ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут Джоанна снова вспомнила о брате и сказала себе: «Ты должна думать только о том, как спасти Ройса. Но если хочешь, чтобы Даркурт помог в поисках, то тебе, конечно же, следует проявлять благоразумие».

Джоанна принялась обдумывать, что именно должна предпринять для спасения брата, но вдруг заметила краем глаза какое-то движение. Во всяком случае, ей показалось, что колыхнулась штора у дальней арки – она лишь сейчас ее увидела.

«Наверное, за мной наблюдают», – подумала Джоанна. И ей тут же вспомнились предупреждения Алекса – он говорил о всевозможных опасностях, угрожавших в Акоре иностранцам.

Джоанне хотелось подбежать к арке, отдернуть штору… и все выяснить. Однако здравый смысл подсказывал, что следует проявить осторожность. К тому же в данном случае ей ничто не угрожало… Да и Сида сказала, что скоро вернется. Что же касается того, кто шпионил за ней… Возможно, ей следует примириться с этим. Во всяком случае, подобное любопытство не должно ее огорчать – ведь придворным, вероятно, безумно хочется узнать, как выглядит любовница принца и чем она занимается.

Тяжко вздохнув, Джоанна потянулась к бокалу, но тут рука ее дрогнула и она едва не пролила вино себе на тунику. Поставив бокал на стол, девушка снова посмотрела на шторы и на сей раз заметила блестевший между ними глаз.

– Вы можете выйти! – громко проговорила Джоанна. – Я давно уже вас увидела!

В следующее мгновение шторы раздвинулись, и в комнату вошла необыкновенной красоты темноволосая девушка. Она была ниже Джоанны и, вероятно, на несколько лет моложе. Роскошные черные кудри спадали ей на плечи и на спину, а белоснежная туника без рукавов подчеркивала изящные очертания груди и осиную талию.

Джоанна во все глаза смотрела не девушку. Как ни странно, в ее облике было что-то очень знакомое – во всяком случае, в чертах лица. Но что именно казалось знакомым? На этот вопрос Джоанна не могла бы ответить.

Итак, в покоях Даркурта находится молодая женщина. Что ж, ничего удивительного. Алекс не женат, но это не означает, что он чурается женщин. Иначе не объяснить присутствие здесь этой особы.

Джоанна откашлялась и встала из-за стола. Она понимала, что должна что-то сказать, но не знала, что именно. Действительно, что можно было сказать в подобной ситуации?

Девушка покраснела и улыбнулась.

– Ох, простите меня! – воскликнула она. – Вы наверняка считаете меня самой невоспитанной особой на свете. Но слуги столько говорят про вас… Признаться, я просто умирала от любопытства. Не сердитесь, пожалуйста.

Эта удивительная красавица акорка говорила по-английски! Причем почти без акцента!

– Я… Вы… – Джоанна в смущении потупилась. – Вы не должны…

– Нет-нет, должна! – Незнакомка грациозно приблизилась к Джоанне. – Мне давно хотелось познакомиться с англичанкой. И если я обидела вас в первые же мгновения знакомства… О, я буду сожалеть об этом всю жизнь!

Джоанна невольно улыбнулась.

– Но я вовсе не обиделась, поверьте! Просто я очень удивилась. Меня зовут… Джоанна Хоукфорт.

– И вы действительно англичанка? – спросила девушка.

– Совершенно верно.

– О… замечательно! Слуги говорили, что вы англичанка, но я боялась даже поверить в это. Ох, ну у меня и манеры! Я же забыла представиться. Принцесса Кассандра из рода Атреидов.

– Принцесса?.. – Джоанна уже начала приседать в реверансе, но Кассандра удержала ее, схватив за плечи.

– Нет-нет, что вы! Мы, женщины, не придерживаемся строгостей этикета. Возможно, мужчины этим недовольны, но вы-то знаете, что они за люди.

Кассандра весело рассмеялась, и Джоанна снова улыбнулась; она вдруг подумала, что они с принцессой могли бы стать подругами.

– Я сестра принца Александроса, если вам это интересно, – продолжала Кассандра. – Младшая, разумеется, о чем он неустанно напоминает. Такая уж у него привычка… По-моему, не очень хорошая. Но если бы только Александрос… Увы, Атреус точно такой же. Он наш с Александросом сводный брат. Они оба очень меня любят, но, пожалуй, слишком уж усердствуют в своих заботах обо мне. Впрочем, я не жалуюсь. Очень может быть, что они лучше меня знают, что мне нужно.

– Да, понимаю… – пробормотала Джоанна.

Кассандра внимательно посмотрела на нее и вновь заговорила:

– Мне всегда очень хотелось посетить Англию. Вообще-то мне везде хочется побывать, но в Британии – особенно. Александрос привозит мне оттуда такие чудесные книги и рассказывает удивительные вещи о вашей стране, но ведь это совсем не то, что побывать там, не правда ли? Мне ужасно хочется увидеть Мейфэр, походить по магазинам на Бонд-стрит, накупить сладостей в кондитерской Гюнтера, а также посмотреть на Букингемский дворец и Тауэр. Мне даже хочется пройтись по Сент-Джеймс-стрит, хоть Александрос и говорит, что леди не подобает появляться на этой улице и даже проезжать в экипаже, потому что там расположены клубы, куда женщины не допускаются. Какие глупости! Ох, у меня, наверное, ужасное произношение… Знаете, я стараюсь говорить бегло, но это не всегда получается, ведь я никогда не бывала в Англии. – Кассандра вздохнула. – Ваша страна кажется мне странной и экзотической, изумительной и таинственной. А теперь я встретила настоящую англичанку и… – Принцесса умолкла, потому что Джоанна неожиданно рассмеялась. – Ох, вы, наверное, считаете меня глупой…

– Вовсе нет, – с ласковой улыбкой сказала Джоанна. – Просто я так же говорила про Акору. Странная и изумительная, экзотическая и таинственная… А вот Лондон кажется мне самым обычным городом.

Джоанна умолчала о том, что в Лондоне далеко не все так благополучно, как казалось восторженной Кассандре. А вот Илиус показался Джоанне замечательным городом.

– Конечно, для вас это обычный город, – сказала Кассандра. – Но вы же видели весь мир. Вы жили, а я… – Девушка снова вздохнула, но уже в следующее мгновение на ее юном личике заиграла озорная улыбка. – Ой, только не думайте, что я жалуюсь. Конечно же, я счастливая. Просто иногда завидую Александросу – ведь он постоянно путешествует, а мне приходится оставаться в Акоре.

– Потому что вы женщина? – спросила Джоанна.

Кассандра кивнула:

– Да, именно поэтому. Скажите, а что вам известно об акорском обществе? Я имею в виду отношения между мужчинами и женщинами… и тому подобные вещи. Александрос что-то рассказывал вам?

Джоанна снова улыбнулась; сестра Алекса нравилась ей все больше – в ней была та естественность, которой так не хватало лондонским светским дамам.

– Так что же он вам рассказал? – допытывалась Кассандра.

– Сказал, что женщины должны быть послушными и… скромными. Вот, пожалуй, и все. Ах да!.. Еще они должны постоянно думать о том, как доставить удовольствие мужчине, которому принадлежат…

Джоанна в смущении умолкла; ей вдруг пришло в голову, что она, возможно, отзывается о мужчинах чересчур легкомысленно. Но одного взгляда на Кассандру было достаточно, чтобы убедиться: сестра Алекса прекрасно ее понимает.

– Александрос говорит мне то же самое, – кивнула Кассандра. – И можно не сомневаться, что он в это верит. Верит хотя бы отчасти. Все дело в том, что здесь, в Акоре, все кажется… гораздо проще, чем на самом деле. Вот поживете тут какое-то время и поймете, что я имею в виду.

– Надеюсь, что пойму.

«Интересно, сколько мне придется пробыть здесь? – спрашивала себя Джоанна. – Похоже, принцесса восприняла мое появление в Акоре как должное. Иначе поинтересовалась бы, как я оказалась на острове».

– Вообще-то я не очень хорошо знаю принца Александроса, – пробормотала Джоанна, чувствуя, что краснеет.

– Правда? – удивилась Кассандра. – но он же взял вас с собой, хотя раньше ничего подобного не делал. Впрочем, я не сомневаюсь, в Лондоне у него были любовницы. Конечно, кое-кто может сказать, что брат нарушил акорские традиции, но вы не беспокойтесь. Принц Александрос прекрасно знает наши законы. И знает, что имел полное право взять вас с собой. Я очень рада, что познакомилась с вами. И если у вас хватит терпения… О, у меня столько вопросов! Если хотите, я познакомлю вас с Акорой, а вы расскажете мне об Англии. Думаю, это было бы замечательно…

25
{"b":"17671","o":1}