ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Последний вздох памяти
Квантовое зеркало
Школа спящего дракона
Ликвидатор
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Сновидцы

Волк. Черты его лица казались особенно рельефными, угловатыми. Тело не двигалось, а как бы струилось со звериной грацией, и когда он вновь запрокинул голову и послал в ночное небо свой воинственный, нечеловеческий вопль, Кимбра приняла это как должное.

Металл зазвенел о металл. Хлынула кровь — пал еще один противник. Третий и последний, заводила, пригнулся ниже, глядя с той же яростью, что и Вулф, но и с ужасом дикого зверя, обреченного на поражение в схватке. Рот его был в пене, глаза лезли из орбит. От него распространялось что-то темное, отвратительное, словно средоточие зла. Оно дышало бессмысленным насилием, жестокостью и болезненным, бесцельным гневом против всего и вся. Это темное заражало и отравляло все, с чем соприкасалось.

Обреченный зверь прыгнул на своего недруга в последней попытке изменить ход поединка. Выпад, в который он вложил все оставшиеся силы, был таким мощным, что казалось, его не отвратить. Но Вулф был быстрее — молниеносная тень, беспощадное орудие мести.

— Не смотри! — прорычал Дракон и для верности закрыл Кимбре глаза ладонью.

Но оставался слух, и она слышала, как металл разрывает плоть и ломает кости. Она слышала крик, с которым выплеснулась из тела душа:

— О-оди-ин!!!

Наступила тишина, только для того, чтобы уже через миг разлететься вдребезги. Толпа, завороженно следившая за схваткой, сорвалась с места и ринулась к победителю. От топота и крика задрожала земля. Люди превозносили силу и мужество своего ярла, заверяли его, что отныне будут преданы ему беззаветно, обещали ему милость богов.

Дракон давно уже отпустил Кимбру, но она не двигалась, счастливая уже тем, что ноги держат ее тело и что в желудке пусто, а значит, она не опозорит себя, показав всем его содержимое. Чужой предсмертный ужас еще отдавался в ней гулким эхом. Она ощутила его так явственно, словно это ее кровь только что пролилась на землю.

Дракон поддержал Кимбру за локоть. Она знала, что он тревожится, но не могла вымолвить ни слова, не могла даже взглядом заверить его, что все в порядке. Ее глаза были прикованы к варвару, что стоял в огненном кругу с окровавленным мечом в руке. Взгляды их встретились, он сделал в сторону толпы отстраняющий жест и направился к ней.

Гул в ушах не позволил Кимбре разобрать ни того, что сказал Вулф брату, ни того, с чем обратился к толпе. Он взял ее за руку, и хотя даже не пытался привлечь к себе, ее словно обволокло запахом свежепролитой крови. В глазах потемнело. Кимбра почти потеряла сознание.

Почти. Она смутно сознавала, что идет, что переступает порог, что за спиной закрывается дверь. Она пришла в себя от мысли, что осталась с Вулфом наедине.

Глава 20

Вода в лохани наверняка давно остыла. Ей бы следовало послать кого-нибудь за горячей водой или в крайнем случае сходить самой. Но все, на что Кимбра была способна, это стоять столбом там, где Вулф ее оставил, и следить за каждым его движением.

Он достал ветошь и масло, которыми обычно пользовался для чистки оружия, тщательно протер меч и вложил в ножны. Меч и прочее он оставил на столе, а сам сбросил сапоги, стянул через голову окровавленную рубаху и погрузился в остывшую воду. На Кимбру Вулф не обращал внимания, словно ее и не было. Он мылся так же тщательно, как и вычищал оружие.

Наконец ритуал омовения был окончен, и Вулф поднялся в лохани, основательно залив водой пол. Вытерся. Мокрое полотенце последовало за рубахой на пол. Как был голый, он подошел к Кимбре и коснулся ладонью той щеки, которая пострадала меньше.

— Тебе нужно отдохнуть.

Это был голос мужа. Ее мужа, Вулфа Хаконсона. Это были его глаза, полные заботы и… опасения? Кимбра заглянула в них, ища отражение огня и льющейся крови, боли и смерти, жажды справедливости и мести.

Вулф Хаконсон. Он победил в честном бою, хотя вышел один против троих. Этим он подтвердил свое право на власть, и теперь уже никто не посмеет его оспаривать. Но главное, он остался в живых. Он даже не был ранен. Они все еще были вместе.

Кимбра взяла руку мужа — ту самую, что недавно держала меч, — и по очереди коснулась губами каждой костяшки. Повернула ее, коснулась кончика каждого пальца, а потом надолго прижалась губами к жесткой ладони, покрытой бугорками мозолей.

Когда она снова подняла взгляд, глаза Вулфа были полны надежды. На что он надеялся? Чего ему не хватало сейчас, и час победы, в час торжества? Ответ пришел сам собой. Вулфу нужно было знать, что ее не оттолкнуло от него то, свидетелем чему она стала, что все между ними осталось прежним. Он надеялся, что она примет его таким, как он есть. Он лишь казался неколебимо уверенным в себе, но, как и каждый человек из плоти и крови, знал моменты сомнений и колебаний. Он нуждался в том же, что и она: в одобрении и поддержке близкого человека. Это была та сторона его натуры, которую, быть может, не дано было видеть никому, кроме нее.

Кимбра ощутила, как душу ее заполняет нежность, и переплела свои пальцы с пальцами мужа, заново изумляясь тому, как непохожи их руки. Ее, маленькая, терялась в широкой ладони Вулфа, она была узкой, белой и нежной на фоне его загорелой обветренной кожи и крепких жилистых запястий, способных с легкостью удерживать меч. Его пальцы умели стискивать горло врага, но они же могли прикасаться легко, как крылья бабочки.

Приподнявшись на цыпочки, Кимбра потянулась к губам мужа и заставила их раскрыться, щекотно трогая языком. В груди Вулфа родилось беззвучное рычание, он попытался обнять жену, но она поймала его руки за запястья и, не выпуская их, начала подталкивать его к постели. Вулф подчинился, не отрывая от нее взгляда.

Принудив его усесться мягким нажатием на плечи, Кимбра отступила на шаг. Она была в сильнейшем напряжении и боялась, что вот-вот начнет дрожать всем телом. Однако важнее всего была отчаянная потребность рассеять опасения мужа, делом доказать, что все у них в порядке, и заодно отпраздновать победу, принести судьбе дар за то, что они все еще вместе.

Сняв платье, Кимбра какое-то время держала его перед собой, прикрываясь. Потом разжала пальцы. Тонкая ткань соскользнула по телу, открывая округлости грудей с уже напряженными сосками, тонкую талию, стройные бедра. Когда платье упало к ногам, Кимбра переступила через него, тряхнув головой, чтобы волосы полностью скрыли тело.

Эта маленькая сценка вызвала у Вулфа живой отклик. Проследив за ее взглядом, он улыбнулся так, как улыбался нечасто — открытой мальчишеской улыбкой. С ней он был моложе, мягче, добрее, в нем не оставалось ничего от варвара с окровавленным мечом в руке. И хотя Кимбра знала, что это не так, она засмеялась, когда Вулф заметил:

— Женщинам проще, их желание не столь очевидно.

Только не для них самих, подумала Кимбра, опускаясь на колени. Она провела ладонями вверх по его лодыжкам, икрам, бедрам, радостно удивляясь тому, как все это бугрится мышцами и как отзывчиво на прикосновение. Волоски росли так густо, что ноги казались покрытыми ровной темной шерсткой. Подумав так, Кимбра ощутила горячую волну внизу живота. Она нажала ладонями, предлагая Вулфу развести колени.

— Ну и чудесно, что у мужчин все так очевидно…

Кимбра наклонилась вперед, позволив волосам упасть Вулфу на ноги и скрыть от его взгляда то, что она делает. В считанные секунды он застонал сквозь зубы и снова попытался привлечь ее к себе.

— Позволь мне! — взмолилась Кимбра.

После короткого замешательства Вулф откинулся на постель, заложил руки за голову и сплел их там, чтобы не поддаться желанию прекратить любовные игры и взять Кимбру немедленно. Позади было три дня празднества и четыре дня охоты. Неделя! Целая неделя прошла с их последней близости. Желание было почти неуправляемым, он изголодался по женщине, как волк. Он желал оказаться в горячей, шелковистой и влажной глубине ее тела и ощутить упоительные спазмы разрядки. Но в то же время хотелось, чтобы она продолжала, и Вулф готов был терпеть эту сладкую муку, даже если это его убьет. Неожиданная и смелая ласка Кимбры не просто возбуждала, она будила страсть без меры и границ. Пот градом катился по коже, дыхание стало частым и хриплым, мышцы на руках, груди и животе судорожно подергивались. Когда он понял, что больше не выдержит ни секунды, Кимбра вдруг отодвинулась и вот уже была рядом с ним в постели.

58
{"b":"17670","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бэтмен. Ночной бродяга
Квантовое зеркало
Клинки императора
Нойер. Вратарь мира
Путь к характеру
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Быстро вращается планета
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому