граф Ройс Хоукфорт, муж принцессы Кассандры, сестры принцессы Джоанны, друг и сват принца Александра и дядя принца Андреаса и принцессы Амелии. Все они сидели сейчас в гостиной в ясном свете нового дня и терпеливо ждали, пока Ройс сверится со своими материалами.

– Или я мог бы назвать его просто «Волк».

– Волк? – брови Алекса поползли вверх.

– Очевидно, эта кличка была дана ему тогда, когда он служил своей родине на, так сказать, секретном фронте.

– Понимаю, – протянул Алекс. – Что еще ты выяснил?

– Будучи совсем молодым, он привлек внимание генерала Эндрю Джексона, который в то время успел уйти в отставку, но, сделав военную карьеру, продолжал делать политическую. Вулфсон стал его правой рукой и продолжал служить Джексону все восемь лет его президентства.

– В каком качестве? – спросил Андреас.

Ройс усмехнулся. Он был крупным мужчиной, высоким, поджарым, с густой гривой золотистых волос. Женщина, сидевшая рядом с ним, очень походила на Алекса, но при этом оставалась замечательно женственной. Темные волосы ее были аккуратно уложены в узел на затылке. Во взгляде, обращенном к мужу, читались любовь и обожание, только окрепшие с годами.

– Дай отгадаю. В каком качестве – остается неясным.

– Именно. Могу лишь сказать, что мистер Вулфсон, он же Волк, имеет репутацию человека, умеющего доводить дело до конца, но в чем эти дела состоят – пока загадка.

– Ладно. И как ты думаешь, какое дело он доводит до ума на сей раз?

– Это...

– Остается невыясненным. – Амелия закончила предложение за своего дядю и вздохнула. – Неужели это в самом деле так важно? Мистер Вулфсон спас мне жизнь, вытащил меня из большой беды. Неужели мы не можем отплатить ему хотя бы тем, что оставим его частную жизнь в покое?

– Не думаю, – осторожно заметил дядя. – Ты можешь утешить себя тем, что досконально все выяснить о мистере Вулфсоне нам все равно не удастся. Как вам известно, Джексон оставил президентский пост месяц назад, и, похоже, мистер Вулфсон нашел для себя возможным уйти в отпуск, хотя и это тоже не совсем ясно.

– Все выглядит вполне логично. После восьми лет служения на ответственном посту разве не может человек уделить какое-то время своему хобби? По-моему, все логично, – вмешалась Джоанна.

– Все может быть, – задумчиво протянул Алекс. – И когда мистер Вулфсон приехал в Англию?

– Две недели назад, – ответил Ройс. – Он снял дома в городе и в пригороде. До сего времени он не часто появлялся в обществе, но теперь, когда он раскрыт, все должно измениться.

– Почему ты так считаешь?

– Мистер Вулфсон – человек значительный. Он далеко не беден и не скупится на траты. Конечно, источник его доходов...

– Не вполне ясен? – с усмешкой предположил Андреас. И более серьезным тоном добавил: – Он назвал себя коллекционером.

– Вот это, пожалуй, верно, – подтвердил Ройс. – Мистер Вулфсон коллекционирует оружие.

– Оружие? – На Алекса это произвело впечатление, хотя он и не хотел себе в этом признаваться. – Какое оружие?

– Разное. Но, насколько мне известно, по большей части средневековое. Говорят, у него любопытная коллекция.

– Которую он хранит... Где? – спросила Джоанна.

– Возможно, он действительно родом из Кентукки, как он сказал Мелли, но он давно там не живет. В последнее время он проживал в Нью-Йорке, у него внушительное поместье на берегу Гудзона. Однако он проводит там немного времени, слишком занят делами в Вашингтоне.

– Он женат? – поинтересовалась Кассандра.

– Нет, но не потому, что хозяйки домов в Вашингтоне или Нью-Йорке прилагали к тому недостаточно усилий. Насколько мне известно, дамы ведут на него настоящую охоту. Уверен, что то же самое произойдет здесь, как только о его присутствии узнают.

– Не сомневаюсь, – пробормотала Джоанна и, взглянув на свою невестку, спросила: – Как ты думаешь, будет ли удобно пригласить мистера Вулфсона на прием в четверг?

Кассандра улыбнулась, давая понять, что и сама хотела предложить то же самое.

– Ты полагаешь, ему будет приятно познакомиться с принцессой Викторией?

– Если он все еще работает на свое правительство, в каком угодно качестве, то, несомненно, эта встреча будет для него желанной, – ответила Джоанна. – К тому же Виктории скоро предстоит стать королевой.

– А если он просто частное лицо, каким хочет казаться, то выход в свет тоже для него, несомненно, приятное событие.

– Он может изменить свой взгляд на приятное, когда познакомится с обществом поближе, – предположила Кассандра, – но я смею думать, что он знает, как защитить себя. Да, полагаю, он получит удовольствие.

– Тогда решено, – провозгласила Джоанна.

К двадцати пяти годам Амелия уже научилась доверять своим инстинктам. Именно шестое чувство побудило ее искоса посмотреть на Кассандру и мать. Эти две дамы напустили на себя такую невинность, что стоило заподозрить заговор. Она все поняла, но у нее не хватило духу сказать им об этом.

Мистер Вулфсон, Волк, полновластно владел ее помыслами со времени их встречи на ночной проселочной дороге. Но мало того – он стал приходить к ней во сне.

Она не помнила, чтобы ей постоянно снился какой-то конкретный мужчина, а не плод воображения. Похоже, до сих пор с ней такого не случалось.

Она с нетерпением ждала приема, побуждаемая любопытством – хотелось познакомиться с принцессой Викторией, о которой много говорили, но которая вела столь уединенную жизнь под строгим надзором матери и так редко появлялась в обществе, что близким знакомством с ней мало кто мог похвастать. Но теперь прибавилась и вторая причина ожидания приема, не менее веская. Как жаль, что он состоится не завтра!

– Я собираюсь поехать в Смитфилд, – сказал Андреас, вопросительно взглянув на кузину. – Ты не составишь мне компанию?

Не успела она ответить, как пара демонов влетела в гостиную. Это были ее братья – Люциус, которого здесь на английский манер звали Люком, и Маркус – для краткости Марк. Они были близнецы, эти «всадники апокалипсиса», и так их звали не без оснований.

– Похищенная! – воскликнул Люк. Он был старшим из двойни и стремился захватить лидерство, но по-настоящему следовало опасаться Маркуса, который был тише, но хитрее и опаснее, обладая более развитым воображением.

– Тебе повезло, – захлебываясь и глотая окончания, выпалил Люк. – Нам все рассказали, только никто не знает, кто тебя похитил. Есть версии, господа? – Он вопросительно посмотрел на отца, который взирал на сыновей так, словно они не уставали его удивлять. Впрочем, так оно и было.

– Мы как раз пытаемся это выяснить, – сказал Алекс. – Конечно, мы все очень рады, что твою сестру вернули в целости и сохранности.

– Слышал, к этому приложил руку некий американец, – сказал Марк... Он опустился в кресло с грацией леопарда. Маркус, как и брат, был высок и мускулист, но если Люк унаследовал материнский цвет волос, то Марк был брюнет, как отец. Оба гостили в Хоукфорте у Ройса и Кассандры и вернулись в Лондон, получив известие об исчезновении Амелии.

10
{"b":"17666","o":1}