ЛитМир - Электронная Библиотека

– На твоем месте я бы на это не рассчитывал.

– Атрей ставит твое мнение выше всех остальных. Ты можешь убедить его.

В ту же секунду служанка принесла яйца, заказанные Кассандрой. Когда она ушла, Алекс продолжил:

– Я сегодня же пошлю письмо Атрею, но мы сможем узнать ответ только через несколько недель. Надеюсь, ты понимаешь, что, если он прикажет тебе немедленно возвратиться на Акору, ты будешь обязана подчиниться?

Кассандра задумчиво смотрела на фарфоровый кофейник. У нее пропал аппетит.

– Да, я понимаю, но неужели ты не можешь убедить его в том, чтобы я осталась?

Он разрывался между любовью к сестре и его естественным стремлением оберегать ее.

– Честно говоря, если бы я решил прислушаться к своей интуиции, я бы отправил тебя на Акору первым же рейсом, и Джоанну вместе с тобой. В Англии находиться гораздо опаснее.

– Все будет еще хуже, если ты оставишь свою жену в такой момент.

Он вздохнул.

– Думаю, ты права. В любом случае ты должна пообещать мне, что будешь предельно осторожна.

– Обещаю, но при условии, что ты тоже будешь беречь себя.

Она положила свою руку поверх его. Так они сидели в тишине, в то время как за стенами их огромного дома город кружился в бешеном ритме, сам не понимая, куда он торопится.

– Ройс вернется во вторник, – сообщила Джоанна позже тем же утром. Она проснулась, но все еще лежала в постели. Она подавила зевок. – Он не отпускал нас к Спайдерам без него.

– Куда он уехал? – спросила Кассандра. Она села на стул около кровати и положила ноги на покрывало.

– В Хоукфорт. Там сооружают новую оросительную систему. Он не мог устоять перед таким соблазном.

Она нежно улыбнулась.

– Он влюблен в это поместье.

– А ты скучаешь по родному дому?

– Время от времени, – призналась Джоанна. Она положила руку на уже заметно увеличившийся живот.

– Но все это – часть другой жизни.

– Мне снился Хоукфорт.

– Правда? Как здорово!

– В мою первую ночь здесь. Это странно, ведь мне не приходилось там бывать.

– Это было видение?

– Нет, совсем нет, просто сон. Мне так кажется… Джоанна поднесла ко рту овсяное печенье, которое ей принесла Малридж, но тут же отложила его, увлеченная какой-то мыслью.

– Вы с Ройсом вчера замечательно танцевали вальс. Кассандра рассмеялась и покачала головой, пытаясь скрыть свою неловкость.

– Ты не могла бы быть более объективной?

– Боюсь, что нет, – радостно призналась Джоанна. – Беременность лишила меня тонкости восприятия, которой мне и так недоставало. Мне бы очень хотелось, чтобы мой брат связал свою судьбу с достойной женщиной. Я мечтаю о том, чтобы ею была именно ты. Разве это плохо?

– Нет, это нормальное желание, но ты должна понять, что я приехала сюда не для того, чтобы найти себе мужа.

– Но тебе же нравится Ройс?

– Да, конечно…

– Если тебя это волнует, на самом деле он много думает об Акоре.

– Вовсе нет! Ну хорошо, у меня были сомнения, когда я его совсем не знала, но потом он их рассеял.

Поудобнее усаживаясь на кровати, Джоанна сказала:

– Я очень хочу на это надеяться. Он самый благородный из всех, кого я знаю, не считая Алекса, конечно.

– Он очень многое пережил за время долгого заключения. Мало кто смог бы выдержать такое.

– Он оправился, – резко ответила Джоанна. – Он сказал, что единственный человек, которому он хочет отомстить, – это Дейлос.

– Дейлос, который утонул, пытаясь похитить тебя.

– Я сама видела, как он ушел под воду. Джоанна выдержала паузу, перед тем как спросить:

– Ты думаешь, он жив?

– У меня нет никаких оснований считать его живым, – ответила Кассандра.

Она не хотела открывать тайну Джоанне. Достаточно того, что Алекс знал настоящую причину ее пребывания в Англии. Его жене и так скоро предстоит мучиться в родах. Кассандра твердо определилась в своем желании скрыть от нее эту информацию.

Через несколько минут послышался стук в дверь.

– Войдите, – сказала Джоанна.

В спальню вошла женщина средних лет или чуть старше. Было трудно определить ее возраст из-за высокого роста и крепкого телосложения. Широкое лицо было слегка загорелым, светло-голубые глаза окружали лучи морщинок, что свидетельствовало о хорошем чувстве юмора. Белоснежные волосы были заплетены в аккуратную косу, частью уложенную на голове, частью лежавшую на спине. Она была одета в ниспадающее свободными складками платье, которое носили на Акоре.

– Доброе утро, леди Джоанна, – сказала Елена. – Рада видеть, что вы остались лежать в кровати.

– Я бы не осмелилась сделать что-либо наперекор вашим указаниям, – с усмешкой сказала Джоанна.

Она повернулась к девушке, сопровождавшей Елену.

– Кассандра, ты знакома с Брайанной, племянницей Елены?

Кассандра поднялась при появлении акорских женщин. Ее уважение к целительнице было так велико, что она не могла сидеть в ее присутствии. Очень странно, что она не знала эту девушку. Она думала, что уже видела всех живущих в доме.

– Рада познакомиться, – произнесла Брайанна заученную фразу. Она была немного выше Кассандры, по росту ближе к Джоанне. Огненно-рыжие волосы прекрасно оттеняли белоснежную кожу. Цвет глаз был насыщенно-зеленым с золотым оттенком. Они излучали ум и еще что-то, чего Кассандра не могла определить сразу: возможно, осторожность, а может, просто застенчивость.

– Прошу прощения, что не поприветствовала вас в день вашего приезда, принцесса. Я была вынуждена оставаться в постели из-за болезни. Я боялась кого-либо заразить.

– Наверное, Брайанна не подружилась с английской весной, – дружелюбно заметила Джоанна.

– Скорее всему виной не весна, а привычка просиживать до поздней ночи в вашей библиотеке, – заявила Елена. – Я пообещала своей сестре, что буду присматривать за ее дочерью, когда та согласилась стать моей помощницей. И не выполнила своего обещания.

– Во всем виновата только я, – настойчиво произнесла Брайанна. – У моей семьи есть ферма на Лейосе, – сказала она, называя один из двух основных островов, находящихся на западе, которые вместе с еще тремя маленькими собратьями образовывали Акору. – Мы очень редко выбирались в столицу, королевский город Илиус. Я не была во дворце с детских лет, когда меня привели туда для того, чтобы сделать запись о моем удочерении. Необычность того, что я очутилась так далеко от дома, потрясла меня.

Но выглядела она не столько потрясенной, сколько довольной.

Как только Кассандра увидела Брайанну, то сразу же поняла, что та не была уроженкой Акоры. Цвет ее кожи и волос сильно отличался от коренных акорцев, у которых, как и у Кассандры, были темные волосы и кожа цвета меди.

– Ты ведь из зеносов? – мягко спросила Кассандра. Брайанна утвердительно кивнула без обиды на слово, которое обычно употреблялось для обозначения чужестранцев. Но значение этого понятия таилось глубоко в анналах памяти Акоры как самая заветная тайна.

– Меня нашли после ужасного шторма, который потопил корабль, на котором мы плыли. К сожалению, никто, кроме меня, не уцелел.

– А твои родители?..

– Они пропали. После того как я пришла в сознание, всем стало ясно, что я англичанка, потому что я говорила на их языке. Были наведены справки с целью выяснить, есть ли у меня в Англии родные, но никого не нашли.

– Надеешься отыскать их, пока ты здесь?

В глазах девушки мелькнуло выражение острой тоски, но она лишь произнесла:

– Неразумно искать то, во что уже больше не веришь. К тому же теперь я жительница Акоры.

«Это все, что нужно было ответить», – подумала Кассандра.

В то время как Акора не слишком дружелюбно поворачивалась лицом ко всему миру, принимая лишь очень ограниченный круг людей, зеносы, попавшие в королевство, нашли там теплый прием у людей, которые уже давно поняли: их жизнь напрямую зависит от различных внешних вливаний в государство.

Устроившись там однажды, никто не желал уезжать. Они становились, как и Брайанна, акорцами.

12
{"b":"17669","o":1}