ЛитМир - Электронная Библиотека

– И все же их всего трое. Неужели они представляют для Акоры серьезную опасность?

– При обычных обстоятельствах – нет, – признался Алекс. – Но есть один момент. Около года назад в стране сформировалась группировка, представители которой требуют более радикальных перемен, чем те, на которых настаивает ванакс. Их лидер грозил даже устроить в Акоре революцию – вроде той, что была во Франции. Дело в том, что мы не знаем, сколько жителей страны их поддерживают и какое влияние они оказывают на акорцев, однако нам известно, что число этой группировки постоянно растет.

– Значит, вашему брату приходится непросто: с одной стороны, его беспокоят реакционеры, опасающиеся каких бы то ни было перемен, а с другой – те, кто этих перемен жаждет? Неудивительно, что Кассандра видела, как Акора слабеет изнутри. Такой ситуации ни один правитель не позавидует.

– К сожалению, это так, но Атреус – смелый человек и мудрый правитель. Не сомневаюсь, что Акора сможет преодолеть эти трудности. И я намереваюсь сделать все возможное, чтобы помочь моей стране, – заявил Алекс.

– А я намерена сделать все возможное, чтобы разыскать Ройса, – с вызовом сказала леди Хоукфорт.

В наступившей тишине они изучающе смотрели друг на друга. Алекс видел перед собой женщину удивительной смелости и благородства чувств, от ее близости в нем закипала кровь, он искренне восхищался ею. Если бы он мог следовать только своему желанию, то без раздумий воспользовался бы правом сильного – обладать ею и защищать ее. Для Джоанны же Даркурт был живым воплощением мужчины ее мечты. При других обстоятельствах так просто было бы забыть обо всем на свете и слышать только голос страсти, который все громче звучал в ней.

Но, увы, это пока что нереально: у нее были обязанности, забыть о которых она не могла.

– Я предлагаю, – неожиданно спокойно прозвучал голос Алекса, – объединить наши усилия. – Он уже сумел собраться с духом и решил использовать редкий дар этой женщины и ее отчаянное желание найти брата. Это только пойдет на пользу Акоре. И лишь ему одному будет известно, какую цену он за это заплатит.

– Прекрасная мысль, – согласилась Джоанна, намеренно не обращая внимания на протест собственного сердца. С пониманием относясь к желанию Алекса служить Акоре, она помнила, что Ройс для нее на первом месте. Она сделает все и будет иметь дело с кем угодно, лишь бы найти и спасти брата.

Даркурт с улыбкой гладил ее бархатистую щеку костяшками пальцев. Леди Хоукфорт с трудом сдерживала охватившую ее дрожь. В глазах Алекса промелькнула тень сожаления, но она ничего не заметила, потому что отвернулась за мгновение до этого, желая скрыть выдававшие ее чувства.

Глава 10

Приняв решение, он должен быть тверд. Хотя Алек-сандросу не надо было говорить, какую опасность он навлекает на себя, поддавшись соблазну страсти. Даркурт отступил назад, глядя в стену над ее плечом. И все же не видел ничего, кроме нее.

– Вы имеете представление, где может находиться Ройс? – спросил он.

– Нет, но я могу попробовать… – Джоанне казалось, что ее щека горит в том месте, которого только что касался Даркурт. И еще она чувствовала, что ее наполняет удивительное – легкое и приятное – чувство. – Для этого мне надо сосредоточиться в спокойном месте. Чтобы меня никто не беспокоил. – Она надеялась, что Даркурт поймет намек и уйдет, дав ей возможность собраться с мыслями.

Но он не ушел.

– Здесь, во дворце, есть зал, – сказал принц. – Кассандра иногда уединяется там, вызывая свои видения. Она считает, что зал ей помогает. Может, и вам он окажется полезен.

Любопытство охватило Джоанну – любопытство и еще потребность обрести покой, чтобы сосредоточиться. Сына мельника она нашла очень легко, еще будучи девочкой, но с тех пор у нее не было необходимости применять свой дар для поиска человека. То, что она собирается сделать сейчас, возможно, станет самым главным поступком всей ее жизни.

До сих пор она уверенно находила газеты и всякую мелочь, но теперь, когда возникла необходимость отыскать брата, Джоанну сковала неуверенность.

– Я бы хотела увидеть этот зал, – произнесла она. Оглядевшись по сторонам, Алекс заметил синий плащ, который Сила принесла вместе с прочей одеждой для Джоанны, и осторожно накинул его на плечи девушке. Почувствовав, как напряглось от его прикосновения ее тело, он быстро опустил руки.

– Сюда, – сказал принц, откидывая штору, закрывавшую арку, и ожидая, пока Джоанна последует за ним.

Леди Хоукфорт быстрыми шагами двинулась за Алексом, сжимая у горла воротник плаща, словно хотела стать менее заметной. Какая глупость, ведь в действительности она чувствовала себя так, словно на нее смотрит весь мир.

Коридор личных покоев принца освещался солнцем, льющимся в высокие окна. Похоже, коридор тянулся вдоль всего дворцового крыла. В самом его конце Джоанна увидела вход в другие покои. А в том, что в середине коридора имелся арочный проем, можно было не сомневаться. Между этим проемом и покоями Алекса в стене зияло небольшое вертикальное отверстие, в которое с трудом мог протиснуться человек. За ним вела наверх узкая винтовая лестница. Алекс первым пошел по ней и, оказавшись на нижней лестничной площадке, дождался Джоанну и указал ей на деревянную дверь.

– Сейчас мы находимся на уровне земли, – сказал он. – Отсюда есть выход на тропинку, ведущую в город. – Даркурт снял с крюка фонарь, зажег его и продолжил спуск. Неровный свет фонаря лишь подчеркивал таинственность обстановки.

– Где мы? – спросила Джоанна, и эхо далеко разнесло ее голос.

– Возле пещер, расположенных под дворцом.

Она смотрела на его широкую спину и старалась унять дрожь. Возле Хоукфорта тоже были пещеры. Им с Ройсом строго-настрого запретили ходить туда, после чего они, разумеется, именно в пещеры и направились. Там Джоанна чувствовала себя иначе: хотя брат с сестрой и не уходили слишком далеко, но вкусили истинное удовольствие от страха, который так любят дети.

Теперь все было не так. С каждым шагом они спускались все глубже и глубже под землю. Вскоре стало казаться, что дворец остался где-то далеко наверху. Стояла полная тишина, нарушаемая лишь звуком их шагов. Когда и они затихли, Джоанна поежилась, от страха у нее перехватило горло. Каменные, отполированные до блеска сотнями ног, уложенные века назад ступени закончились. Под ногами у них оказалась холодная и влажная земля; сквозь тонкие кожаные сандалии Джоанна ощутила могильный холод. Свет фонаря не мог разогнать кромешную тьму, наступавшую на них со всех сторон.

– Я, право, не думаю… – заговорила девушка.

– Сюда, – перебил ее Алекс. Его высокая фигура согнулась, и он прошел в узкое отверстие в стене пещеры.

Джоанна направилась следом за ним – только для того, чтобы не остаться одной в пугающей тьме.

Они оказались в зале, стен которого она сразу не увидела, так он был велик. Здесь пахло не морем, но запах все же показался Джоанне знакомым, он напоминал ей тот, что был у минеральных источников в Бате, куда она ездила несколько лет назад. Алекс по одному зажег светильники, висевшие вдоль стен в железных скобах. Когда зал наполнился светом, девушка восхищенно ахнула. Она стояла в помещении размером с собор, с высокими потолками, над которыми трудилась не рука человека, а сама природа. С потолка свисали вниз стройные сверкающие конусы белых, розовых и зеленых кристаллов, напоминающие волшебные люстры. Такие же конусы поднимались с земли. Они образовывали нечто вроде коридора, который вел к каменному выступу в скале в дальней стене зала.

Джоанна медленно побрела туда на дрожащих ногах. Приблизившись, она обнаружила, что из выступа поднимается гигантский кристалл, который она не смогла бы даже обхватить руками. В свете фонарей кристалл мерцал кроваво-красным светом, словно это пульсировало сердце самой Земли.

– Что это? – спросила она восхищенным шепотом. В таком месте говорить громко казалось святотатством.

34
{"b":"17671","o":1}