ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Проклятый. Hexed
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Сердце бури
Город под кожей
Джордж и ледяной спутник
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита

— Как чудесно! — тихо сказала Клио, когда муж повел ее к ложу.

Там под небесами и звездами, под напев моря они пришли друг к другу. Уилл одновременно нежными и немного неуклюжими движениями снял с нее платье. Засмеявшись, Клио помогла ему, но оставила в волосах цветы. Обнаженная, она стояла перед ним, купаясь в теплоте его взгляда, и аккуратно расстегивала серебряную с бриллиантами брошь у него на шее.

— Откуда она? — заинтересовалась Клио, откладывая брошь в сторону.

— От прадеда, — тихо ответил Уилл, проводя руками по изгибу ее талии и бедер, — он получил ее от королевы.

— Правда? — Его сюртук и жилет были сброшены еще где-то на лужайке, и сейчас Клио расстегнула пуговицы его рубашки, стянула ее через голову, обнажив упругую кожу — теплую и соблазнительную, и наклонилась, и прядь мягких волос скользнула вниз по его груди и исчезла под поясом брюк.

Уилл не стал ждать и быстро избавился от остальной одежды. Окруженная ароматом роз, лежа на спине на усыпанной лепестками постели, Клио грациозно согнула одну ногу и протянула Уиллу руки.

Уилл пришел к ней, находя в ее объятиях райскую любовь и спокойствие, которые — он не сомневался — будут основой его жизни все мыслимые и немыслимые годы. Он ласкал Клио руками, губами и всем своим телом, ночь окутывала их, и их страстные вздохи сливались с плеском волн, плавно покачивавших судно.

Их охватила страсть, горячая и безудержная. Не в силах дольше ждать, Клио опустилась и, взяв в руку его жезл, увлекла Уилла за собой. Он навис над нею, опираясь крепкими руками по обе стороны от ее головы, и стал двигаться сначала медленно, а потом все быстрее, и ее бедра поднимались ему навстречу. При свете звезд Клио видела его восторженное лицо. Обняв Уилла рукой за затылок, она потянула его вниз, ее губы нашли его рот, и сама сила жизни унесла их обоих.

— Любимый, мой самый любимый! — выкрикнула Клио, их дыхание смешалось, и к ней пришло освобождение такое мощное и так преобразившее все, что на показавшееся бесконечным мгновение все физические барьеры рухнули и они с Уиллом действительно стали единым целым.

Прохладный морской воздух унимал жар того ада, сквозь который они прошли. Уилл, без сил лежавший на Клио, поднял голову и взглянул в лицо женщине, которую обожал. Ее глаза были закрыты, и веера густых ресниц касались щек, но она еще не настолько глубоко спала, чтобы не услышать, как он промурлыкал:

— Любимая, теперь ты моя жена, и я получил все, о чем когда-либо мечтал, и больше, чем считал возможным.

Ее улыбка была переполнена счастьем не только в тот момент, но и гораздо дольше, потому что все последующие мгновения нанизывались одно за другим, как жемчужины на ожерелье, которое все еще оставалось на шее Клио.

Они оба погрузились в сон там же, на устланной лепестками кровати, а судно тихо покачивалось в бухте под стенами Холихуда, из которого много-много лет назад была украдена невеста и где было положено начало этой истории.

Утром они отправились в Хоукфорт. Путь протяженностью в несколько миль лежал вдоль высоких белых скал и бескрайних покрытых зеленью полей, и крики морских птиц, сопровождавших их, заглушали гудение ветра, наполнявшего парус.

Клио никогда прежде не была в Хоукфорте, но слышала много рассказов о нем. В отличие от Холихуда, который на протяжении столетий много раз перестраивался, в Хоукфорте мало что было разрушено за все время его существования. Этим он напоминал Клио Акору, где прошлое продолжало существовать в каждом доме, на каждой улице.

Но она оказалась совершенно не подготовленной к тому, что в первый раз увидела, подплывая к Хоукфорту, мощные башни, поблескивавшие в солнечных лучах, величественные древние камни, казалось, могли противостоять любой опасности.

Молодожены оставили судно в маленькой бухте и рука об руку поднялись по тропинке, поднимавшейся вверх мимо зарослей диких роз и душистых трав. Они шли по песку, приятно согревавшему их босые ноги, пока не добрались до ворот Хоукфорта. Позади ворот, стоявших открытыми, позволяя пройти за каменные стены, покрытые бархатистыми лишайниками, мхами и завитками плюща, лежал огромный двор, вымощенный аккуратно выпиленными каменными плитами, избавлявшими жителей от пыли и грязи.

Прежде чем двинуться дальше, молодые люди остановились, чтобы надеть обувь.

— Похоже, это имение может существовать абсолютно независимо от внешнего мира. — Клио в изумлении покачала головой, увидев внутри двора огромное количество зданий, как больших, так и маленьких, каждое из которых предназначалось для определенной цели.

— Так было на протяжении веков, — подтвердил Уилл. — И не сомневаюсь, так будет снова, если когда-нибудь возникнет такая необходимость. Один его арсенал может экипировать приличного размера армию.

При виде большого зала Хоукфорта Клио чуть не задохнулась. Имея полных тридцать футов в высоту и стены, увешанные щитами, оружием и знаменами, он тем не менее производил приятное впечатление, а та его часть, — где возле камина, столь большого, что высокий мужчина мог, не наклоняясь, войти в него, были расставлены кресла, вообще выглядела очень уютной.

В доме находилось довольно много слуг, но они, очевидно, были настолько вышколены, что обладали способностью оставаться практически невидимыми. В последующие часы и дни Клио и Уилл находили все необходимое еще до того, как успевали о нем подумать.

Появлялись еда и вино, наполнялись ванны, новые свечи зажигались в комнате на верху старинной башни, где они спали, когда больше не могли предаваться волшебству любви и страсти, принадлежавших им одним.

На третью ночь после прибытия Уилл, проснувшись и обнаружив, что он один в огромной кровати, встал, накинул халат и, отправившись на поиски жены, нашел ее в библиотеке Хоукфорта.

В темноте ночи казалось, что эта огромная комната вообще не имела границ. Клио сидела за круглым столом, на котором горела одна-единственная лампа, и была поглощена каким-то чрезвычайно древним манускриптом.

Подойдя к ней сзади, Уилл запечатлел легкий поцелуй у нее на затылке. Клио вздрогнула, вскрикнула, резко обернулась и бросила ему укоризненный взгляд, сопровождавшийся улыбкой, которая мгновенно вызвала у него мысль о том, что им следует вернуться в постель.

— Что ты рассматриваешь? — поинтересовался он, так как не хотел выглядеть невоспитанным человеком, сосредоточившимся исключительно на своих желаниях.

— Дэвид рассказал мне, где его найти. — Клио указала на манускрипт.

Он, по-видимому, был написан на пергаменте, чернила выцвели, но еще были различимы. Как заметил Уилл, заглавные буквы в начале листов были замысловато украшены, а на полях красовались маленькие сложные рисунки. Листы были сшиты по левой стороне так, что образовали книгу. Кроме этой рукописи, на столе стояла деревянная шкатулка, явно очень старинная и, по всей вероятности, предназначенная для хранения этих листов.

— Дэвид уверен, что это самая древняя книга здесь в библиотеке и что она, возможно, была изготовлена в одной из знаменитых мастерских по переписке книг, созданных Альфредом Великим почти тысячу лет назад.

— И кто ее написал?

— Это поистине потрясающая история. Из того, что рассказал мне Дэвид, и из того, что мне уже удалось прочитать, понятно, что книга написана женщиной. Ее звали Фон, и она, очевидно, была дочерью военачальника викингов и саксонки, на которой он женился.

— Как могла эта книга попасть сюда, в Хоукфорт?

— Дэвид говорит, что между женщиной, написавшей книгу, и Хоукфортами существуют родственные связи.

— И о чем она пишет?

— О многом, но главным образом о своей семье. Она, видимо, знала много историй, которые хотела рассказать.

— Наверное, это захватывающие истории. — Уилл подавил вздох.

— Судя по тому, что я успела прочесть, да. Не оставляет сомнений, что ее отец участвовал в плане фальсификации мира между Скандинавией и Саксонией, а затем ее муж… — Клио замолчала, заметив, что внимание Уилла приковано совершенно к другому — а именно, к выпуклости ее груди, просвечивавшей сквозь тонкий пеньюар, и, тихо усмехнувшись, закрыла книгу и с величайшей осторожностью положила обратно в шкатулку. — Она ждала тысячу лет, так что, думаю, может подождать еще немного, — рассудила Клио и, вернув шкатулку с книгой обратно на полку, подошла к Уиллу. А потом они вместе вернулись наверх в башню и на широкую гостеприимную кровать.

56
{"b":"17667","o":1}