ЛитМир - Электронная Библиотека

Прижав к себе Персефону, как он делал все время, пока они выбирались из пещер, Гейвин спросил у мальчика:

– Ты почувствовал?

– Что именно, сэр?

Паренек смотрел на него с искренним недоумением. На вид он выглядел лет на тринадцать, может, чуть больше, и его нельзя назвать испуганным, скорее, озадаченным, как будто его непонятно почему вдруг отвлекли от нудного занятия.

– Ладно, не важно, – бросил Гейвин и одарил юного уборщика давно отработанной обворожительной улыбкой, которая возымела желаемое действие: мальчик облегченно вздохнул.

– Он ничего не почувствовал, – удивленно заметила Персефона, когда они двинулись дальше по коридору.

– Похоже, что так. Наверное, землетрясение произошло на большой глубине.

– Может быть, такие землетрясения случаются постоянно, а мы их просто не замечаем.

– Я так не думаю.

Он открыл дверь своих апартаментов и жестом пригласил Персефону войти. Сайда, которая ровняла ряды книг, оставила свое занятие.

– Пришли! – констатировала пожилая женщина. – А я уже начала волноваться. – Она пригляделась к вошедшим и хмуро сдвинула брови. – Чем вы обсыпаны?

Только сейчас Гейвин заметил, что их волосы, кожа и одежда покрыты мелким белым порошком. Видимо, он просыпался с потолка пещеры во время землетрясения.

– Пылью, – коротко ответил он и оглядел комнату.

Хотя некоторым, особенно Сайде, Гейвин казался неорганизованным, он прекрасно знал местоположение каждой своей вещи. Сейчас же его книги, бумаги, инструменты, даже мебель – все казалось немного сдвинутым. Большинство людей даже не заметили бы, но Гейвин сразу углядел беспорядок.

– Что здесь случилось? – спросил он.

– Не имею понятия, – отозвалась Сайда. – Я принесла свежий виноград, – она указала на вазочку, стоявшую на столе, – и обнаружила, что все ваши вещи слегка сместились. Конечно, совсем не похоже на кавардак, какой вы обычно устраиваете, но все же странно.

– Вы тоже ничего не почувствовали? – спросила Персефона.

Сайда выгнула бровь:

– Что именно я должна почувствовать?

– Нет-нет, ничего, – поспешно вставил Гейвин. – Спасибо за виноград и за то, что вы расставили книги.

– Ну, я пошла. – Сайда поняла, что Гейвин ждет ее ухода. Уже открыв дверь, она добавила: – Вас искал Нестор.

– Зачем я ему понадобился? – поинтересовался Гейвин.

– Он не сказал.

– Если увидишь его, передай, что я здесь.

Сайда кивнула и вышла из комнаты. Персефона немного постояла и тоже повернулась к двери.

– Не уходи, – то ли попросил, то ли приказал Гейвин.

– Мне надо принять ванну.

– Мне тоже. Мы можем помыться вместе.

– Я не думаю…

– Вот и хорошо, не надо думать, – усмехнулся он и подошел к ней.

За окнами текла обычная городская жизнь. Люди деловито сновали по улицам, не подозревая, что творится в подземных пещерах. Однако в данный момент Гейвин ничего не мог поделать.

И он решил дать волю своим желаниям.

– Ты уже испробовала душ? – спросил он. Настороженно глядя на него (он подозревал, что она так смотрит на все новое и опасное), Персефона покачала головой.

– Я вполне могу помыться в своей собственной комнате.

– Конечно, можешь.

Но он не собирался ее отпускать. Его кровь бурлила, а самому ему очень хотелось дотронуться до Персефоны.

Быстро загородив ей дорогу к двери, он начал теснить ее к ванной комнате. Она прошла несколько шагов, потом остановилась и посмотрела на него в упор.

– Гейвин… – строго начала она, но он пренебрег ее тоном.

– Ты назвала меня гораздо лучше, чем «принц Атрейдис» или «дурачок».

Она слегка покраснела и заявила:

– Я пойду к себе.

Он обнял ее за талию, прижал к своей груди и прошептал, касаясь губами ее гладкой теплой щеки:

– Доставь мне удовольствие, Персефона. И позволь мне сделать то же самое тебе.

Когда, в какой момент она потеряла свою независимость и самодостаточность? А ведь она относилась к женщинам, довольным своей одинокой жизнью.

Ну хорошо, допустим, она никогда не чувствовала себя по-настоящему довольной, но она прекрасно обходилась без людей.

Сейчас же все изменилось.

Ее голова откинута назад, волосы выбились из косы и спадали до самой талии. Она стояла нагая под струями теплой воды, в нежных объятиях мужчины, полностью отдавшись во власть своим упоительным ощущениям.

Белая пыль пещеры, кружась, исчезала в сливной трубе у них под ногами. Руки Гейвина, скользкие от мыла с запахом сандалового дерева, ласкали грудь Персефоны.

– Потрясающе, – пробормотал он, повернул ее лицом к стене и принялся мыть ей спину, ягодицы и ноги.

Он так старался, что ей пришлось прислониться к стене душевой кабинки, чтобы сохранить равновесие.

Засмеявшись, он выпрямился и опять повернул ее лицом к себе. Его палец скользнул у нее между ног и начал ласкать самое чувствительное место.

Она раскинула руки и уперлась ими в стены, чувствуя, как внутри ее медленно вскипает страсть.

– Дай себе волю, – прошептал Гейвин и опустился перед ней на колени.

Персефона испуганно охнула. Нет, он так не сделает… Но он сделал, и эффект оказался незамедлительным.

Гейвин сжал ее в объятиях, дожидаясь, когда она придет в себя.

– Теперь моя очередь, – сказал он. Персефона густо покраснела, неправильно истолковав его слова. Он засмеялся и протянул ей мыло.

– Успокойся, милая. Просто делай то, что тебе хочется.

Получив столь опрометчивое разрешение, Персефона принялась обследовать его тело. Гейвин был очень крупный мужчина. Только сейчас она получила возможность по достоинству оценить его фигуру. Ее намыленные руки прошлись по его теплой, гладкой и упругой коже. Прядь мягких каштановых волос упала ему на грудь. Она отвела ее в сторону, и тут ее пальцы наткнулись на тонкий шрам у него под ребрами.

– Откуда он у тебя? – тихо спросила она.

– Споткнулся на тренировочном поле.

Она нахмурилась, представив его в такой опасной ситуации.

– Ты серьезно пострадал?

– Серьезно пострадала только моя гордость.

– Ты поразительно красив.

Он удивленно вскинул брови. Она даже заметила, что он покраснел.

Принц Атрейдис краснеет? Не может быть!

– Красива ты, – поправил он и поднял руки, словно собираясь ее обнять, но увидел ее вызывающий взгляд и сдержался, – а я мужчина.

Она улыбнулась:

– Я заметила.

– Я хочу сказать, что мужчинам не нужно быть красивыми.

– Это написано в тех книгах, которые я не читала? Плюнь на них! Ты гораздо красивее меня. Я обыкновенная. А ты… нет.

– Наверное, мы по-разному понимаем красоту.

– Хм-м.

Персефону уже не интересовал разговор. Она продолжала с увлечением исследовать тело Гейвина, восторгаясь его реакцией на ее прикосновения.

Оказывается, мужчины так уязвимы! В отличие от женщин они не могут скрыть свои желания и потребности…

– Персефона… – простонал он, запустив пальцы в ее волосы.

Она грациозно опустилась на колени, желая узнать его запах и вкус.

Он не возражал, но через несколько мгновений потянул ее кверху.

– Хватит, – прохрипел он. – Я больше не выдержу. Она припала губами к его губам, вобрав в себя его дыхание и саму его жизнь. Вода текла по их обнаженным телам. Подходил к концу еще один чудесный день на Акоре.

Некоторое время спустя они вышли из ванной, закутанные в пушистые банные халаты. Халат, который дал Персефоне Гейвин, доходил ей до пят. Руки полностью скрывались в рукавах. В последнее время она слишком часто стала чувствовать себя маленькой и хрупкой – ощущение, которого она ни разу не испытывала с тех пор, как окончательно выросла. Жизнь дарила ей все новые волнующие открытия.

И очередное открытие состояло в том, что они не могли и дальше прятаться от мира. Услышав стук, Гейвин открыл дверь. На пороге стоял Нестор.

– Надеюсь, я не помешал? – спросил он с улыбкой, оглядев обоих.

– Нисколько, – заверил его Гейвин. – Входи.

20
{"b":"17668","o":1}