ЛитМир - Электронная Библиотека

– Очень рад слышать.

– Если вы пришли с миром, зачем вам меч?

– Э… мне немножко неловко объяснять вам, – признался Гейвин, продолжая приближаться к женщине. – Надев утром килт, я обнаружил, что на нем нет пряжки. Я торопился и решил закрепить килт на поясе с помощью портупеи. Вы просите меня снять меч, но боюсь, что, если я его сниму, мой килт упадет, а под ним ничего нет…

Ее насыщенно-карие глаза с золотистыми крапинками стали огромными, как блюдца. Пользуясь тем, что она отвлеклась, Гейвин преодолел оставшееся между ними расстояние, взял незнакомку за руки и выдернул лук из ее пальцев.

– Черт побери! – воскликнула женщина, отчаянно вырываясь:

Гейвин тут же ее отпустил, чтобы ненароком не сделать ей больно. Однако короткого прикосновения оказалось достаточно, чтобы понять: несмотря на мужскую одежду и воинственное поведение, она обладала гибким и стройным телом.

Гейвин отшвырнул лук ногой, пытаясь избавиться от своих неуместных мыслей.

– Первая заповедь воина – берись за оружие только в том случае, если хочешь убить врага, – сказал он.

Незнакомка настороженно посмотрела на него, но по-прежнему не выказывала никаких признаков страха. Оставшись без оружия, она не утратила мужества и силы духа.

– Вы хотите сказать, что я должна вас застрелить?

– Я хочу сказать, что мы оба должны вести себя как цивилизованные люди.

Впрочем, те чувства, которые она в нем вызывала, никак нельзя назвать цивилизованными. Сначала он рассердился, теперь испытывал вожделение. Какая нелепость! Ведь он джентльмен – человек культурный, образованный и здравомыслящий. Женщины – чудесные существа, а страсть – один из великих даров Создателя, но всему свое время и место.

Стараясь обуздать волнение плоти, он объявил:

– Меня зовут Гейвин Хоукфорт, а вас?

Услышав его имя, незнакомка отпрянула и, как ему показалось, слегка побледнела.

– Ваша мать – принцесса Кассандра из дома Атрейдис, а отец – лорд Хоук? – спросила она.

Гейвин поразился. Разумеется, он понимал, что его семья хорошо известна не только на Акоре, но и в Англии, однако его неизменно удивляла степень ее популярности.

– Так его называют здесь. В Англии он граф Хоукфорт.

Она быстро взглянула на лук, но не стала делать попыток до него дотянуться. Вновь обратив глаза на Гейвина, она поинтересовалась:

– Зачем вы сюда приплыли?

– Не все сразу. Я назвал свое имя. Теперь вы назовите свое.

Она заколебалась, но спустя секунду ответила:

– Меня зовут Персефона.

Странно, что кто-то дал ребенку такое необычное имя. Помнится, по легенде, украденная дочь Земли стала владычицей подземного мира. Но Гейвин решил ничем не проявлять своего удивления.

– Персефона… – повторил он, кивнув. – Что привело вас на Дейматос?

– То же самое я хотела спросить у вас. Я видела, чем вы занимались. Зачем вы производили топографическую съемку? – В ее словах звучал неприкрытый вызов.

– Я просто сделал несколько измерений.

Она нахмурилась и опять покосилась на свой лук.

– Что, Атрейдисы собираются начать строительство на Дейматосе?

– Строительство? Конечно же, нет.

– Мой вопрос не так глуп, как вам кажется. Какой смысл мерить землю, если вы не собираетесь строить?

– Я просто хочу сравнить результаты своих измерений с результатами более ранней съемки. Только и всего.

Она сухо усмехнулась:

– Принц Атрейдис выполняет черную работу? Трудно поверить.

– Почему? Мой брат, мои кузены, вообще все мы, привыкли к любым видам деятельности. Итак, я сказал вам, зачем сюда приплыл. Теперь я хочу услышать от вас ответ на тот же вопрос.

Странная женщина в мужском облачении все больше и больше нравилась Гейвину. Однако он не собирался забывать о своем долге.

Персефона так долго молчала, что он уже не надеялся на ее ответ. Наконец она произнесла:

– Я здесь живу. Дейматос – мой дом.

Какое невероятное происшествие! В разгаре самого обычного дня она вдруг повстречалась с таким необычным человеком. Подобные вещи еще не случались в ее простой одинокой жизни.

Она целилась из лука в принца Атрейдиса и осталась жива, что вызвало ее удивление. А сам принц…

Он даже бровью не повел, когда она сказала, что живет на Дейматосе, но ее не так-то просто одурачить. Перед ней опытный воин, не привыкший показывать свои мысли и потому еще более опасный. Он наверняка выжидает удобного момента, чтобы напасть.

Ему без всяких видимых усилий удалось ее разоружить. Правда, когда они вместе пошли к пещере, он вернул ей лук.

Гейвин не причинил ей никакого вреда, хотя легко мог. Она была высокой женщиной, но он все же превосходил ее в росте. К тому же его мускулистая грудь и широкие плечи не оставляли ей никаких надежд на победу в рукопашной схватке.

Она предположила, что он ее ровесник – двадцать четыре года, может, чуть больше. Представитель золотой молодежи, которую так любили жители Акоры, выходец из разветвленного королевского дома Атрейдис. Его темно-русые очень густые волосы, зачесанные назад, ниспадали почти до самых плеч. Глубоко посаженные глаза, тонкий прямой нос и высокие скулы, обтянутые загорелой кожей, создавали облик красивого, привлекательного человека. Персефона впервые видела такого яркого мужчину.

Впрочем, она вообще нечасто сталкивалась с людьми, предпочитая вести уединенную жизнь.

– Я в самом деле всего лишь провожу измерения, – объяснил он, когда они подошли ко входу в пещеру, – и не хочу причинить вам никакого вреда.

Но в душе Персефоны остались сомнения. Она не знакома с Атрейдисами, но изучала их необычную историю по своим драгоценным книгам. Вот уже больше трех тысяч лет члены их семьи управляли Акорой, проявляя мужество, упорство, а когда надо – и жестокость. То, что сейчас здесь появился один из них, наверняка не просто случайность.

– Хорошо, – протянула она. – И что же вы измеряете?

– Высоту разных пунктов, расположенных на территории острова.

– Для сравнения? Он кивнул.

– Топографическая съемка проводилась здесь около ста лет назад. Я нашел ее запись в библиотеке дворца.

– В библиотеке? – Персефона невольно улыбнулась. – А, ну да.

– Вы ее знаете?

– Я время от времени там бываю.

Дворец и его великолепная библиотека господствовали над королевским городом Илиусом. Персефона избегала столицу и наведывалась туда лишь в крайних случаях, когда одиночество становилось невыносимым или когда ее одолевала жажда знаний. Она собиралась в скором времени прибыть туда и рассказать людям о своем пугающем открытии.

– Значит, вы здесь живете? – спросил Гейвин.

– Да.

– С семьей?

Она поняла, что ей не уйти от вопросов. Мало того что Гейвин превосходил ее в физической силе, в нем чувствовался крепкий пытливый ум, противостоять которому практически невозможно.

– У меня нет семьи, – отозвалась она и заметила инструмент, лежавший в открытом мешке. – Это секстант?

– Да. Семья есть у всех.

– Вы не правы, потому что у меня ее нет.

Она считала свою логику неопровержимой, но Гейвин имел другое мнение.

– На Акоре свыше трехсот пятидесяти тысяч жителей, – проговорил он. – Если не считать ксеносов – чужаков, недавно прибывших сюда, мы все связаны друг с другом сложными узами родства. Вы наверняка акоранка и, значит, являетесь частью огромной сети кровных связей.

– Думайте что хотите, но я повторяю: у меня нет родных. Во всяком случае, они мне неизвестны. Почему вы решили проверить топографическую съемку острова, выполненную век назад?

– Как же вы умудряетесь выживать в одиночку? Его вопрос рассмешил Персефону. Она знала из книг, что Акора – страна, «где воины управляют, а женщины прислуживают». Подразумевалось, что женщины не способны жить самостоятельно, они должны подчиняться своим господам – мужчинам, которые великодушно о них заботятся. Одна мысль о таком существовании повергала ее в уныние.

– Я прекрасно обхожусь без посторонней помощи, – заявила она, гордо вскинув подбородок.

2
{"b":"17668","o":1}