ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы пойдете со мной, мадам.

Он сунул ей в руку лампу и толкнул впереди себя. Амелия начала возмущаться, делая это достаточно громко для того, чтобы ее было слышно в коридоре.

– Что вы делаете, лорд Хоули?

– Изучаю ничтожную возможность того, что у нас гости, мадам.

– Я не понимаю, с какой стати сюда должны прийти. Никто и малейшего представления не имеет, где мы. – Кроме Нилса, если Бог услышал ее мольбы. Но на это она и не смела надеяться.

– Даже если это и так, я должен в этом убедиться. Они добрались до кухни, ни с кем не повстречавшись, но увидели на полу разбитое стекло.

– Может это какой-то зверь попытался сюда забраться, – сказала она, надеясь, что ее голос не выдает надежды на совершенно иной вариант.

– Возможно, – сказал Хоули и вдруг внезапно развернулся, продолжая удерживать Амелию перед собой. В руке его блеснул нож. Амелия сдавленно вскрикнула.

– Вы считаете меня дураком, или ваш дружок считает меня таковым?

Несмотря на страх, державший ее за горло и мешавший дышать, она выдавила из себя:

– Я понятия не имею, о чем вы говорите. И зачем вам понадобился нож? Вы как ребенок, который боится кощея из сказки.

– Замолчите! Никто не мог бы догадаться о том, что мы здесь, и все же...

– А кучер?

– Кто?

– Как это похоже на Хоули! Господа не замечают тех, кто им прислуживает.

– Тот человек, что привез нас сюда. Вы можете ему доверять?

– Наемный кучер. Он не может знать о том, что происходит.

– Вы уверены? Слуги бывают и догадливы, и пронырливы.

– Это верно, – согласился Хоули. – Я собирался приказать ему доставить Вулфсону записку сегодня утром, но передумал. Нет, я ничего ему не говорил. Даже если он захотел бы предать меня, у него не было такой возможности.

Амелия пожала плечами:

– У вашего наемного кучера могут быть осведомленные приятели.

Лампа в ее руках давала мало света. Большая часть помещения оставалась погруженной во мрак. Но ей показалось, что в темноте она заметила движение. Возможно, это действительно ей только показалось. И все же решимость ее окрепла.

– Маловероятно. – Но возможно. По крайней мере, по соображениям Хоули.

– Есть еще один вопрос, – сказала она, стараясь закрепить успех. – Как вы его наняли? Он мог специально попасться вам на глаза.

Ей показалось, что она зашла слишком далеко, но Хоули был отпрыском рода, члены которого в каждом поколении добивались богатства и власти самыми низменными методами, включая шпионство, шантаж и прочее. Так что зерно упало на плодородную почву.

– Куда мы идем? – спросила она, когда он подтолкнул ее назад, в коридор.

– Увы, мне придется вас ненадолго оставить, дорогая, – сказал Хоули. – Но вначале я должен сделать так, чтобы быть уверенным – вы не сбежите в мое отсутствие.

– Нет, только не эти кандалы!

– Боюсь, что они самые.

Они успели дойти до гостиной. Хоули пихнул ее в кресло, поднял валявшуюся на полу цепь и перекинул узлом через цепь кандалов, которые все еще были на ней. Поискав глазами нечто такое, к чему можно было бы ее привязать, он заметил стол из черного дерева с устойчивыми толстыми ножками. Обернув цепь вокруг ножки стола и закрепив ее, он встал.

– Теперь я знаю, что вы дождетесь моего возвращения.

– Действуйте осмотрительно, – наставительно заметила Амелия. – Я не хочу долго сидеть в таком неудобном положении.

Взглянув на нее сверху вниз, он усмехнулся.

– Принцесса есть принцесса. Вы знаете, вы мне даже начинаете нравиться.

Господи, только не это.

– Я так не думаю, лорд Хоули. Вспомните, как я вас раздражаю.

– Это так. Но, наблюдая вас в таком виде...

По спине у нее поползли мурашки. Такого она еще никогда не испытывала. Подумаешь, какие-то слова. Но то ли действительно его слова имели на нее столь ужасающее влияние, то ли дело было в том, что организм еще не оправился от отравления хлороформом, но ее тошнило, и еще как. И она больше не могла заставить себя улыбаться.

Хоули погладил ее по разбитой скуле.

– В цепях, на коленях...

Она готова была умереть от отвращения. Отвернувшись от него, она приказала себе дышать медленно и ровно.

– Что, застеснялась, принцесса? Как это на вас не похоже.

Молчи, ничего не говори, не давай ему повода задерживаться здесь.

Хоули тихо засмеялся.

– Не бойся. Я скоро приду.

Она проглотила комок в горле. Хоули вышел, закрыв за собой дверь. Она приказала себе не торопиться, прислушиваясь к удаляющемуся звуку шагов. Если он передумает и вернется...

Подождав столько, сколько смогла себя заставить, Амелия принялась рыться в кармане в поисках ключа. Вначале ей показалось, что его там нет, и ее охватила паника. Но нет, вот он. Она благодарно сжала спасительный ключик. Боясь выронить его, медленно, осторожно она поднесла его к замку на запястье. Осторожно просунула его в скважину и повернула.

Замок открылся. Подавив готовый вырваться победный крик, она сняла наручники и вскочила на ноги. Надо бежать отсюда, сказать Нилсу, что с ней все в порядке, и предупредить семью. И в тот момент, когда она уже готова была к побегу, дверь распахнулась.

Глава 18

– Нилс, слава Богу!

Он в два прыжка преодолел разделяющее их расстояние, взглянул на цепи на полу и с некоторым удивлением сказал:

– Ты свободна.

Она была так рада его видеть! Увы, у них не было времени на изъявление чувств.

– Хоули здесь.

– Я знаю. Я его видел. Он ушел разбираться с кучером.

– Который ни в чем не виноват.

– Он убежал. Я предупредил его. Хоули будет здесь с минуты на минуту. Нам надо выбираться.

Он схватил ее за плечи и посмотрел ей в глаза. Он был так красив, этот мужчина, красив, как бывают красивы горные реки и дикие степи. Она хотела бы лежать сейчас в его объятиях, чувствовать его в себе, смотреть на него, когда он спит.

Ей хотелось носить под сердцем его ребенка, держать этого ребенка на руках и смотреть, как он или она будет расти в любви и радости. Должно быть, он прочел некоторые из ее мыслей, ибо глаза его подернулись чувственной дымкой. Он судорожно вздохнул и сказал:

– Амелия, послушай меня. В полумиле отсюда есть дом. Вы, должно быть, его проезжали по дороге. Там ты будешь в безопасности.

– О да, дом.

– Он покажется тебе знакомым. Мне надо объяснить почему.

– Ради Бога, Нилс, не надо. Я все знаю.

– Ты знаешь? – Не так часто ей удавалось его удивить. Еще одно очко в ее пользу. Только сейчас было не до сведения счетов.

– Потом мы можем все обсудить. А теперь я хочу сказать свое слово. Я не хочу оставлять тебя одного.

– Ты должна, – сказал он, сжав ее руку.

Она увидела в его глазах, что он намерен убить Хоули. И, по правде говоря, это решение было единственно разумным. Но Нилс не хотел, чтобы она видела эту часть его жизни, его натуры. Она не должна видеть в нем человека, охотящегося за врагами его страны, чтобы затем передать их в руки Высшего Суда.

– Иди, – сказал он и подтолкнул ее к двери на веранду.

Она уже была по ту сторону стены, на веранде, выходящей в сад, влажный от росы, окутанный ночным сумраком, когда вернулся Хоули.

Одного мгновения хватило Нилсу, чтобы захлопнуть дверь на веранду и повернуться к Хоули лицом. Британец успел вытащить нож. Нилс, казалось, оставался безоружным. Он медленно двигался в направлении своего врага, и руки его свободно висели по бокам, и ни во взгляде его, ни в позе, ни в походке не было и намека на колебание или страх.

– Зря вы сюда приехали, – сказал Нилс почти весело. – Или Вы в самом деле думали, что я настолько прост, что вас не разгадаю?

– Я ожидал, что Вы явитесь сюда. – Британец осматривался, хотя пытался явно этого не показывать. – Впрочем, должен признать, что так скоро я вас не ждал. Где принцесса?

– Исчезла. И, кстати, еще один неверный поступок. Вам не стоило вовлекать ее во все это. И, уж конечно, вам не стоило ее бить.

48
{"b":"17666","o":1}