ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пожалуй, что так, но я думаю, в этом есть доля правды. Еще существуют легенды о женщине необыкновенной красоты, наделенной редким даром, помогавшим ей лечить больных и раненых. Уильям не был уверен, что эти истории об одной и той же женщине, но полагал, что такое вполне возможно.

Упоминание о необыкновенной способности женщины напомнило Клио о собственных мыслях, занимавших ее в темные ночные часы, и, решив отвлечься, она спросила:

— Помните ли вы еще что-нибудь из того, что рассказывал покойный граф?

— Дайте подумать… — Леди Констанс добавила в чай молока. — Что-то об обмане викингов. Да, конечно, он рассказывал, что они позволили взять себя в плен, чтобы пробраться внутрь поместья и застать охрану врасплох.

— Значит, некоторое время они были узниками?

— Видимо, так.

Его руки были связаны.

— Что-то случилось, дорогая?

— Просто я подумала, что, возможно, много лет назад слышала эту историю от своей матери.

Брайанна бывала наездами в Холихуде, но ее мать жила здесь до тех пор, пока ее замужество не привело к разрыву с властолюбивым отцом и не положило начало семейной трагедии. Брайанна рано осталась сиротой, она одна выжила после катастрофы, когда ее, едва живую, выбросило на берег Акоры. После столь печального начала Брайанна самостоятельно строила свою жизнь. Ее удочерила семья из Акоры, и в конечном итоге она стала супругой правителя государства.

Возможно, Брайанна на самом деле знала эту историю и пересказала ее дочери. Видимо, именно такие рассказы поразили воображение Клио — и возвратились много лет спустя как оформившиеся галлюцинации?

— Вы верите в привидения? — спросила она у леди Констанс.

— О, дорогая, конечно, нет! — К счастью для Клио, эта добрая женщина лишь с некоторым удивлением посмотрела на нее. — Некоторым нравится развлекаться такими вещами, но Библия абсолютно ясно говорит нам, что привидений не существует. Во всяком случае, они не духи ушедших, хотя демоны могут выдавать себя за них. — Она нежно погладила руку Клио. — Дорогая… Вы думаете, что видели привидение?

Мужчина, которого не было, выглядел таким же живым и энергичным, как все, с кем Клио когда-либо встречалась. Он не был духом, посещающим сырой подвал, и определенно не был демоном.

— Нет, конечно, нет. Я тоже не верю в привидения. Просто меня интересует, насколько тесно прошлое может соприкасаться с настоящим.

— Ну, это совсем другое дело, верно? И действительно, почему нет? Много лет назад во время нашего свадебного путешествия мы с моим дорогим Уильямом побывали в небольшой деревушке в Швейцарии, где люди исполняли совершенно необыкновенную песню. Пожалуй, я бы так могла ее назвать, а они называли ее «йодль». Там их голоса отражались от окружающих гор и, казалось, звучали бесконечно долго.

— Интересно, от чего отражается прошлое? — задумчиво спросила Клио.

— Боюсь, дорогая, это слишком сложно для меня, — отпив чаю, улыбнулась леди Констанс, — но вы можете об этом спросить у Уилла. Он очень умный, и у него всегда полно всяческих идей.

— Неужели?

— Конечно, я помню время, когда он, будучи совсем маленьким мальчиком, уговорил вашу мать отправиться с ним на охоту за лягушками. О, разумеется, это было еще до того, как она стала вашей матерью. Брайанна и ваш дорогой отец встретились незадолго до этого. Должна сказать, они не теряли времени зря, но это совсем другая история. Во всяком случае, Уилл утверждал, что звучание голоса лягушки зависит от того, в каком пруду она поймана.

— И оказался прав?

— Понятия не имею. Дело в том, что даже тогда он был очень любознательным и обожал учиться.

— Действительно, замечательная черта.

Леди Констанс была достаточно умна, чтобы не восхвалять внука слишком настойчиво.

— Ваша мать была и, насколько мне известно, все еще остается самым лучшим охотником на лягушек.

— К сожалению, теперь ей приходится заниматься другими делами, — улыбнувшись, серьезно заметила Клио.

— В Лондоне? Думаю, да. Сейчас непростое время. Новая королева очень молода, и, боюсь, ноша окажется ей не по силам.

Хотя Клио не так давно познакомилась с леди Констанс, она чувствовала себя с ней вполне непринужденно.

— Я понимаю, — сказала девушка, — что, несмотря на молодость и неопытность Виктории, есть основания радоваться, что она оказалась первой в порядке наследования.

— А не ее дядя, герцог Суссекский? Нельзя забывать, что, пока у Виктории нет ребенка, Огастус Фредерик останется первопреемником, если с ней что-нибудь произойдет.

— И это станет несчастьем для Англии?

— Это будет неприятно, — осмотрительно ответила леди Констанс. — Он слабый, недалекий человек. Я даже представить себе не могу, какой вред он может принести стране в эти трудные времена.

— Однако у него есть сторонники, — решилась вставить Клио. Она не стала бы этого говорить, если бы не слышала, как ее родители обсуждали проблему, которую герцог Суссекский и его сторонники представляют для парламента.

— К сожалению, это правда. Мы должны молиться, чтобы Виктория была здорова, и поскорее вышла замуж, и родила наследника.

— Говорят, она не стремится к этому.

— У нее не будет выбора, — откровенно объявила леди Констанс. — Это ее долг перед страной.

Радуясь, что ей самой ничего подобного не угрожает, Клио после завтрака еще немного посидела, прежде чем извиниться и уйти. Вернувшись в свою комнату, она быстро переоделась в одежду попроще и снова отправилась вниз, в подвал. Осторожно спускаясь по каменным ступенькам, Клио обнаружила, что они уже высохли, однако земляной пол еще оставался сырым, что было неудивительно, если учесть, какой поток дождевой воды обрушился на него накануне.

Опустившись на колени на кусок брезента, который она принесла с собой, чтобы хоть немного защититься от ужасной грязи, Клио начала аккуратно откапывать железный брусок, который нашла прошедшей ночью. Полностью откопав его, девушка наклонилась ниже, стараясь определить, насколько он может быть хрупким. Брусок был длиной около трех футов и толщиной с крепкое мужское запястье. Бережно приподняв один конец, она удостоверилась, что, хотя поверхность металла отслаивалась, внутри он был достаточно прочным, чтобы не переломиться.

Клио рассматривала находку и размышляла, что это такое. Железный брусок мог использоваться для различных целей, но чаще всего, очевидно, им запирали толстую дверь.

Тюрьма для пленных викингов.

Обман, которым воспользовались викинги…

Они пошли на хитрость, позволив стражникам взять себя в плен, и таким образом проникли в сердце крепости. Но какая им была от этого польза? За стенами крепости у них должны были оставаться союзники, готовые освободить их, когда придет время.

Что же произошло дальше? Было сражение? Эти камни вокруг слышали крики умирающих и победителей? Почему-то ей казалось, что ничего подобного не было. Женщина, похищенная из высокой башни… Тайный побег ночью… Украденная невеста… Она сопротивлялась или понимала, что крик о помощи принесет несчастья ее собственным людям? Женщина, наделенная даром лечить, не захотела бы причинить вред другим.

Дар…

В эпоху Альфреда Великого Холихуд находился в зависимости от Хоукфорта, расположенного южнее. Сейчас в Хоукфорте жили кузены Клио, но владевшая им семья имела с ее семьей более древние связи. Несколько веков назад, во время крестовых походов, сын одного из Хоукфортов прибыл в Акору и, женившись на принцессе, вошел в королевскую семью. Как говорили, это он принес с собой «одаренность», проявлявшуюся с тех пор у женщин их рода.

Знатная женщина, жившая в Холихуде, могла происходить из рода Хоукфортов, и тогда ее похищение викингом привело бы в ярость ее семью и стало причиной войны.

Или те события заложили основу древнего союза? Война или мир… Страдание или радость… Что начиналось на этом самом месте?

Клио ощущала под пальцами холод железного бруска. Дверь, изолировавшая подвал, могла находиться как раз там, где она стояла на коленях лицом к лестнице. Вниз падал свет… Яркий, искрящийся свет…

4
{"b":"17667","o":1}