ЛитМир - Электронная Библиотека

– А что совет? – спросил Алекс.

– С этим все по-прежнему. Из шести человек трое, похоже, меня поддерживают. А остальные… – Атреус пожал плечами. – По иронии судьбы младший из членов совета больше всех противится переменам. Но ты наверняка помнишь, каким был Дейлос в прежние времена.

Даркурт утвердительно кивнул. Конечно же, он помнил отпрыска одной из самых знатных семей Акоры – по знатности и древности рода они могли бы посоперничать с самими Атреидами. Дейлос и в детстве отличался упрямством и высокомерием, так что Алекс не сомневался: с ним едва ли удастся договориться. Пожав плечами, Даркурт проговорил:

– Ирония еще и в том, что именно у Дейлоса меньше всего оснований для возражений. Что он знает о твоей политике? Ведь его же долго не было в Акоре…

– Похоже, путешествия не помогают ему обрести мудрость, – заметил Атреус. – К счастью, тебе это удалось.

Алекс криво усмехнулся. Интересно, что брат скажет о его мудрости, когда узнает про Джоанну? Не решившись заговорить об этом сразу, он спросил:

– А что скажешь о Тройзусе?

Атреус едва заметно поморщился.

– А что о нем можно сказать? Помалкивает, как обычно. И, как обычно, все время что-то ворчит себе под нос. Говорят, Дейлос предложил ему породниться. Речь идет о женитьбе…

Алекс с удивлением взглянул на брата.

– Но ведь для Дейлоса вступление в клан Тройзуса – это шаг вниз. Мы-то с тобой знаем, что он метит выше.

Атреус покачал головой:

– Напрасно метит. Кассандра его не послушает, а я не собираюсь уговаривать ее.

Мужчины улыбнулись, подумав о младшей сестре. Кассандра отличалась редкостным упрямством – вероятно, эту свою черту девушка унаследовала от британских предков. Она тоже была наполовину англичанкой, но этот груз давил на нее меньше, чем на Алекса, – возможно, потому, что женщина в Акоре не могла прийти к власти.

– А что говорит Меллинос? – спросил Алекс. – У него какие возражения?

Атреус скорчил гримасу.

– Меллинос утверждает, что главное для него – акорские традиции и ценности и он ни за что не допустит изменений.

– Изменения необходимы, чтобы выжить, – заявил Даркурт.

– Ты это понимаешь, – сказал Атреус. – И я – тоже. Но боюсь, что многие думают так же, как Меллинос. Они опасаются любых перемен и хотят, чтобы все оставалось как прежде. Перемены угрожают их власти, и они сделают все, чтобы не допустить их.

Алекс вопросительно посмотрел на брата.

– Сделают все, говоришь? Думаю, это слишком сильно сказано. Ведь известно: совет может высказывать свое мнение, однако на него не обращают внимания, если ва-накс придерживается иного мнения. Вот что такое акорские ценности и традиции.

– Возможно, мне следует устроить званый обед, – с улыбкой проговорил Атреус. – Я приглашу и тебя, и Меллиноса, так что вы сможете поспорить. Уверен, что ты выйдешь победителем.

– Но, похоже, ты не уверен, что это дело можно решить словами, – пробормотал Алекс.

Атреус усмехнулся.

– Кажется, меня кто-то назвал чертовски проницательным. Так что же тебя тревожит? Ты не ответил на мой вопрос.

Сделав еще один глоток вина, Алекс поставил бокал на стол и вполголоса проговорил:

– Помнишь, я как-то рассказывал об англичанине, о Ройсе Хоукфорте? Так вот, в прошлом году он пытался получить разрешение на пребывание в Акоре. Но условия не позволяли пустить сюда кого-либо – мы с тобой оба так считали. А Хоукфорта, похоже, не устроил наш ответ. Он покинул Британию девять месяцев назад, сказав сестре, что вернется через три месяца. Однако о нем до сих пор ничего не известно.

– Этому может быть множество объяснений. – Атреус пожал плечами. – В конце концов, в Европе идет война.

– Верно, – кивнул Алекс. – Но в министерстве иностранных дел отказались помочь сестре Хоукфорта. Если бы его взяли в плен или убили где-нибудь на континенте, в Англии об этом узнали бы.

– А если бы он прибыл в Акору, то об этом узнал бы я, – заметил Атреус. – Даже если бы он попал в шторм п его труп вынесло на берег.

– В другое время я бы согласился с тобой, но не сейчас, – пробормотал Алекс.

Несколько минут братья молчали, затем Атреус вновь заговорил:

– Ходят слухи, что люди, не желающие перемен, объединились и при необходимости готовы выступить против меня.

Поднявшись с кресла, Даркурт подошел к окну и окинул взглядом береговую линию. Он думал, что общение с братом успокоит его, по, как выяснилось, ошибся.

– Это предательство, – проговорил Атекс, по-прежнему глядя в окно.

Атреус тоже поднялся с кресла.

– Найдутся люди, которые назовут предательством то, что я готовлю для Акоры.

Даркурт отвернулся от окна и внимательно посмотрел на брата. Ванакс был слишком умен, чтобы не понимать, какими осложнениям чреваты его планы относительно Акоры. Этот курс он проводил очень осторожно. Причем решился на перемены лишь после долгих раздумий. Алекс знал об этом потому, что являлся главным его помощником.

По-прежнему глядя на правителя Акоры, он проговорил:

– Мир меняется очень быстро, меняется стремительно. Ни нашествия варваров, ни падение Рима – ничто не может сравниться с тем, что происходит сейчас. И если мы станем противиться изменениям, исходящим из Британии, то погибнем.

Атреус кивнул.

– Ни к чему убеждать меня в этом. Книги и машины, которые ты привозишь, являются более чем убедительным доказательством.

– Да, ты все понимаешь, – сказал Алекс. – Но почему этого не понимают другие? Почему не понимают Дейлос, Тройзус и Меллинос? Акора всегда выживала и оставалась сильной, но для этого требовались перемены. В прежние времена мы сражались бронзовыми шпагами, теперь используем стальные. Прежде у нас не было пороха, теперь мы сами его производим. Сейчас наши корабли больше, быстрее и лучше вооружены, чем когда-либо. Неужели люди не понимают, что без перемен никак не обойтись?

Атреус в задумчивости проговорил:

– Разумеется, ты прав. Но согласись, избранный нами курс приведет к переменам, отличным от тех, что происходили в прошлом. Ведь сейчас речь идет не только о новом оружии, например. Нам придется стать частью всего остального мира.

– Именно поэтому мы должны продвигаться очень осторожно, – заметил Алекс. – И всегда следует помнить о нашем наследии. В конце концов, мы затеваем все это для того, чтобы сохранить то, что нам дороже всего.

Атреус снова кивнул. Потом пристально взглянул на брата и сказал:

– Я мог бы ввести тебя в совет. Он давно уже состоит из шести человек, но, возможно, стоит увеличить число его членов. Когда-то в совете было гораздо больше людей.

– Верно, было и больше. Но согласись, еще ни разу в состав совета не входил ксенокс.

Атреус с упреком посмотрел на брата.

– Едва ли тебя можно назвать иностранцем в полном смысле этого слова.

– Но все-таки я наполовину иностранец, – пробормотал Даркурт. – И я уверен: когда речь зайдет о совете, многие заявят, что особой разницы нет.

– Однако всем известно, что я доверяю тебе больше, чем многим, – напомнил Атреус.

– Я знаю, – сказал Алекс. – Но все-таки мне следует оставаться за сценой. Кстати, в том, что я могу не отчитываться перед советом в своих передвижениях, есть и свои плюсы. А если я войду в совет, то потеряю эту свободу, что нежелательно.

– Возможно, ты прав. А ты действительно считаешь, что Ройс Хоукфорт мог оказаться в Акоре?

– Его сестра думает, что так и произошло, – ответил Алекс. – Она абсолютно в этом уверена.

– Ты беседовал с ней в Лондоне? – полюбопытствовал Атреус.

– Нет, не совсем. Видишь ли, дело в том… – Даркурт, по-прежнему стоявший у окна, внезапно умолк – он вдруг заметил закрытый паланкин, который слуги в этот момент вносили в ворота дворца.

Ванакс, внимательно наблюдавший за братом, с некоторым беспокойством в голосе проговорил:

– Так что же ты на этот раз взял с собой из Британии?

Глава 7

Чуть отодвинув шторку, Джоанна разглядывала город с любопытством и изумлением. Ведь одно дело видеть Илиус со стороны моря, из иллюминатора, и совсем другое – путешествовать по городу в паланкине. Повсюду, куда бы она ни бросала взгляд, ее радовали яркие и сочные краски. Стены большинства домов были выкрашены кремовой, голубой, красной или зеленой краской. К тому же многие дома были украшены фресками. Когда паланкин проносили по одной из улиц, Джоанна увидела молодых людей, расписывавших стены дома; причем сад, написанный красками, почти незаметно переходил в сад настоящий. И у каждого дома стояли огромные горшки с цветами. Цветы спускались с крыш, пестрели в подвесных вазах.

23
{"b":"17671","o":1}