ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сообщение может привести к панике, – предположила она. – А паника, в свою очередь, приведет к травмам или даже смертям.

– Никакой паники не будет, – возразил Гейвин. – Нам всем следует позаботиться, чтобы ее не случилось. Акоранцы – мужественные, дисциплинированные люди. Справившись с первым потрясением, они начнут выполнять то, что от них требуется.

– Вы поразительно уверены в нашем народе, – сухо заметил Горан. – Не могу сказать, что я не разделяю вашей уверенности. Однако вы просите нас поверить вам… – он кивнул на Персефону, – и этой даме в очень и очень серьезном вопросе. Долг обязывает нас повременить с решением. Мы должны обдумать ваши слова и взвесить возможные последствия наших будущих действий.

– Совершенно верно, – согласилась Елена. – Нельзя пороть горячку. Сначала надо как следует все обмозговать.

Марселлус кивнул.

– Жаль, что ванакс в отъезде, – вымолвил он. – Что бы вы ни говорили, принц, у вас нет его полномочий.

– У него есть письмо ванакса, – вмешалась Персефона.

Она больше не могла молчать. Советники не понимали, насколько опасна ситуация. Между тем драгоценное время утекало из-под пальцев, как вода.

– Какое письмо? – спросил Марселлус, переводя взгляд с нее на Гейвина.

После некоторого колебания Гейвин ответил:

– Личное письмо Атреуса, адресованное мне. Если хотите, можете его увидеть, но я не думаю…

– Спасибо, – перебил Горан. – Нам бы очень хотелось на него взглянуть.

Гейвин вытянул письмо из небольшой стопки бумаг, которые он принес на собрание, и протянул его Горану. Тот быстро прочел бумагу и передал ее следующему. Когда все советники ознакомились с посланием Атреуса, Полонус с улыбкой вернул его Гейвину.

– Итак, Атреус тебе доверяет и не сомневается в том, что ты сумеешь уладить ситуацию. Почему же ты сразу не показал нам письмо?

– Как я уже сказал, оно личное.

– Похоже, ванакс с легким сердцем оставил такой важный вопрос на ваше рассмотрение, – признал Горан, даже не пытаясь скрыть своего удивления. – Я не помню, чтобы Атреус когда-нибудь полностью перепоручал какое-то дело другому, но сейчас, кажется, произошло именно так.

Персефона решила, что члены Совета работают вместе уже много лет и научились общаться друг с другом без помощи слов. Действительно, сидевшие за столом обменялись быстрыми взглядами и кивками. Горан по-прежнему хмурился, Марселлус выглядел задумчивым, Елена улыбалась, а Полонус… Полонус казался совершенно удовлетворенным.

– Ну что ж, – наконец отозвался дядя Гейвина, – давайте послушаем, какую стратегию предлагает нам принц Гейвин.

– Да. Как, по-вашему, мы должны действовать? – не без вызова спросил Горан.

Гейвин встал и подошел к висевшей на стене карте. Указав на большой остров, расположенный в дальнем западном конце Внутреннего моря, он сказал:

– Отсюда до Лейоса два дня морского пути. Горан, вы должны ехать прямо сейчас.

– Я? – спросил самый младший советник, с независимым видом откинувшись на спинку кресла.

– Кто-то должен оповестить жителей Лейоса о грозящей им опасности, и я не вижу более подходящей кандидатуры, чем вы. Надо, чтобы все семьи подготовились к отплытию, снарядили лодки, собрали животных… ведь вы заберете своих лошадей?

– Можете не сомневаться. – Судя по испуганному лицу Горана, его устрашила одна мысль о том, чтобы оставить племенных лошадей на верную смерть. – Но как надо готовиться? Если то, что вы рассказали, правда, на Ахоре не останется ни одного безопасного места.

– Такое место будет, – уведомил Гейвин. – И оно – единственное! – Открытое море.

– А Внутреннее море? – спросила Елена.

– Нет, мы должны заплыть за пределы Акоры. По счастью, акоранцы – нация мореходов. И все же эвакуация трехсот пятидесяти тысяч человек и их животных – задача не из легких. Все суда, имеющиеся в нашем распоряжении, должны как можно быстрее подготовиться к плаванию.

– Вы ведете речь о тысячах кораблей и лодок, – задумчиво проговорил Горан, всем видом показывая, что он уже серьезно задумался над поставленной задачей. – Самые крупные военные и торговые суда возьмут на борт по нескольку сот человек каждый, но будет ли такого количества достаточно?

– Не забудьте про рыбацкие лодки, – напомнил ему Марселлус, – многие из которых бороздят Открытое море.

– Каждое судно должно иметь продовольствие и воду – как для людей, так и для животных, – добавил Гейвин. – Мы не знаем, как долго нам придется оставаться в море.

Персефона заметила ужас в глазах советников. Похоже, они только сейчас до конца осознали, что ждало их в ближайшем будущем.

– Вы хотите сказать, что, возможно, мы не сумеем вернуться обратно? – спросила Елена почти шепотом.

– Мы вернемся, – быстро уверила всех Персефона. – Акора выживет, и мы тоже, если примем своевременные меры. Но принц Гейвин прав: нам придется оставаться в море до тех пор, пока не минует опасность.

– А как же все остальное? – спросил Марселлус. – Наше искусство, наши книги, все наши сокровища. Что делать с ними?

– Библиотеку тоже нужно эвакуировать, – твердо заявил Гейвин. – В ней хранятся наши воспоминания и сведения о нашем прошлом. Полонус, библиотечное дело я поручаю тебе. Нестор наверняка тебе поможет, он же привлечет остальных. Только распределите содержимое библиотеки с умом. Проследите, чтобы все экземпляры той или иной книги не отправлялись на одном судне.

– Я соберу целителей, – вызвалась Елена, вставая. – Их тоже надо распределить по судам, чтобы они помогли возможным пострадавшим.

– В эвакуации еще много неясностей, – обратил внимание Марселлус. – Сколько и каких вещей можно будет взять с собой на судно? Когда начинать погрузку? Каким образом мы удержим флот, достигнув открытого моря?

Полонус тихо добавил:

– Как мы убедим людей в том, что их мир скоро погибнет?

Гейвин шумно вздохнул. Он чувствовал облегчение от того, что собрание пошло по нужному руслу, и одновременно решимость, необходимую в таком трудном деле.

– Если мы с Персефоной правы, будет много знаков, которые возвестят о начале землетрясения.

Горан оттолкнулся от стола. Лицо его стало мрачным.

– Ну ладно, – подытожил он. – Начнем действовать, и пусть удача нам улыбнется.

Старинное акоранское напутствие звучало эхом в голове Персефоны, когда она выходила из комнаты вслед за Гейвином.

– Найди Сайду, – велел он ей, как только они покинули собрание. – Введи ее в курс дела…

– Она мне не поверит.

Он ласково прикоснулся к ее щеке:

– Поверит. Скажи ей, что ты говоришь от моего имени. Все семьи Илиуса так или иначе связаны с дворцом. Сайда сообразит, как можно быстро их оповестить.

Персефона кивнула, с трудом сознавая, что все происходит наяву.

– А где будешь ты? – тихо спросила она, подняв глаза на Гейвина.

– В гарнизоне. Персефона, я должен знать, что ты в безопасности. Обещай мне, что, если мы разлучимся, ты не станешь медлить и уедешь с Акоры.

Она опустила голову, боясь, как бы он не прочел в ее взгляде те страшные мысли, которые ее одолевали.

– Гейвин, ты должен выжить. Надеюсь, ты понимаешь?

– Нет человека, чья жизнь была бы настолько важна…

– Твоя жизнь очень важна. Когда ты впервые показал мне письмо Атреуса, я неправильно отреагировала и прошу у тебя прощения. Я располагала временем, чтобы подумать и, главное, поближе узнать тебя. – Ее щеки покрылись румянцем, когда она вспомнила, насколько близко они узнали друг друга. – Ты ни разу не задавался вопросом, почему ты здесь вместо Атреуса?

– Он не знал, что опасность настолько реальна…

– Как он мог не знать? Он, ванакс, избранный властелин Акоры! Он знал й все равно уехал, оставив тебя за главного.

– Никак не пойму, о чем ты. К тому же у нас мало времени…

Она подошла ближе, положила руки на широкие плечи Гейвина и прижалась к его телу, с удовольствием вбирая его тепло и силу. Неужели в последний раз? Нет, не может быть!

29
{"b":"17668","o":1}