ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русские булки. Великая сила еды
От ненависти до любви…
Свежеотбывшие на тот свет
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Всё в твоей голове
Понаехавшая
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху

Но ни один дар никогда не приносил никакой личной выгоды. Во всей истории их рода «одаренность» проявляла себя только в минуты крайней необходимости.

Прошлое… Что-то, произошедшее в прошлом, угрожало настоящему. Но что? И если это так, то какие у Клио основания надеяться, что она сумеет разгадать значение своих видений? В последние двадцать четыре часа девушка видела — теперь ей так казалось — обрывки мира, который существовал более девяти столетий назад и который никак не мог существовать в последние полвека, когда был построен современный Холихуд.

Подвал и спальня — что общего между этими двумя случаями? Что могло связывать мужчину и женщину, которых видела Клио, с тем, кто когда-то жил в «ее» комнате?

Клио все еще размышляла над этим, когда в центральном холле появился Уилл. Пока граф не заметил ее, Клио разглядывала молодого человека. Он выглядел уставшим, очень уставшим и, казалось, разрывался между возмущением и разочарованием. Увидев Клио на лестнице, Уилл резко остановился.

— Клио… все в порядке? — настороженно спросил он, быстрыми уверенными шагами направляясь к ней.

— Да, конечно… — Она автоматически кивнула.

На нем не было куртки, ворот его рубашки был расстегнут, а рукава закатаны. Высокий, с узкими бедрами и широкими грудью и плечами, он напомнил Клио хорошо знакомые статуи, которыми она всегда восхищалась — древние статуи богов и мужчин, которые часто казались неотличимыми друг от друга, настолько прекрасны были их лица и фигуры.

— Я полагал, вы пошли спать, — сказал Уилл.

— Я пошла, но потом… Дело в том, что…

— Вам чего-то захотелось?

Не следовало позволять ни одному мужчине, который выглядел так, как Уилл, задавать подобный вопрос, а ему тем более не следовало этого позволять в связи с неприятными подозрениями по поводу его причастности к ужасному преступлению.

— Нет… Да… — Клио сделала глубокий вдох, крепко ухватившись за то, что осталось от ее самообладания. Ура! Ей удалось сбить графа с толку.

— Вы хотите, чтобы я сам догадался? — улыбнулся Уилл и, не дожидаясь от нее ответа, предположил: — Возможно, вы пришли взять какую-нибудь книгу.

— Нет, не думаю. — Клио сомневалась, что сможет лежать без сна и читать в комнате, которая была не ее спальней.

— Не книгу? Тогда у бабушки есть несколько популярных сейчас дамских журналов.

Ежемесячные журналы с подробными рисунками нарядов, которые модные молодые женщины просто обязаны носить, с советами в сердечных делах и статьями о том, как управлять слугами? Нет, вряд ли Клио думала о них.

— Херес, я шла вниз за бокалом хереса. — Во всяком случае, вино помогло бы ей уснуть.

Уилл был весьма удивлен, но не стал категорически отвергать эту идею, а просто открыл дверь в кабинет и посторонился, чтобы пропустить девушку в комнату.

Она немного помедлила — ведь он, возможно, был убийцей, но, честно говоря, Клио трудно было согласиться с этим предположением. Да и убегать она не собиралась. И так уже плохо, что она спасалась бегством от своих «отклонений».

Кабинет был знаком Клио. Вскоре после приезда в Холихуд она просматривала хранившиеся там книги и нашла немало интересных. Сейчас, войдя в комнату, она увидела, что в камине разведен огонь и горит несколько ламп, а на письменном столе разбросаны бумаги.

Подойдя к столу, Уилл сложил бумаги, убрал их в кожаный портфель и только после этого указал на пару повернутых к камину кресел:

— Прошу вас, садитесь. Я принесу вам херес.

Клио села и с удивлением почувствовала, как приятно исходящее от камина тепло. Она уже начала понимать, что летом в Англии может быть прохладно, особенно после захода солнца. Пока Клио сидела, глядя на пламя, вернулся Уилл. Он подал ей хрустальный бокал, наполовину наполненный темно-золотистой жидкостью, и, опустившись в соседнее кресло, поднял свой бокал, в котором, как заметила Клио, был не херес, а какая-то янтарная жидкость.

— Виски, — ответил Уилл на ее безмолвный вопрос. — Я пристрастился к нему в Эдинбурге.

— Что привело вас туда?

— Дела, меня интересует шотландская промышленность.

— Так называемые фактории, да? — Кивнув, Клио медленно сделала глоток. Густой и теплый херес немного смягчил самые острые впечатления пережитого. — Я слышала о таких предприятиях, теперь они распространяются повсеместно.

— Фабрики — наиболее эффективный способ использования ресурсов для получения прибыли, — пожал плечами Уилл. — В конечном счете они могут всем принести пользу.

— Но я слышала, что людям приходится работать в ужасных условиях для того, чтобы просто выжить.

— Иногда, — вежливо поправил он. — Но не тем, кто работаете интересующих меня отраслях. Чтобы убедить некоторых, что рабочие, с которыми обращаются должным образом, будут в итоге работать более продуктивно, нужно выдержать трудную битву, но я намерен одержать победу в этой борьбе.

В этом Клио не сомневалась. Уилл Холихуд производил впечатление человека, который не намерен терпеть поражение в том, за что взялся. Несмотря на то что Клио смотрела на него, она оказалась неготовой к его спокойному вопросу:

— Не хотите рассказать мне, что вас тревожит?

Клио сжала в руке хрустальный бокал. Она собиралась попытаться — насколько ей удастся — подвести его к теме убийства и сделать какое-либо заключение хотя бы для самой себя о его причастности к этому делу. Однако искушение быть с ним честной, даже довериться ему оказалось пугающе соблазнительным, как и сам мужчина.

— Очевидно, меня тревожат размышления об убитом, — помедлив, сказала она.

— И тот, кто это сделал?

— Да, — кивнула Клио. — И почему. Почему — это всегда очень важно.

— Все верно, однако у меня такое ощущение, что за вашей нынешней встревоженностью кроется что-то еще. Быть может, инцидент в подвале? — Не дождавшись от нее ответа, Уилл заговорил снова: — Моя бабушка с большим уважением относится к вашей семье. До сего времени у меня не было возможности познакомиться с кем-либо из вашей семьи, но она рассказывала мне истории, и, откровенно говоря, подчас довольно странные.

— Что за истории? — Клио сделала еще один небольшой глоток хереса, затягивая время, чтобы решить, как много можно рассказать ему. Ее очень удивило, что она вообще рассматривает возможность откровенности в этом сложном случае. У нее не было оснований доверять Уиллу Холихуду, однако искушение сделать это было удивительно сильным.

— Ваша бабушка была кузиной моего дедушки, не так ли? — спросил он.

— Да, — быстро ответила Клио, потому что имела счастье вырасти в семье с весьма сложным генеалогическим древом. — Вы и я дальние родственники, у нас общий прапрадедушка.

— Как утверждает моя бабушка, ваша мать обладает необычным даром. Трудно поверить, но все считают, что она может… вызывать ветер. — Его тон был откровенно скептическим, если не абсолютно недоверчивым.

— Могла вызывать его, — поправила Клио, понимая, что утвердительный ответ был совсем не тем, чего он ожидал.

— Так это правда?

— Было правдой. И такую способность называют «одаренностью», в этом вы были абсолютно правы, хотя очень часто она оказывается тяжкой ношей.

— Могу я узнать, что вы имеете в виду? — Отпив виски, Уилл поставил бокал на маленький круглый стол рядом со своим креслом.

— Как вы знаете, — начала Клио, вздохнув и отставив в сторону свой бокал, — Хоукфорт, Холихуд и Акора все тесно связаны между собой. Хоукфорт и Холихуд когда-то были единым имением, принадлежавшим одной семье, а теперь ими владеют разные ее ветви. Один из членов той семьи в 1100 году нашей эры приехал в Акору и женился на принцессе. Гораздо позже в поколении, предшествовавшем нашему, эти связи еще больше укрепились.

— Последнее мне известно, но я никогда не был силен в генеалогии, — отозвался Уилл, внимательно слушая то, что рассказывала Клио.

— Из того, что я узнала совсем недавно, я сделала вывод, что «одаренность» изначально обнаружилась здесь, в Холихуде, у женщины, известной как Украденная невеста. С тех пор эта «одаренность» неоднократно проявлялась, и всегда в случаях надвигающейся опасности.

13
{"b":"17667","o":1}