ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дорогая, — обратилась к ней леди Констанс, когда Клио была почти готова или, во всяком случае, думала, что готова, — здесь никогда не было более красивой невесты. Вам, конечно, не требуется украшений, но мне будет необычайно приятно, если вы наденете вот это.

Жемчуг, который пожилая леди достала из футляра марокканской кожи, был самым огромным и самым красивым из всего, что доводилось видеть Клио, и она вскрикнула от восторга.

— Он находится в нашей семье на протяжении нескольких поколений. Мой дорогой Уильям подарил его мне в день нашей свадьбы, и теперь я с огромным удовольствием передаю его вам.

Клио не решалась принять его, по-настоящему ошеломленная подарком, но леди Констанс, настояв на своем, сама застегнула жемчужное ожерелье на шее Клио.

Когда Клио вышла из своей комнаты, Дэвид уже ждал ее. В черных брюках и сюртуке с жемчужно-серым жилетом под ним ее кузен выглядел исключительно элегантно.

— Будь я проклят, если мы не будем гордиться тобой, кузина. — Улыбнувшись при виде Клио, Дэвид подал ей руку.

— И тобой, Дэвид. — Клио поцеловала его в щеку. Уныние еще омрачало его взгляд, но она надеялась, что со временем оно исчезнет.

— Значит, готова? — Он положил руку Клио в сгиб своего локтя.

— Готова, как только можно быть готовой. — Она набрала воздуха и медленно выдохнула.

Рука об руку они спустились по лестнице, прошли через мраморный холл и вышли на холмистую лужайку, простиравшуюся до самого моря, и при их появлении среди собравшихся гостей раздались одобрительные восклицания.

Солнце клонилось к западу, его золотые лучи превращали крошечные водные капли, еще сохранившиеся на траве и листьях, в сверкающие драгоценные камни, и свежий воздух был напоен ароматами сада.

Вдоль дорожки к небольшой церкви Холихуда выстроились те, кто пришел пожелать молодым людям счастья. Клио увидела широко улыбающегося мистера Беджера, и мистера Смоллворта с очень полной женщиной, которая, как решила Клио, должна была быть миссис Смоллворт, и доктора Калпеппера, державшего на плече маленькую девочку, чтобы той было лучше видно, и еще многих и многих. Казалось, пришли все жители Холихуда, не говоря уже о съехавшихся отовсюду друзьях леди Констанс и Уилла.

В церкви все места были заняты, и люди встали, когда вошла Клио. Далеко впереди она увидела королеву и Мельбурна, по-видимому, чувствовавших себя спокойно и непринужденно. Рядом с ними сидела леди Констанс, которая в одно и то же время улыбалась и смахивала слезы.

А потом Клио уже не видела никого, кроме Уилла. Высокий и почти невероятно красивый, он стоял возле простого алтаря. Его одежда была такой же, как у Дэвида, отличаясь лишь тем, что шейный платок был скреплен серебряной брошью с бриллиантами, выполненной в виде змеи. На любом другом мужчине это украшение могло бы выглядеть фатовато, а на Уилле смотрелось просто вызывающе и полностью соответствовало его характеру.

Под руку с Дэвидом Клио подошла к Уиллу, и ее кузен взял ее руку в свою, прежде чем бережно вложить пальцы девушки в руку Уилла. Прикосновение ее будущего мужа было теплым, нежным и уверенным — блаженство само по себе и очень личное приветствие.

Стоя вдвоем перед Господом и всеми собравшимися, они произносили свои клятвы, и в их голосах звучали спокойствие, уверенность и ощущение важности момента. Когда священник объявил их мужем и женой, все присутствующие гости не сдержались и, позабыв о приличиях, шумно приветствовали молодых. Даже в своем ослепленном состоянии Клио не могла не заметить, что королева, не стесняясь, присоединилась к остальным и, подтолкнув Мельбурна локтем, когда пара проходила мимо них, спросила, не считает ли он, что молодожены просто великолепны.

Снаружи западную часть неба украшал неповторимый, необузданный закат. Вокруг столов с едой были установлены светильники, а в центре круга, образованного столами, оставлено свободное место для танцев.

Когда Уилл ввел Клио в этот освещенный круг, скрипач ударил по струнам. Несмотря на высокое положение главных участников, это была загородная свадьба, и Уилл закружил Клио в народном танце. Они двигались по кругу, его сильные руки лежали у нее на талии, сердце Клио громко стучало, а все вокруг дружно хлопали в такт музыке.

Где-то в середине танца наступил момент, когда все, казалось, куда-то отодвинулось и с ней остался только Уилл, смотревший на нее глазами, полными любви и счастья. Клио пришла к выводу, что это совершенно не похоже на все, что она когда-либо себе представляла, и поняла, что этот момент именно то, чем он был — подарком, редким и прекрасным, как каждая жемчужина, поблескивавшая в ожерелье у нее на шее. Пока длился этот момент, она постаралась сохранить его в памяти, тщательно припрятав, чтобы всегда можно было найти дорогу обратно в этот круг, в этот танец, в объятия Уилла и к ощущению истинной любви.

— Ура! — воскликнула молодая королева, и все подхватили за ней:

— Ура! Ура!

Мельбурн, поклонившись, предложил руку Виктории, и королева, с удовольствием приняв ее, вступила в круг. Другие пары тоже потянулись за ними, и к небесам, на которых уже начали появляться первые звезды, полетел веселый смех.

Солнце давно село, а звезд было целое море, когда Клио разгадала, что означали тайные приготовления, происходившие в дальнем конце большой лужайки.

Гости вскрикнули от изумления, когда полоска света взлетела в небеса, а вслед за первой сразу же последовали вторая и третья, и все три рассыпались яркими красными и золотыми искрами, которые медленно опускались обратно на землю. Каждый из следующих фейерверков был более мощным и более замысловатым, чем предыдущий. Римские ракеты ярко освещали небо, наверху распускались гигантские хризантемы огненных разрывов, вращались огромные колеса и так далее и так далее, пока не стало казаться, что преобразилось само небо. Напоследок необъятный фонтан огня взметнулся прямо над Холихудом и выплеснулся вниз на бархат ночи.

Пока все оставались околдованными этим фонтаном, Уилл поднял Клио на руки и, засмеявшись в ответ на ее удивленный взгляд, понес в сторону мимо того места, где, как говорят, когда-то стояли древние ворота Холихуда. Миновав это место, он вынес Клио на каменистый берег, и она, к своему удивлению, увидела корабль, мерно покачивавшийся на волнах, поджидая их.

Глава 23

— Дэвид предложил нам провести медовый месяц в Хоукфорте, — сообщил Уилл, когда они поднялись на борт одномачтового парусника.

В окружающей темной воде отражались остатки фейерверка, еще падавшие на землю, издали доносились неясные звуки праздничного веселья свадьбы, но для Уилла и Клио настало время для более интимного праздника.

— А где будет он сам? — спросила Клио, прильнув к мужу.

— Он сказал, что у него дела в другом месте.

Они переглянулись, молча обменявшись мыслью, что именно Дэвиду предстоит доставить послание Мельбурна королю Ганновера — Дэвиду, «щиту Англии», который может дать понять, какая судьба ждет того, у кого возникнет желание узурпировать трон.

— Когда Дэвид вернется, мы должны сделать для него что-то очень хорошее, — сказала Клио.

— Или найти для него кого-нибудь очень хорошего, — предложил Уилл с видом человека, открывшего чудо настоящей любви и желавшего поделиться радостной новостью.

— Нужно посоветоваться с леди Констанс. — Клио слегка прикусила ему нижнюю губу.

— И с королевой, которая тоже проявляет склонность к сводничеству, — закончил Уилл горячим поцелуем.

Высоко над ними гасли последние остатки фейерверка, уступая место вечным звездам. Летний воздух был приятно теплым, и молодой паре не нужно было искать внизу каюту, у них был огромный стимул не делать этого. Балдахин с цветами украшал центр палубы, а под ним возвышалась кровать, усыпанная лепестками роз, — как подозревала Клио, это было делом рук Фейт, Хоуп и Чарити, которые исчезли на несколько часов, а потом вернулись, посмеиваясь.

55
{"b":"17667","o":1}