ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир-ловушка
Палачи и герои
Лживый брак
Очаровательная девушка
Ищу мужа. Русских не предлагать
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Бумажная магия
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу

Она не произнесла этих слов вслух, потому что знала: они лживы и вызваны страхом.

– Пожалуйста, Гейвин, давай не будем спорить, тем более сейчас. – Персефона нежно коснулась его губ кончиками пальцев.

Где-то в глубине ее сознания возникла мысль: в конце концов, она акоранка, понимающая гордость и силу благородных мужчин, которые делались крайне уязвимыми благодаря своему чувству долга.

– Я не хочу причинять тебе никаких хлопот, – абсолютно искренне поведала она. – Я просто не могу уехать без тебя.

– Ты должна уехать, – настаивал он. – Как бы трудно тебе ни было, ты обязана.

Она не ответила, и он привлек ее в свои объятия.

– Персефона, – произнес он, ласково поглаживая ее по волосам, – возможно, ты носишь под сердцем нашего ребенка. Если ты не думаешь о собственной безопасности, подумай хотя бы о нем.

В первый момент она хотела поспорить, но слова отрицания так и остались невысказанными. Потрясение сменилось приливом восторга. Живя в одиночестве, она не позволяла себе думать о ребенке. Но сейчас…

Ее охватило всепоглощающее желание защитить еще не рожденного малыша. Она уперлась ладонями в широкую грудь Гейвина и посмотрела ему в глаза.

– Ребенку нужны оба родителя, Гейвин Атрейдис. Не забывай!

Его взгляд смягчился.

– Я не забуду, – пообещал он, – и сделаю все, что в моих силах.

– Я тоже. – Она глубоко вздохнула. – А теперь иди. Нам нельзя терять время.

Прежде чем уйти, он прижал ее к себе и надолго приник губами к ее губам. В поцелуе она почувствовала всю его страсть и обещания на будущее.

Их захватила дневная суета. Лихорадочная деятельность набирала обороты, прерываясь лишь на короткое время, когда землю сотрясали очередные толчки. Лошади и мулы, тянувшие фургоны, впадали в панику, но возницы их быстро успокаивали. Некоторые люди теряли равновесие и падали, а потом вставали и продолжали работу.

Уже под вечер Персефона одолжила маленькую шлюпку и отправилась на свою лодку, чтобы пополнить запасы воды и продуктов. Солнце клонилось к западу, когда она вернулась в док и увидела на пристани Нестора. Бледный и усталый библиотекарь приосанился, заметив свою добрую знакомую.

– А вот и вы! Я искал вас повсюду. Вы видели принца Гейвина?

– Да, но несколько часов назад. Давайте присядем. Она осторожно подвела старика к каменной скамье возле пустого магазина. Остальные торговые точки, расположенные здесь, уже закрылись и опустели. Покидая свои дома и места работы, люди, несмотря на спешку, позаботились о том, чтобы после них остался идеальный порядок. Они полили напоследок цветы в подвесных корзинах и в садах, чисто вымели лесенки при входах в здания, сняли с веревок белье и убрали мусор. Все вокруг свидетельствовало об их нежном и рачительном отношении к родному городу.

На ближайшей стене дома красовалась одна из многочисленных фресок, разбросанных по всему Илиусу. Она изображала обедавшую в саду семью – вполне возможно, ту самую, которая жила здесь. В нижней части фрески виднелись аккуратно выписанные краской слова: «Мы вернемся».

Нестор, поморщившись, опустился на скамью и виновато улыбнулся:

– Мои колени наказывают меня за то, что я не думал о них в молодости.

Судя по тому, как он держался, его мучила сильная боль. Старый библиотекарь явно преуменьшал свои страдания, и Персефона догадывалась, что ему не понравится ее сочувствие. Ласково посмотрев на него, она заботливо осведомилась:

– Вы что-нибудь ели?

– Конечно… то есть наверное. – Он вздохнул и покачал головой. – По правде говоря, я не помню, когда ел в последний раз. У меня столько дел, а время поджимает.

– И все же вы должны поесть. Подождите-ка.

Не дав ему возразить, Персефона поспешно удалилась. Женщины, кормившие рабочих, уже сворачивались, но у них еще оставались хлеб, сыр и сладкий яблочный сидр. Взяв всего понемногу, Персефона вернулась к Нестору. Он обрадовался простой еде, точно изысканным яствам, но съел совсем немного.

Отламывая кусочек сыра, он поделился с ней новостями:

– Я наконец нашел записки выживших в катаклизме. Их содержание по большей части не представляет интереса для наших современников, однако я подобрал кое-какую полезную информацию. Все без исключения свидетели описывают подземные толчки, подобные тем, которые мы сейчас переживаем. Землетрясение началось за несколько дней до извержения и постепенно набирало силу. Но самое главное, что накануне катастрофы люди с ужасом увидели огромный столб пара, поднимавшийся из кратера вулкана в небо. Они еще гадали, что бы он мог значить, когда, меньше суток спустя, вулкан начал извергаться.

– Вы думаете, мы можем получить такое же предупреждение?

– Вполне вероятно, – допустил Нестор. – Но мы не должны рисковать нашими жизнями, дожидаясь особых знаков. Очень скоро нам придется выйти в море.

Персефона согласилась. Она уже хотела попрощаться с библиотекарем и попытаться найти Гейвина, чтобы рассказать ему об открытиях Нестора, но тут в дальнем конце улицы показался Полонус. Советник услышал ее окрик, быстро подошел и поздоровался с ними обоими.

Нахмурившись, он посоветовал Нестору:

– Мой милый друг, вам пора в постель.

– В постель? – взвился старик. – Вы шутите? Видимо, вы не представляете себе, сколько бесценных книг и свитков еще осталось в библиотеке. Я должен сам решить, что необходимо оттуда вывезти. Если я переложу такую задачу на других, мы можем лишиться незаменимых документов. Голоса наших предков будут потеряны навсегда.

Заметно раздосадованный, Нестор начал, кряхтя, подниматься со скамьи. Персефона взяла старика под руку и помогла ему встать.

– Вы напрасно так расстраиваетесь, – ласково убеждала она его. – Советник Полонус не хотел вас обидеть. Просто мы оба беспокоимся за вас.

– Конечно, – подтвердил Полонус. – Вы должны понимать, что люди тоже наше сокровище. Вы, Нестор, очень важны для нас. Мы хотим, чтобы вы еще много лет наставляли нас и делились с нами своей мудростью.

Старика явно удивило такое признание. Придя в себя, он криво усмехнулся:

– Дорогой советник, я весьма польщен вашей заботой. Я и сам с радостью воспользуюсь тем временем, которое мне отмерено, но я не могу поставить свою жизнь выше духовного наследия наших соотечественников. Я должен вернуться в библиотеку.

– Я с вами, – вызвалась Персефона.

Она решила помочь Нестору. Он попытался ее отговорить, но не слишком убедительно и вскоре сдался. Они вкратце рассказали Полонусу о том, что узнал Нестор из старинных летописей, и, заручившись обещанием советника довести полученные сведения до Гейвина, отбыли из дока на попутном фургоне. Как только они добрались до дворца, Нестор, не теряя времени даром, повел Персефону в библиотеку.

Она резко остановилась на пороге просторной комнаты, уставленной письменными столами. Вдоль стен тянулись нескончаемые ряды пустых книжных полок. На лестнице стояла цепочка из библиотекарей, клерков, солдат и простых горожан, которые непрерывно передавали из рук в руки книги и свитки.

Нестор начал протискиваться сквозь толпу, Персефона шла следом. Они спустились на нижний этаж библиотеки, где хранились самые древние и ценные материалы. Здесь работа отличалась особенной напряженностью.

– Говорю тебе, – предостерегал лысый мужчина, – книги слишком ветхие. Любое неосторожное движение, и они рассыплются.

Слушавший его солдат терпеливо кивнул.

– Значит, мы будем обращаться с ними очень осторожно. Но их обязательно надо вывезти.

– Что-то не так, Эфраим? – поинтересовался Нестор.

При виде Нестора на лице лысого появилось облегчение.

– Нет, сэр, все в порядке, – отозвался он. – Просто я боюсь, что некоторые свитки не перенесут транспортировку.

– А если оставить их здесь и начнется извержение вулкана, тогда они точно погибнут.

– Вы правы, сэр… Нестор обратился к солдату:

– Я бы посоветовал вам найти крепкие деревянные ящики, уложить в них свитки и с должной аккуратностью погрузить их в фургоны.

39
{"b":"17668","o":1}