ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 19

Красивый день. – Молодая женщина, сидевшая напротив Амелии на каменной террасе, улыбалась. – Может, ты хочешь прокатиться на лошади?

Амелия подняла глаза от книги. Хотя роман был написан ее любимой писательницей Джейн Остин, отчего-то она не могла сосредоточиться. Клио, двоюродная сестра Амелии, была права, денек действительно выдался на славу. Небо было того лазурного цвета, каким оно бывает только в Акоре. Внизу, в гавани, скопилось множество судов с вырезанными из дерева бычьими головами на носу – символами Акоры и талисманами удачи. Некоторые из этих кораблей плавали только по внутреннему морю, другие ходили и в дальнее плавание. И эти корабли с горделивой осанкой и белоснежными на фоне темно-лазурных вод парусами радовали глаз и будили мечты о дальних странствиях.

Соленый запах моря смешивался с тонким ароматом цветущих лимонных деревьев. Птицы кружили над вьющимися растениями с малиновыми цветами. Издали доносился чудный голос певца. Акора была благословенным местом – волшебный климат, роскошная природа. Жаль, что многие акоранцы настолько привыкли ко всему этому, что воспринимали дар судьбы, поселившей их здесь, как должное.

Но и красота окружающего мира не могла поднять Амелии настроения.

– Не хочется, – сказала она и, отвечая на участливый взгляд сестры, добавила: – Боюсь, моя компания последнее время не слишком приятна.

– Чепуха, – отрезала Клио. Она убрала упавшую на лоб прядь ярко-рыжих волос, доставшихся ей от матери. Как ни странно, у ее брата-близнеца Андреаса цвет волос был другим. Клио и Андреас были неразлучны, как это часто бывает у близнецов, но и внешность, и характеры у них были совершенно разными.

Клио была тихоней, в то время как остальные члены семьи тихим нравом отнюдь не отличались. Она не любила настаивать на своем и предпочитала уступать, лишь бы не доводить дело до ссоры. Робкая и застенчивая, она обладала тонкой и ранимой душой и была заботливой и любящей подругой и сестрой. Амелия находила ее общество успокаивающим.

– Это потому, что сейчас у тебя трудный период, – сказала Клио. – Как шея – не болит?

Амелия по привычке поднесла руку к тому месту, где был виден шрам. Впрочем, с каждым днем рубец становился все бледнее. Надо сказать, что целительница, колдовавшая над ней все время путешествия, сотворила настоящее чудо. Что касается здоровья физического, то оно у Амелии было в полном порядке.

– Совсем не болит, – ответила она. – Я прекрасно себя чувствую.

– Тогда тебе нужно отвлечься, – сказала Клио, отложив в сторону ту книгу, что читала сама. – И мне не помешает. Если ты не хочешь прокатиться верхом, то можно поплавать.

– Можно, – согласилась Амелия и, подумав о том, что могла бы сделать Клио приятное и предложить то занятие, которое той по вкусу, добавила: – А еще мы могли бы поиграть в раскопки. – Амелия улыбнулась, хотя и несколько вымученно.

Клио засмеялась. Она все отлично поняла.

– Ты в самом деле этого хочешь?

– Именно этого я и хочу. – Действительно, лучше уж копаться в грязи, чем копаться в себе. Эта пагубная привычка появилась у нее недавно и грозила укорениться. К тому же почему не сделать приятное Клио, которая была так добра к ней? Пора было заняться чем-то более серьезным.

– Ты помнишь, – спросила Клио, когда они встали и пошли вниз, – как мы умудрялись перепачкаться, когда детьми ползали по грязи, строя замки?

Со стороны на девушек было приятно посмотреть. Их белые туники, как паруса, надувал ветер, ласково трепал волосы – рыжие у Клио и черные у Амелии.

– Я помню, что я бывала самой грязной. И нам не разрешали возвращаться во дворец, пока мы не поплаваем. А ты всегда оставалась более или менее опрятной.

Привычка к порядку была у Клио всегда. С детства она обожала искать на берегу обломки, осколки различных предметов, ракушки необычного цвета и формы. Ей доставляло удовольствие разбирать найденное, складывать в отдельные кучки, классифицировать. Она могла без устали часами заниматься этой скрупулезной работой.

Но ее поведение вызывало у старших озабоченность. Для ребенка желание и умение подолгу концентрироваться на одном занятии казались странными, даже пугающими. Но Атреус и Брианна были мудрыми родителями, они осторожно наблюдали за своей дочерью даже тогда, когда она, казалось, была предоставлена самой себе.

Шли годы, и страсть Клио нашла практическое воплощение – она собрала замечательную коллекцию обломков того, что составляло прошлое Акоры.

Она продолжала трудиться над своими находками: составляла каталоги, делала наброски, и время от времени ей удавалось даже воссоздавать предмет своего исследования. А уважение акоранцев к своей истории было таково, что они перестали рассматривать занятия Клио как странноватое хобби. Впрочем, слишком серьезно к ее занятиям они тоже не относились. Огромные библиотеки дворца содержали настоящую сокровищницу – тысячелетия акоранской истории, переведенные на язык слов. И, конечно, в сравнении со словом, печатным или рукописным, осколки глиняной посуды представлялись чем-то ничтожным. Но Клио так не считала. Она полагала, что самые простые предметы быта могут рассказать свою историю, порой не менее захватывающую, чем те, которые можно прочесть в книгах.

В течение нескольких месяцев она вела раскопки под фундаментом одного из самых старых домов в Илиусе с позволения владельцев, переехавших на новое место. Амелия побывала в том подвале в последний раз накануне отъезда в Англию и была поражена произошедшими за время ее отсутствия переменами.

Дом располагался на холме, откуда, извиваясь серпантином, вели дороги вниз, к гавани. Оттуда шла также прямая дорога на другой холм, на котором был расположен дворец. Даже на взгляд дилетанта, дом казался очень старым, хотя и ухоженным. Но подвал...

– Господи! – воскликнула Амелия, когда они по стремянке спустились с уровня цокольного этажа в подвал, который теперь благодаря усилиям Клио стал значительно глубже, чем был. – Я и представить не могла, что ты так далеко зайдешь, – сказала Амелия, когда Клио зажгла лампы.

– Я и сама не предполагала, что зайду так далеко, – весело призналась Клио. – По крайней мере тогда, когда все это начинала. Но чем глубже я копала, тем больше интересного находила. – Она указала на неглубокие корзины на деревянном столе, стоявшем у одной из стен. – Полюбуйся-ка на все это.

Амелия взяла в руки пригоршню мелких предметов, которые при ближайшем рассмотрении оказались фигурками животных, выточенными из камня.

– По-моему, это мангуст, – сказала Клио. – Но он не совсем такой, каким мы знаем его сейчас.

– Ты хочешь сказать, что кто-то сделал эти фигурки, чтобы показать, какие животные обитают в других концах света?

– Возможно. Посмотри, кого он тебе напоминает?

Амелия покрутила фигурку в руках, пристально изучая ее. Животное стояло на четырех лапах, и пасть его была раскрыта, словно он хотел схватить еду. У него было длинное, толстое тело, заостренная морда и маленькие прижатые к голове уши.

– Представления не имею, кто это.

– Я думаю, это слот, – сказала Клио, укладывая фигурку в корзину.

– Что это?

– Животное, о котором я читала, хотя и не могу найти описания, которое бы вполне соответствовало этой фигурке. Возможно, что слоты уже вымерли. По крайней мере, этот вид. Я думаю, что эти фигурки могли изображать тех животных, которые обитали на Акоре до извержения вулкана.

Амелия внимательно слушала Клио, понимая, что то, что она говорит, может иметь огромное значение.

– Но тогда это означает, что...

– Именно, – радостно закивала Клио. – Что эти фигурки сделал кто-то из выживших в катастрофе. Это может означать, что, отыскав их, я добралась до очень древнего временного слоя, что это место обжили вскоре после извержения.

– Но, Клио, это почти невозможно. Ведь выжило так мало людей.

– Может, я и не права. Но такое объяснение кажется наиболее правдоподобным.

52
{"b":"17666","o":1}