ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Орудие войны
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Ремейк кошмара
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Солнце внутри
Скандал в поместье Грейстоун
Любовница Синей бороды
Не благодари за любовь
Призрак

– Акора переживает нелегкие времена, – медленно проговорил он.

– Потому что вы верите, будто Британия нападет на Акору?

– Отчасти…

Принцу захотелось принять душ и переодеться. Затем он должен сосредоточиться и подумать в уединении, надо, наконец, решить, как вести себя с этой женщиной, которая оказалась куда более сложной, чем он предполагал вначале.

– Оставайтесь здесь, – приказал он. – Никуда не ходите, ничего не предпринимайте. Вы меня поняли?

Джоанна кивнула. Даркурту показалось, что она недовольна его нерешительностью, но, похоже, готова его послушаться. Вынув из сундука свежие вещи, он отправился в бассейн.

Едва за ним закрылась дверь, Джоанна перевела дыхание и села на край кровати. Ноги ее дрожали, взглянув на них, она вспомнила о бараньем желе, которое Малридж заставляла ее есть, когда малышка Джоанна плохо себя чувствовала. Голова слегка кружилась, в ушах звенело, словно рядом поднялся в воздух потревоженный рой пчел.

Но что странно, ее груди вдруг стали каменно-тяжелыми, соски – чувствительными, а самое укромное место ее тела внезапно как-то странно увлажнилось.

Дышать, надо дышать… Вдох-выдох, вдох-выдох…

Джоанна слышала, как рядом в бассейне плещется и льется вода. Она потоками стекает по его тугим мышцам, ласкает его великолепное тело, играет на упругой бронзовой коже.

Принц Александрос выслушал ее, она должна радоваться этому. И не сказал то, чего она опасалась: он не упрекнул ее во лжи, не усомнился, что она может находить потерянное с помощью своего дара. Он поверил. Поверил! Но потом вдруг заявил, что ему необходимо принять душ. Капли воды, медленно стекавшие вниз по его телу…

О Господи! Не дурочка же она в самом-то деле, которая будет раздумывать над естественной реакцией здорового и очень красивого мужчины. Если бы только все было именно так! Все естественно, ничего особенного, и нет причин чувствовать себя так, словно мир перевернулся и ушел у нее из-под ног.

Джоанна принялась ходить взад-вперед по холодному полу, чувствуя, как мягкий шелковый подол щекочет ее ноги. За окнами открывался чудесный вид – все так мирно и благополучно. Стоят на якорях в гавани корабли, другие скользят по гладкой голубой поверхности Внутреннего моря. Телеги и колесницы погромыхивают на улицах. А за городом золотые поля нежатся на жарком солнце.

Все это похоже на рай. Но где-то прячется змей…

Воду выключили. Джоанна повернулась, посмотрела на дверь и быстро отвернулась. Минуты бежали за минутами.

Она закрыла глаза, собираясь с силами, и внезапно увидела внутренним взором ее – маленькую зеленую змейку, ползущую по садовой стене возле старой постройки в Хоук-форте. Можно не сомневаться, что она ищет птичьи яйца или другие деликатесы. Гибкое тело, словно перетекая в блестящей оболочке, ни секунды не оставалось в покое. Сколько раз Джоанне доводилось лежать на стене, греясь на летнем солнышке, и вяло наблюдать за зарождением неизбежной трагедии?

– Джоанна!

Она подняла голову и увидела Алекса, с тревогой смотревшего на нее. С трудом вздохнув, женщина попыталась улыбнуться.

– Я просто задумалась.

Его намокшие черные волосы крупными кудрями падали на лицо, делая его еще более привлекательным. На принце была простая туника из неотбеленного льна, перехваченная на поясе шнурком и доходившая ему до середины бедер. В правой руке он держал шпагу в ножнах из чеканной бронзы. Положив оружие на сундук, Даркурт посмотрел на Джоанну.

– Что-то во мне против того, чтобы вы это делали, – сказал он.

– Что… делала?

– Думали. – И, не дожидаясь, чтобы вспыхнувший в ее глазах огонек протеста заставил ее возразить, он поспешно добавил: – Обратите внимание, я сказал: «что-то во мне», а не весь я. Да, разум подсказывает мне, что это глупое желание.

– Вы вовсе не глупец. – Она говорила чуть охрипшим голосом.

Александрос провел рукой по влажным волосам, и даже этот простой жест взволновал Джоанну.

– Последнее время я именно глупцом себя и чувствую, но не обращайте на это внимания. Итак, вы голодны?

При мысли о еде у нее подвело живот.

– Позволю себе все же вам напомнить, – проговорила молодая женщина, – вы собирались объяснить мне, почему в Акоре настали нелегкие времена.

Его взгляд проник в самую глубину ее существа и заставил ее содрогнуться так, словно Алекс прикоснулся к ней.

– Правда? – переспросил принц самым невинным тоном.

– Возможно, мне только показалось, но, если вы ничего мне не объясните, я буду вынуждена сделать свои выводы, – сказала леди Хоукфорт.

Он молча и оценивающе, как показалось Джоанне, посмотрел на нее. Что ж, если он хочет бросить ей перчатку, она не задумываясь поднимет ее. Кассандра не хотела говорить, как принимают иностранцев в Акоре, но показала это. Может быть, и молчание Даркурта столь же красноречиво?

– Рассказывая мне о своих видениях, Кассандра сказала, что видела ослабевшую Акору. Однако на этот раз страна пострадала не от природы, а от человека. – Она вопросительно посмотрела на Алекса, не отрывавшего от нее взгляда, но его лицо оставалось непроницаемым. Кивнув на окно, Джоанна продолжила:

– Все вокруг кажется таким идиллическим. А меж тем мир постоянно меняется, все в нем становится иным, и здесь… – Она не договорила, любуясь Илиусом и раскинувшимися за чертой города полями. Похоже, взору Джоанны открывалось что-то невидимое простому смертному, нечто гораздо большее. – В Англии, – продолжала она, – это новые фабрики, машины, которые меняют быт людей. Думаю, ничто не способно остановить неизбежные перемены в мире.

– Вы абсолютно правы, – согласился с ней Даркурт. – Вам говорят что-нибудь имена Сэмюэля Слейтера и Уильяма Кокерилла?

Джоанна задумалась, вспоминая.

– О Кокерилле я знаю, – кивнула она. – Несколько лет назад он стал причиной скандала. Тогда прошел слух, что Кокерилл уехал во Францию, прихватив с собой чертежи машин, которые были только в Великобритании. Помню, мы с Ройсом толковали об этом.

– Слейтер сделал то же самое, только он отправился в Америку, – сказал Даркурт. – Судьба таких людей убеждает нас в том, что распространение знаний невозможно остановить, их не спрячешь за пограничным постом. Этот урок Акора тоже должна усвоить. Еще недавно мы сравнительно легко могли защитить нашу страну, покупать новейшее оружие и быть готовыми использовать его, но скоро этого станет недостаточно. Паровой двигатель даст людям такую же силу, как ружье. И если мы позволим себе оставаться такими, как сейчас, то губительные перемены не заставят себя ждать – нас сметет волной всего нового.

– Я видела это новое в разных местах Великобритании, – промолвила Джоанна. – Шахты изрезали землю провинции, фабрики изнуряют рабочих до предела. Если это судьба, то я никому не желаю такой.

– Я тоже, – согласился Алекс. – Мы должны научиться использовать новую силу себе в помощь. Мой брат верит, что это возможно, я тоже, но… – Он замолчал на минуту. – Есть в Акоре люди, которые восстают против любых перемен. В них они видят опасность изменения статус-кво, что может нанести ущерб их положению, вот они и готовы на все, лишь бы ничего не менялось.

– Несмотря на желания ванакса?

Даркурт кивнул. Он пришел к решению и думал теперь только об одном: если бы жар страсти можно было смыть столь же легко, как пот от изнурительных тренировок. Джоанна Хоукфорт не была похожа ни на одну из тех женщин, кого он знал. Глупо не признавать это и… не воспользоваться. И все же он с некоторым трудом заставил себя произнести:

– Если ванакс примет решение, оппозиция умолкнет. Однако в нашем совете есть люди, у которых жажда власти пересиливает чувства долга и чести.

Джоанна подумала, что Даркурт говорит ей такие вещи, каких не слышал ни один иностранец. Взвесив его слова, она спросила:

– И сколько же в совете таких людей? Настолько много, что их мнение может оказаться существенным?

– Возможно, трое из шести, то есть половина. Это Дей-лос, Тройзус и Меллинос. Если исключить членов королевского дома Атреидов, то они представляют самые богатые и влиятельные роды Акоры, – ответил принц.

33
{"b":"17671","o":1}