ЛитМир - Электронная Библиотека

— И Огастус Фредерик именно так и поступит? — спросила Клио.

— Но герцог Суссекский не собирается становиться королем, — возразила Брайанна. — Виктория выйдет замуж, у нее появятся дети, и они станут ее наследниками.

— Будем надеяться на это, — согласился Уилл и занялся блюдом с виноградом и сыром, которое только что подали.

Он уже начал расслабляться, решив, что обед, в конце концов, оказался приятным, когда Атреус, откинувшись на стуле и покручивая в бокале рубиновое-красное вино, заговорил о другом.

— Полагаю, следует поговорить о том, ради чего я пригласил вас прийти сюда сегодня вечером.

Глава 13

— Остается? — повторил Уилл. Ему хотелось верить, что он неправильно понял Атреуса, но, по всей видимости, ванакс Акоры сказал именно то, что хотел сказать. — Клио, то есть ее высочество, остается в Англии?

— Леди Констанс была очень добра и пригласила меня, — с ноткой вызова сообщила ему Клио.

— Очень любезно со стороны бабушки. — «Еще одна персона, с которой нужно быть чрезвычайно осторожным», — напомнил себе Уилл. — Вы обо всем договорились еще до отъезда из Холихуда?

— По дороге, мы ехали вместе, — пояснила Клио.

— У меня сложилось впечатление, что вам не нравится Лондон, ваше высочество. — Уилл был вынужден признать, что плохо осведомлен о том, что происходит в его собственном доме, и не знает, что его бабушка там находится.

— Но это такое увлекательное место. — Ей показалось, или он действительно заскрипел зубами? — В Лондоне так много всего происходит… или может произойти.

— Несомненно, все правильно, но многое из этого может оказаться неприятным или даже опасным.

— Опасным? — перебил его Атреус. — Но в последнее время в городе спокойно.

— Да, верно, но это не всегда хорошо. Спокойствие может означать скрытую борьбу, враждебные действия, которые могут вырваться наружу.

— Вы действительно так думаете? — забеспокоилась Брайанна.

— Его милость преувеличивает, — ядовито заметила Клио, — а кроме того, я не собираюсь оставлять леди Констанс.

— Ваша забота о моей бабушке делает вам честь, но…

— Похоже, для Клио это великолепная возможность получше познакомиться с Англией, — высказалась Брайанна.

— Однако, — возразил Атреус, — если вы, Холлистер, не чувствуете себя способным обеспечить моей дочери должную безопасность, Клио вернется с нами в Акору.

— Отец, прошу вас, нет необходимости… — Нож лежат немного в стороне, и Клио на самом деле не потянулась к нему, а сжала рукой тарелку, но Уилл мог бы поклясться, что ее пальцы дернулись в том направлении.

— Конечно, я гарантирую ее безопасность, ваше высочество. — Как еще он мог поступить, если позже собирался объявить, что хочет стать ее мужем?

Сознательно или нет — и Уилл не собирался строить догадки об осведомленности Атреуса, — но ванакс искусно поймал его в ловушку. Клио или будет в безопасности благодаря ему, или нет. Если нет, то у них обоих нет будущего. И если Атреус играет в шахматы, а Уилл думал, что это весьма вероятно, то он просто одержал победу матом.

— Гарантируете? — Клио смотрела на него, и он мог бы сказать, что она пытается разгадать, что означает его стремительное изменение мнения.

— Безусловно. Вы будете в полной безопасности в обществе моей бабушки. — Даже если для этого ему придется отправить их обеих в Холихуд и пристально следить, чтобы они оставались там.

— Хорошо, тогда это решено, — сказал Атреус. — Мы оставляем здесь в доме обычную охрану, а сами через три дня отплываем.

— Так скоро, — пробормотала Брайанна.

— Нам нужно быть дома, дорогая. — Потянувшись через стол, он накрыл рукой руку жены. — Мой племянник Гейвин Хоукфорт, старший брат Дэвида, ведет дела в Акоре вместо меня, и я хочу проверить, как он с ними справляется, — пояснил он Уиллу.

— Но прежде чем уехать, мы должны засвидетельствовать свое уважение королеве. — Брайанна взглянула на дочь: — Ты должна поехать завтра с нами в Букингемский дворец. Я знаю, ты знакома с Викторией, но мне хотелось бы, чтобы до нашего отъезда ты поближе сошлась с ней.

— Великолепно, пока мы здесь, ты могла бы проводить время в ее обществе, — подхватил Атреус. — Пользуйся случаем, пока есть такая возможность.

— Превосходная идея, отец, — улыбка Клио чуть-чуть не дотянула до того, чтобы стать победоносной, — и я думаю, у его милости не возникнет никаких возражений. Где я могу быть в большей безопасности, чем рядом с самой королевой?

Уилл решил, что она тоже играет в шахматы — вероятно, ее научил Атреус, и, наверное, вечерами в Акоре отец и дочь разыгрывали между собой баталии.

По взаимному соглашению леди не оставили мужчин с их сигарами, а продолжали разговор, пока вечер не опустился на город. В конце концов Уиллу пришло время уходить, но до этого он принял для себя решение. Ему понравились ванакс и его жена, по всему было видно, что они достойные, открытые люди. Он искренне уважал их и, больше того, высоко ценил их могущество и влияние на отношения между Англией и Акорой.

•И вот, выпрямившись после того, как поцеловал руку Клио, Уилл взглянул на ее отца:

— Сэр, если вы не возражаете, я бы хотел перед уходом поговорить с вами наедине.

Уилл, еще не выпустивший пальцы Клио, при этих словах почувствовал, как она сжала ему руку. Она уже готова была запротестовать, но вовремя остановила себя. Разве можно это делать? Какие разумные доводы она могла привести против того, чтобы ее отец и граф Холлистер разговаривали наедине?

Быстрый уничтожающий взгляд, который она метнула в Уилла, не испугал его. Напротив, граф только улыбнулся, пожелал ей доброй ночи и последовал за Атреусом в его кабинет.

— Мама… — начала Клио, когда тяжелые двери плотно закрылись за мужчинами.

— Иди в постель, дорогая. — Глядя на дочь с сочувствием и женским пониманием, Брайанна пожала плечами и, когда Клио попыталась возразить, добавила: — Больше ничего не остается делать.

В постель, но, конечно, не спать. Клио лежала, глядя вверх на занавеси кровати, и старалась не пропустить ни малейшего звука. Услышав наконец, как открылась дверь в отцовский кабинет, а затем открылась и закрылась парадная дверь, Клио вскочила с кровати. Торопливо надев халат и тапочки, она схватила свечу и выбежала из спальни, но опоздала — когда она спустилась по лестнице, охранник, дежуривший в вестибюле, доложил ей, что ванакс ушел спать.

Конечно, можно было пойти за ним, постучать в дверь родительской спальни и попросить рассказать, что случилось. В четырнадцать Клио так и сделала бы, но в двадцать четыре не могла себе этого позволить.

Вернувшись в спальню, она провела несколько плодотворных часов, обдумывая все то ужасное, что могла сделать с Уиллом Холлистером, прежде чем ей наконец удалось задремать.

Рано утром следующего дня, но не так рано, чтобы ее отец еще не успел уйти из дома, Клио разыскала мать. Брайанна в шелковом кремовом пеньюаре с кружевами сидела в своей малой гостиной, наслаждаясь утренним чаем, и, увидев дочь, сразу же подняла руку.

— Я не знаю, — предупредила Брайанна вопрос Клио.

— Но вы должны знать — воскликнула девушка, усаживаясь рядом с матерью.

Клио уже была одета для визита в Букингемский дворец. Она выбрала одно из своих любимых платьев: бледно-желтый шелковый лиф платья был отделан кремовыми кружевами, а темно-зеленая шелковая юбка замысловато вышита по подолу россыпью крошечных цветов. Клио надела только одну нижнюю юбку — да и та была из накрахмаленного муслина без подкладки, — хотя больше любила, чтобы юбки имели более пышную форму. Но по своему опыту она знала, что день во дворце затягивался надолго, а ей хотелось чувствовать себя удобно.

Но сначала Клио должна была узнать, что произошло накануне вечером.

— Твой отец ничего не сказал, — утверждала Брайанна. — Он не желал говорить на эту тему.

— Но он рассказывает вам все… Разве нет?

— Я никогда так не считала. — Мать с укоризной взглянула на Клио. — Я тоже рассказываю ему далеко не все. Даже людям, состоящим в самых близких отношениях, дано право на собственные тайны. Так вот, Атреус ясно дал понять, что не намерен обсуждать то, что было сказано графом Холлистером.

34
{"b":"17667","o":1}