ЛитМир - Электронная Библиотека

Члены семьи сопроводили Атрея по коридору до комнаты, но внутрь входить не стали. Елена попросила, чтобы в помещение вошли только несколько человек. Она считала, что это наилучшим образом сохранит тот эффект, что создавала горящая сера.

Когда Атрея заносили внутрь, Кассандру охватило неудержимое желание сделать хоть что-нибудь, каким-то образом предотвратить то, что должно было случиться. Она крепко сжала губы, однако не смогла удержать легкий стон.

Ройс положил ей на талию свою крепкую руку.

– Думаю, тебе будет лучше подождать в другом месте.

Она кивнула, не решаясь произнести ни слова. Операция должна была начаться еще через некоторое время. Елена объяснила, что вначале она проведет осмотр Атрея, дабы убедиться, что его состояние не ухудшилось до опасного предела. Затем ванакса со всеми предосторожностями вымоют и подготовят. Только после всех этих действий она приступит к операции.

– Куда бы ты хотела пойти? – спросил Ройс. Кассандра покачала головой.

– Не знаю… недалеко отсюда… – Она хотела быть поблизости в случае, если ее позовут.

– Конечно. В таком огромном дворце у тебя должны быть любимые уголки.

Кассандра задумалась лишь на мгновение.

– Пойдем, – сказала она, – я хочу тебе кое-что показать.

Сквозь лабиринт коридоров они достигли части дворца, которую Ройс посчитал очень древней. Она была в отличном состоянии, хотя по этому полу, имевшему небольшой наклон к центру, в течение столетий ступали человеческие ноги.

Они подошли к широким двойным дверям, за которыми оказалась просторная комната с высокими потолками. В дальнем конце стояла глыба мрамора высотой немногим более пяти футов. Мастер обработал его ровно настолько, чтобы угадывалась фигура женщины, появляющейся из камня.

– Это мастерская Атрея, – проговорила Кассандра. Она показала рукой на другие статуи: одни были уже закончены, другие – едва начаты, а также на полки с небольшими глиняными и бронзовыми фигурками.

– Думаю, он был бы не против, узнай, что мы сюда пришли, – продолжала она. – Здесь я чувствую себя ближе всего к нему.

– Понимаю почему, – сказал Ройс и неторопливо огляделся. Он вдруг осознал, что ему была дана редчайшая возможность заглянуть в душу человека, которого большинство людей знало только как ванакса Акоры. Помимо этого Атрей был еще и одаренным художником.

– И часто он здесь бывает? – спросил Ройс.

– Не так часто и не так долго, как ему бы хотелось, но время от времени он урывает пару часов, а иногда и целый день.

Она кивнула в сторону небольшой кушетки в углу.

– Когда он работает до полного изнеможения, то засыпает прямо здесь.

Разглядывая небольшую фигурку бегуна, который выглядел настолько реально, что Ройс не удивился, если бы тот вдруг побежал по столу, он спросил:

– Как ты думаешь, он жалеет, что не может заниматься только этим?

– Он никогда об этом не говорил, но иногда задумывался, на что была бы похожа его жизнь, если бы он не оказался избранным.

– Он бы не хотел им быть?

– Не думаю. Так как он был старшим сыном в семье и его дед был ванаксом, люди прочили его на это место. Однако когда настало время, по-моему, он был бы рад узнать, что избранным оказался кто-то другой.

– Разве такое могло случиться? Мог ли кто-либо выйти перед народом и объявить себя избранным?

– Конечно, если он был готов пройти испытание.

– Насколько я помню, ты не хочешь обсуждать, что представляет собой это испытание.

Она улыбнулась.

– Я не пытаюсь сокрыть тайну. По правде говоря, мне самой известно об этом очень немногое. Только избранный знает, в чем заключается испытание.

– Когда заканчивается испытание, становится ясно, является ли человек избранным, или нет?

– Ну… да… более того, только избранный может его пережить.

Ройс медленно кивнул.

– Я так и думал, иначе Дейлос обязательно попытался бы потягаться с Атреем за место ванакса, когда ему представилась такая возможность.

– Жаль, что так не случилось, ведь тогда бы он уже давно был мертв.

– Что избавило бы нас от множества проблем, – согласился Ройс.

Как только Ройс произнес эти слова, он понял, что оказался прав даже более, чем себе представлял.

Все началось просто – издалека донесся шум, сам по себе не вызывающий тревоги, всего лишь нарастающий гул голосов. Однако через короткое время послышался звук гонга вроде того, что Ройс слышал на похоронах убитых во время Игр, но более зловещий.

Кассандра побледнела.

– Скорее. Что-то случилось.

Она выбежала из комнаты, и Ройс поспешил за ней.

Уже через несколько шагов они почувствовали запах дыма. Он не был похож на запах горелой серы, которую жгли по распоряжению Елены. В этом чувствовалось нечто смертельно опасное.

Достигнув конца коридора, они поспешили вниз по лестнице и оказались в главном дворе, где группы людей уже пытались тушить быстро распространяющийся огонь. Создавалось впечатление, что горела сама земля. Там, где пламя достигало стен дворца, казалось, занимался даже камень.

Люди уже выстроились в цепи и передавали по линии ведра с водой, что, однако, не давало никакого видимого результата. Этот огонь был невосприимчив к воде.

В этой суматохе Ройс заметил Марселлуса, спешащего занять место в цепочке, и преградил ему путь.

– Что произошло? – Ройс старался перекричать рев бушующего огня. – Как все это началось?

– Я не знаю, – ответил Марселлус и закашлялся от густого дыма. – Это можно будет узнать только после того, как мы справимся с пожаром.

– Вода не действует. Что это за огонь, который нельзя потушить водой? – Когда судья в недоумении взглянул на него, Ройс встряхнул его за плечи. – Думай! Смотри. Это необычный огонь.

Марселлус быстро пришел в себя. Вглядевшись в пламя, он сказал:

– Ты прав, вода не помогает. – Он повысил голос, обращаясь к ближайшим к нему людям: – Скорее несите одеяла! Нужно задавить огонь!

Почувствовав здравый смысл в его словах, мужчины повиновались. Некоторые бросились к конюшням, которые уже были пусты, так как при первых признаках пожара лошадей вывели в загоны снаружи дворца. Другие побежали в комнаты дворца в надежде найти одеяла, скатерти и любые другие куски ткани. В течение считанных минут они вернулись и начали изо всех сил колотить по очагам огня.

Медленно, очень медленно огонь начал затихать и наконец иссяк. Однако в некоторых местах продолжало гореть даже по истечении получаса после того, как прозвучал сигнал тревоги.

Но к тому времени всеобщее внимание переключилось на другой объект. Один человек был мертв, но не от огня, а из-за торчащей у него в горле стрелы.

– Это он бросал горшки, Атридис, – заявил один юноша, которого привели к Кассандре как очевидца. – У него было что-то вроде пращи, и он успел метнуть три горшка, один за другим. В тех местах, где они касались земли, немедленно вспыхивал огонь.

Он смотрел на Ройса и на других окружавших его людей.

– Знаю, что в моих словах мало смысла, но именно это я и видел. Никто ничего не поджигал. Огонь сам по себе появлялся из разбитых горшков.

– Ты видел, как этого человека убили? – спросил Ройс. Юноша покачал головой.

– Нет, лорд Хоук, к тому времени огонь уже бушевал вовсю.

– Унесите тело, – приказала Кассандра, – и давайте возблагодарим Господа за то, что больше никто не пострадал.

Она посмотрела на почерневшую землю и стены замка, которых коснулся огонь.

– Все могло закончиться намного хуже.

– Похоже на то, – сказал Ройс. Он ковырнул землю носком сандалии, посмотрел на бездыханное тело и перевел взгляд на крепостные стены. – Стрела прилетела оттуда.

Кассандра проследила за его взглядом.

– Судя по расположению тела, – продолжал Ройс, – и по направлению стрелы, стрелявший был вон на той стене.

– Возможно, охрана заметила, что он делает, – предположила Кассандра.

Ройс казался неудовлетворенным таким ответом, но не нашел что возразить. Тут от людей, уносящих тело, послышалась злобная брань. Туника на теле поджигателя слегка задралась, обнажив какую-то желтую ткань под ней.

53
{"b":"17669","o":1}